EN
   Е-Транс
    Главная        Контакты     Как заказать?   Переводчикам   Новости    
*  Переводы
Письменные профессиональные


Письменные стандартные


Устные


Синхронные


Коррекция текстов


Заверение переводов
*  Специальные
 Сложные переводы


 Медицинские


 Аудио и видео


 Художественные


 Локализация ПО


 Перевод вэб-сайтов


 Технические
*  Контакты
8-(383)-328-30-50

8-(383)-328-30-70

8-(383)-292-92-15



Новосибирск


* Красный проспект, 1 (пл. Свердлова)


* Красный проспект, 200 (пл. Калинина)


* пр. Карла Маркса, 2 (пл. Маркса)
*  Клиентам
Способы оплаты


Постоянным Клиентам


Аккаунт Клиента


Объёмные скидки


Каталог РФ


Дополнительные услуги
*  Разное
О Е-Транс


Заказы по Интернету


Нерезидентам


Политика в отношении обработки персональных данных


В избранное  значок в избранном









Подробная информация об османском языке
Османский язык

Османский язык (самоназвание: لسان غثمانی lisân-ı Osmânî, тур. Osmanlıca, Osmanlı Türkçesi), называемый также староанатолийско-тюркским, староосманским или османско-турецким, — государственный язык Османской империи, принадлежит к огузской подгруппе тюркских языков. Несмотря на то, что османский язык был тюркским в своей основе, его лексика доходила в некоторых произведениях до 80—90 % арабских и персидских слов, причём арабизмы в большинстве своём пришли (как и в другие тюркские языки) через персидское посредство. Помимо этого, использовались отдельные арабские и персидские грамматические конструкции (например, изафет). Поэтому к середине XIX века османский язык очень сильно отличался от разговорных турецких диалектов (хотя, с другой стороны, и влиял на них). Использовался арабский алфавит с некоторыми модификациями (общими с персидской письменностью, за исключением буквы каф с тремя точками сверху — для заднеязычного [ŋ], который не сохранился в современном литературном турецком, но присутствует в ряде современных тюркских языков, например, в татарском, казахском).

Периодизация

I. Староанатолийско-тюркский (XIII — конец XV вв.) — формировался в сложной этнической обстановке в Малой Азии, сложившейся после переселения сельджуков в Анатолию, ядро их составляли огузские племена, в завоеваниях принимали участие также кипчакские и карлукские племена. Обычно староанатолийско-тюркский выделяют в отдельный язык.

II. Собственно османский:

1. Раннетурецкий или раннеосманский (вторая половина XV—XVI вв.).

2. Среднетурецкий или среднеосманский (XVII — первая половина XVIII вв.) — «золотой век» османской литературы, максимальный отрыв письменно-литературного языка от народно-разговорного.

3. Новотурецкий или новоосманский (первая половина XIX — первая четверть XX вв.).

III. Собственно турецкий (с 30-х гг. XX века).

С середины XIX века (после танзимата) стал складываться так называемый новоосманский язык, стоящий ближе к разговорной речи и содержащий много заимствований из западноевропейских языков. После образования Турецкой республики (1924) был кодифицирован современный турецкий литературный язык, с письменностью, основанной на латинском алфавите (1928), и османский язык вышел из употребления.

Турецкая языковая реформа. Катастрофический успех

Всю вторую половину 19 и начало 20 века в Османской империи кипели страсти по поводу улучшения языка. Закончились споры уже в республиканской Турции языковой реформой 1928 года, после которой был создан, по-сути, абсолютно новый турецкий язык.

Письменность была переведена на латинский алфавит. Писать по-турецки арабскими буквами, под страхом тюремного заключения, запрещено законодательно. (16)

Громадные изменения претерпела лексика. Число “исконно турецких” слов в последние 50-60 лет увеличилось с прежних 10-15 процентов до нынешних 75-80 процентов (17) . Причем за “исконно турецкие” слова зачастую являются наскоро состряпанными неологизмами.

Профессор Оксфордского университета Джефри Льюис в лекции “Турецкая языковая реформа. Катастрофический успех”, произнесенной в институте Ярринга в Швеции в 2002 году, в частности говорит: “…безграничная энергия Кемаля Ататюрка, а также его полномочия как президента Республики, побудили его начать этническую чистку языка. В 1928 году он изменил алфавит: арабо-персидскую письменность заменил на латиницу.

Два года спустя, он написал короткое предисловие к книге об истории и потенциале языка, в которое включил эти роковые слова: "Турецкий народ, который знает, как защитить свою территорию и свою возвышенную независимость, должен освободить свой язык от иностранного ига(...)".

Предписывались три метода получения необходимых слов, призванных сделать турецкий язык независимым от иноязычной лексики: изучить ресурсы разговорный язык, собрать нужные слова, найденные в старых текстах, и, если необходимо, создать новые слова из существующих корней и суффиксов.

В октябре 1932 года начался сбор слов. Каждый провинциальный губернатор председательствовал в коллекционном комитете. В течение года более 35000 слов было записано. Между тем, ученые, в поисках слов вышедших из употребления или никогда не использовавшихся в Турции, переворошили словари тюркских языков и более 150 старинных текстов. Их “улов” за год составил 90.000 слов. В 1934 году результаты обоих мероприятий были опубликованы в книге под названием Tarama Dergisi. (...)

Журналисты писали свои статьи на османском языке, а затем передал их в специальные комиссии (ikameci). Ikameci открывали свою копию Tarama Dergisi и заменяли слова из османского языка эквивалентами выбранными из этой книги. В то же самое время, в офисе другой газеты, другая комиссия выбирала другие эквиваленты, оказавшиеся теми же слова из османского языка.

В тот момент Ататюрк решил, что реформа вступила в тупик, и что разумнее было бы сохранить в языке все иностранные слова, для которых не было найдено турецких синонимов, обеспечив их турецкой этимологией.(К примеру, старое слово “цивилизация” - “medeniyet”. Оно арабского происхождения. Но дело было представлено так, будто арабы заимствовали его у турок).

Однако, многие из реформаторов вместо того, чтобы изобретать этимологию для обреченных арабских и персидских слов, честно пытался найти чистого турецкие аналоги для них, и сделали несколько грубых ошибок. Например, не было турецкого эквивалента арабскому “Маариф” - “образование”. Реформаторы заменили его словом “Egitim” которое, якобы, происходит от древнего глагола egitimek - воспитывать. Но глагола egitimek никогда не существовало. Это было неправильное истолкование глагола igidimek - накормить (людей или животных). Но это не помешало “Egitim” стать современным турецким словом для обозначение понятия “образование”. (...)

Многие неологизмы были правильно построены из турецких корней и суффиксов. Например “altyap?” - “потенциал”, заменившее французский enfrastrüktür . Но слишком много неологизмов, однако, не были построены правильно. (...)

Среди них неологизмы составленные лично Ататюрком для геометрии. (До 1937 года турецкие школьники все еще ??изучали геометрию по османским техническим терминам. Изменения начались зимой 1936/7, когда Ататюрк написал небольшую книгу об элементах геометрии, опубликовав ее анонимно ). Для замены арабских названий фигур: треугольник, пятиугольник и т.д, он придумал новые слова: добавив к соответствующей цифре недавно изобретенный суффикс - «ген». Так «треугольник» стал «üçgen». Но «отец турок» не учел, что для многих поколений крестьян в Анатолии слово «üçgen» могло означать только «три паровых поля». (...)

Новые технические термины были разработаны и для других отраслей науки, хотя не все они сегодня используются на практике. Например, врачи предпочитают термины из английского или французского языков. (...)

Позвольте подвести итог, назвать четыре причины, по которым реформы стали катастрофическими. Во-первых: реформаторы не ликвидировали разрыв между интеллигенцией и не интеллектуалами - они сделали все, чтобы создать новый разрыв. Во-вторых: язык обеднел, не нашлось турецкой замены для всех арабских и персидских слов, преданных забвению. Эти потери влияет на каждого турка, который при разговоре или письме, ищет слова, чтобы выразить свои чувства, но не находит их, потому что слова мертвы, как этрусский язык. В-третьих, многие из произведенных замен - далеко не чисто турецкие. В-четвертых: большинство турок в возрасте до 50 лет отрезаны от литературных трудов 1920-х и 1930-х годов, одного величайших периодов своей литературы. "Перевод на современный турецкий", что вы увидите в книжных магазинах не может заменить реальные первоисточники.”

Наследие османского языка

Османский язык не умер внезапно. В той или форме он использовался в Турции до 50-ых годов прошлого века.

По-мнению специалистов-языковедов, современный турецкий язык не является прямым продолжением османского языка (языка администрации и литературы Османской империи второй половины 19 - начала 20 веков). Однако, ученые не договорились, что же является его основой: стамбульский диалект, городской говор Анкары или же народный “вульгарный” вариант османского языка.

Ближе, нежели нынешний турецкий, к османскому языку современный азербайджанский язык, столь богатый арабскими и персидскими заимствованиями. Его родоначальником во второй половине 19 века стал Мирза Фатали Ахундов.

“Энциклопедия Кольера” сообщает:

“Письменная азербайджанская литература возникла в течение одного поколения после окончательного включения страны в состав России (1813-1828). Символом ее становления стал один из самых выдающихся азербайджанских писателей Мирза Фатали Ахундов (1812-1878). Для азербайджанской культуры 19 в. было характерно распространение идей просветительства, образования и реализма. В конце концов это привело к формированию литературного языка,(...) который вытеснил персидский в качестве письменного языка.»

В дальнейшем азербайджанский язык имел слабое распространение. Пока в 1956 году не был провозглашен государственным языком в Азербайджанской ССР. Из речи президента Гейдара Алиева на расширенном обсуждении статьи о государственном языке в проекте новой Конституции Азербайджанской Республики 1995 год:

«В первой Конституции Азербайджана, принятой в 1921 году¸ статьи о государственном языке не было вообще.

В Конституции Азербайджана, принятой в 1937 году¸ также не было никакой статьи о государственном языке.

В 1956 году Верховный Совет Азербайджанской Республики внес дополнения в конституцию, принятую в 1937 году. В конституцию была добавлена статья о том, что государственным языком в Азербайджанской Республике является азербайджанский язык. Люди, которые работали в то время, помнят это. В тот период принятие этой статьи вызвало определенные споры в республике. Я тоже тому свидетель. Меры, осуществленные после принятия данной статьи, вызвали еще большие споры и недовольства. Это, могу сказать, поставило республику в трудное положение. Так как в то время сразу после принятия такой статьи - иногда и такое случается, некоторые люди хотели показывать себя слишком большими патриотами, слишком близкими к интересам нации - были даны указания о том, чтобы во всех учреждениях, организациях вся переписка велась только на азербайджанском языке. Начали менять шрифты на пишущих машинках.

Несомненно, что в те годы в нашем делопроизводстве, секретариате, переписке преобладал русский язык, так как основная работа проводилась на русском языке. Поэтому большинство работников тоже были русскоязычные - или русской, или армянской национальности, или же русскоязычные азербайджанцы. Некоторых из них начали увольнять с работы, что вызвало в Азербайджане большое недовольство. И этим воспользовались силы, которые испытывали к Азербайджану неприязненное, а возможно и враждебное отношение. Вы помните, что в 1959 году Центральный Комитет Коммунистической Партии Советского Союза принял постановление о национализме в Азербайджане. Тогда было сменено руководство Азербайджана, и некоторые должностные лица, воспользуясь этим, добивались своих личных целей. В любом случае, эта история Вам знакома. Потом все это в определенной степени улеглось». (Источник: http://new.chronologia.org/v13/statin_osman.php)

Современный турецкий язык был создан в начале XX века путём кодификации народных разговорных диалектов Турции и не является прямым продолжением османского языка. Однако за несколько столетий использования османская письменная традиция оказала на эти диалекты сильное влияние. Одно из основных отличий современного турецкого языка от османского — это более широкое использованием тюркских неологизмов вместо арабо-персидских заимствований (доля последних в турецком языке составляет около 30 % против 80 % в османском), а также меньшее количество сложных слов.

В начале XXI в. чеченские джихадисты рассматривали османский язык (наряду с арабским) как возможный наднациональный язык для «Кавказского эмирата», однако возобладала точка зрения сторонников арабского языка.

Османская империя (осм. دولت عالیه عثمانیه‎ — Devlet-i Âliyye-i Osmâniyye), также Оттоманская империя, Оттоманская Порта или просто Порта — государство, созданное в 1299 году тюркскими племенами Османа I в северо-западной Анатолии. После падения Константинополя в 1453 году Османское государство стало именоваться империей. Падение Константинополя явилось важнейшим событием в развитии турецкой государственности, так как после победы 1453 года Османская империя окончательно закрепилась в Европе, что является важной характеристикой современной Турции. Империя достигла наибольшего возвышения при правлении султана Сулеймана I. Её земли охватывали часть Европы, Азии и Африки. Правление османской династии длилось 623 года, с 27 июля 1299 года по 1 ноября 1922 года, когда монархия была упразднена.

В XVI—XVII веках Османская империя достигла наивысшей точки своего влияния в период правления Сулеймана Великолепного. В этот период Османская империя была одной из самых могущественных стран мира — многонациональное, многоязычное государство, простиравшееся от южных границ Священной Римской империи — окраин Вены, Королевства Венгрия и Речи Посполитой на севере, до Йемена и Эритреи на юге, от Алжира на западе, до Каспийского моря на востоке. Под её владычеством находилась бо́льшая часть Юго-Восточной Европы, Западная Азия и Северная Африка. В начале XVII века империя состояла из 32 провинций и многочисленных вассальных государств, некоторые из которых были позже захвачены ею — в то время как другим была предоставлена автономия.

Столицей империи был Константинополь (ныне Стамбул). Империя контролировала территории Средиземноморского бассейна. Османская империя являлась связующим звеном Европы и стран Востока на протяжении 6 веков.

После международного признания Великого национального собрания Турции, 29 октября 1923 года, вскоре после подписания Лозаннского мирного договора (24 июля 1923 года), было провозглашено создание Турецкой Республики, являвшейся преемницей Османской империи. 3 марта 1924 года был окончательно ликвидирован Османский халифат. Полномочия и обязанности халифата были переданы Великому национальному собранию Турции.

Название Османской империи на османском языке — Devlet-i ʿAliyye-yi ʿOsmâniyye(دَوْلَتِ عَلِيّهٔ عُثمَانِیّه), либо — Osmanlı Devleti (عثمانلى دولتى). В современном турецком языке её именуют Osmanlı Devleti или Osmanlı İmparatorluğu. На Западе слова «Османская» и «Турция» использовались как взаимозаменяемые в период империи. Эта взаимосвязь перестала использоваться в 1920—1923 годы, когда у Турции появилось единое официальное название, используемое европейцами со времён сельджуков.

История Османской империи насчитывает более 600 лет. Османская империя существовала с 1299 по 1923 годы.

Осман (годы правления 1288—1326), сын и наследник Эртогрула, в борьбе с бессильной Византией присоединял к своим владениям область за областью, но, несмотря на растущее могущество, признавал свою зависимость от Ликаонии. В 1299 году, после смерти Алаэддина-паши (сына Османа I) он принял титул «султан» и отказался от признания власти его наследников. По его имени турки стали называться османскими турками или османами. Власть их над Малой Азией распространялась и укреплялась, и султаны Конии не смогли воспрепятствовать этому.

С этого времени у них возникает и быстро увеличивается, по крайней мере количественно, собственная литература, хотя и весьма мало самостоятельная. Они заботятся о поддержании торговли, земледелия и промышленности в завоёванных областях, создают хорошо организованную армию. Развивается могущественное государство, военное, но не враждебное культуре; в теории оно является абсолютистским, но в действительности полководцы, которым султан давал разные области в управление, часто оказывались самостоятельными и неохотно признавали верховную власть султана. Нередко греческие города Малой Азии добровольно отдавали себя под покровительство могущественного Османа.

Сын и наследник Османа Орхан I (1326—59) продолжал политику отца. Он считал своим призванием объединить под своей властью всех правоверных, хотя в действительности завоевания его направлялись более на запад — в страны, населённые греками, чем на восток, в страны, населённые мусульманами. Он очень искусно пользовался внутренними раздорами в Византии. Не раз спорящие стороны обращались к нему как к третейскому судье. В 1330 г. он завоевал Никею, важнейшую из византийских крепостей на азиатской почве. Вслед за тем во власть турок попала Никомедия и вся северо-западная часть Малой Азии до Чёрного, Мраморного и Эгейского морей.

Наконец в 1356 году турецкое войско под начальством Сулеймана, сына Орхана, высадилось на европейском берегу Дарданелл и овладело Галлиполи и его окрестностями.

В деятельности Орхана по внутреннему управлению государством его постоянным советником был его старший брат Аладдин, который (единственный пример в истории Турции) добровольно отказался от прав на престол и принял пост великого визиря, специально для него учреждённый, но сохранившийся и после него. Для облегчения торговли было урегулировано монетное дело. Орхан чеканил серебряную монету — акче от своего имени и со стихом из Корана. Он построил себе в только что завоёванной Бурсе (1326) роскошный дворец, по высоким воротам которого османское правительство получило имя «Высокой Порты» (дословный перевод османского Bab-ı Âlî — «высокие врата»), нередко переносимое на само османское государство.

В 1328 году Орхан дал своим владениям новое, в значительной степени централизованное управление. Они были разделены на 3 провинции (пашалыка), которые делились на округи, санджаки. Гражданское управление было соединено с военным и подчинено ему. Орхан положил начало войску янычар, вербовавшемуся из христианских детей (сначала 1000 человек; позднее число это значительно возросло). Несмотря на значительную долю терпимости к христианам, религия которых не преследовалась (хоть с христиан и брали налоги), христиане массами переходили в ислам.

• 1352 г. — захват Дарданелл.

• 1356 г. — захват Галлиполи.

С 1358 до Косова поля

После взятия Галлиполи турки укрепились на европейском берегу Эгейского моря, Дарданелл и Мраморного моря. Сулейман умер в 1358 г., и Орхану наследовал второй его сын, Мурад (1359—1389), который хотя и не забывал о Малой Азии и завоевал в ней Ангору, но центр тяжести своей деятельности перенёс в Европу. Завоевав Фракию, он в 1365 г. перенёс свою столицу в Адрианополь. Византийская империя была сведена к одному Константинополю с ближайшими его окрестностями, но продолжала сопротивляться завоеванию ещё почти сотню лет.

Завоевание Фракии привело турок в ближайшее соприкосновение с Сербией и Болгарией. Оба государства проходили период феодального дробления и не могли консолидироваться. В несколько лет они обе потеряли значительную часть своей территории, обязались данью и стали в зависимость от султана. Однако были периоды, когда этим государствам удавалось, пользуясь моментом, частично восстановить свои позиции.

Османы вступили в столкновение с сербскими владетелями и одержали победы при Черномене (1371) и при Савре (1385).

Битва на Косовом поле (серб. Косовска битка или бој на Косову; тур. Kosova Meydan Muharebesi) — крупное сражение, состоявшееся 15 июня 1389 года между объединённым войском сербских феодалов в союзе с Боснийским королевством с одной стороны и армией турок-осман с другой. Битва произошла на Косовом поле, в 5 километрах от современной Приштины. Сербские войска возглавляли князь Лазарь Хребелянович, Вук Бранкович и великий воевода Влатко Вукович. Османским войском командовал султан Мурад I вместе со своими сыновьями Якубом и Баязидом.

В бою погибла большая часть сражавшихся армий и оба предводителя: Лазарь, попавший в плен и затем казнённый, и Мурад, предположительно убитый Милошем Обиличем. Несмотря на победу османских войск, сразу же после битвы армия султана спешным маршем направилась к Адрианополю из-за больших потерь, а также опасений наследника Мурада Баязида, что смерть его отца может привести к смутам в Османской империи. Косовская битва играет важную роль в сербском национальном самосознании, истории и фольклоре.

Лазарь и Милош Обилич почитаются как святые православной церковью.

После битвы на Марице османы расширили круг своих вассалов, им подчинились города на Эгейском побережье и важные транспортные пути. В 1383 году они приблизились к Салоникам, захватив Серре и окрестные области. Уже тогда к ним обращались монахи из афонских монастырей, чьи владения оказались под угрозой и которые пытались сохранить свои обители от разорения. Посредством полуострова Галлиполи османы поддерживали связь с Малой Азией, а также наладили контакты с Венецией и Генуей, враждовавшими друг с другом из-за влияния над остатками некогда мощной Византии.

В этот период турки сформировали стратегию своей экспансии. Они охотно участвовали в междоусобицах христианских правителей, при этом постепенно осваиваясь на их территориях и подчиняя себе тех, кому ранее обещали помогать. В качестве повода для подчинения себе той или иной области они обычно использовали смерть местного правителя или усобицы в его семье. Свои походы османы предпринимали на достаточно далёкие расстояния. Как правило, во всех областях Балканского полуострова турецкие отряды появлялись задолго до того, как османское государство становилось их непосредственным соседом.

На землях князя Лазаря Хребеляновича турки появились ещё в 1381 году, когда княжеский воевода Цреп разбил их на Дубравнице близ Парачина. Вероятно, турецкий отряд оказался там после операции в Болгарии. В 1386 году османы предприняли гораздо более серьёзное вторжение. Их армию возглавлял сам Мурад, который дошёл до Плочника в Топлице. Во время этого похода турки атаковали монастырь Грачаница, где сгорела внутренняя башня, хранившая ценные рукописи и книги.

В августе 1388 года, воспользовавшись враждой боснийского короля Твртко с Балшичами, турецкое войско под предводительством известного военачальника Шахина вторглось в пределы Билечи, где было разбито. Постепенно османы сжимали кольцо вокруг Сербии. От земель князя Лазаря и Вука Бранковича их отделяли только владения Драгаша Деяновича на востоке и наследников Вукашина на юге, бывших турецкими вассалами. В то же время из-за внутреннего конфликта в Венгрии Лазарь и Вук Бранкович фактически оказались отрезанными от христианских земель. В ходе венгерской усобицы они поддержали Ладислава Неапольского, таким образом, имея связи с ним и взбунтовавшимися хорватскими городами.

В начале лета 1389 года турецкий султан Мурад начал поход на Сербию. В составе его войска помимо турок были отряды вассалов и наёмники. Подготовка к походу шла длительное время, о ней знали как сербские правители, так и другие государства, например Венеция. Через земли своих вассалов в Македонии султан вышел на Косово поле, откуда мог двинуться в любом направлении. Узнав о приближении Мурада, князь Лазарь и Вук Бранкович собрали армию. На помощь им пришёл крупный отряд воеводы Влатко Вуковича, посланный боснийским королём Твртко I.

Сербский византолог академик Димитрие Богданович писал: «Выбор поля боя не случаен. Холмистая область под Приштиной, ограниченная реками Лаба и Ситница, не только тактически удобна для столкновения крупных вооруженных масс. В стратегическом отношении она представляет собой ключ ко всем коммуникациям, ведущим из Подунавья к Адриатике, а также из Повардарья на север и северо-запад — к Боснии».

Силы сторон и выдвижение армий

Точная численность сражавшихся армий неизвестна. Разные исследователи дают разные оценки количества бившихся воинов.

Численность турецких войск, по некоторым данным, составляла от 27 000 до 40 000 человек. Среди них было от двух до пяти тысяч янычар, 2500 всадников личной гвардии султана, 6000 сипахов, 20 000 азапов и акынджи и до 8000 воинов вассальных государств. Турецкие войска весной 1389 года из Пловдива выдвинулись в Ихтиман. Оттуда через Велбужд они достигли Кратово, где оставались некоторое время и, затем пройдя через Куманово, Прешево и Гниляне, 14 июня вышли к Косовому полю. Помимо султана и его сыновей в войске находились известные турецкие полководцы того времени — Эвренос, Шахин, Али-паша и другие.

Армия Лазаря насчитывала от 12 000 до 33 000 воинов. 12—15 тысяч человек находились под непосредственным командованием Лазаря, 5—10 тысяч под командованием Вука Бранковича и примерно столько же воинов под командованием боснийского воеводы Влатко Вуковича. С ним же пришёл отряд рыцарей-госпитальеров. На стороне союзной армии также сражались небольшие отряды албанцев и валахов. О приготовлениях сербов к сражению известно меньше. Историки сходятся во мнении, что сбор войск произошёл у Ниша, на правом берегу Южной Моравы. Сербы оставались там до прихода известий о движении турок через Велбужд. После этого войско Лазаря через Прокупле вышло к Косовому полю, которое было перекрёстком важных путей и открывало туркам несколько маршрутов для движения вглубь сербских земель.

По мнению исследователя Желько Файфрича, армия союзников во многом уступала турецкой. У неё не было центрального командования, она была разделена между тремя главными командирами — Лазарем, Вуком Бранковичем и Влатко Вуковичем. Также сербское войско было несбалансированным по своему составу. Его основную часть составляла тяжёлая кавалерия в латах, достаточно слабо прикрытая пехотой. Это, в свою очередь, давало значительное преимущество турецкой армии, в которой были широко представлены разные типы войск, подчиняющиеся одному командиру — султану Мураду. Также необходимо отметить, что со времён царя Душана сербские войска не имели крупных битв с армиями других держав. Их военный опыт в основном основывался на столкновениях между самими сербскими феодалами. В то же время турецкая армия имела богатый военный опыт, который увеличивала на протяжении почти 30 лет победоносных войн.

Дискуссионным остаётся вопрос о роли остальных сербских феодалов. Например, Марко Мрнявчевич не пришёл на помощь войскам Лазаря, однако неизвестно, был ли он в лагере турецкого султана. Константин Деянович хотя и пропустил османское войско через свои земли, сам принимать участие в битве на стороне турок не стал. Также неизвестно, где во время битвы был Джурадж Страцимирович, ранее помогавший туркам и бывший врагом боснийского короля Твртко I.

Ход сражения

Битва произошла 15 июня 1389 года вблизи современного города Приштина в Косове.

Войска расположились следующим образом. Султан Мурад возглавил центр своего войска, флангами командовали его сыновья Баязид I (правый) и Якуб (левый). Перед основными силами османского войска в линию выстроились около 1000 лучников, позади располагались азапы и акынджи, а в центре турецкого построения — янычары. Там же находился Мурад со своей охраной. Небольшой отряд был выделен для прикрытия обоза].

Центром сербской армии командовал сам князь Лазарь, Вук Бранкович командовал правым флангом, Влатко Вукович — левым. По всему фронту сербской армии расположилась тяжёлая конница, на флангах — конные лучники. За ними располагались отряды пехоты.

Сербские и турецкие источники дают противоречивые данные о ходе сражения, поэтому реконструкция боя представляет трудности для историков. Битва началась с обстрела турецкими лучниками сербских позиций и атаки сербской тяжёлой конницы, клином врезавшейся в турецкие позиции. Прорвав левый фланг османов, сербы не добились успеха в центре и на правом фланге турок. Тем не менее левое крыло турецкой армии под командованием Якуба понесло тяжёлые потери. Вскоре лёгкая турецкая кавалерия и пехота контратаковали закованных в броню сербских всадников и опрокинули их.

Сербским воинам удалось добиться определённого успеха и в центре, несколько оттеснив турок. Однако на правом фланге Баязид I перешёл в контратаку, оттеснив сербов и ударив по их пехоте. Постепенно оборона сербской пехоты была прорвана, и она начала отступать. Вук Бранкович, стремясь спасти остатки войск, покинул поле битвы. Позднее народная молва обвинила его в предательстве (в «ЭСБЕ» говорится, что Вук Бранкович «из зависти ко второму зятю Лазаря Милошу Обиличу нарочно не поспел с помощью на Косово поле» и что «память его ненавистна всякому сербу»). Вслед за ним с поля боя ушли и остатки отрядов Влатко Вуковича и князя Лазаря. Сам Лазарь раненый попал в плен в ходе боя и был казнён в тот же день.

Султан был убит ещё в начале боя. По некоторым данным, его убил сербский князь Милош Обилич, который, выдав себя за перебежчика, проник в шатёр султана и заколол того ножом, после чего был убит султанской охраной. В флорентийском письме королю Твртко говорится, что Мурад был убит одним из 12 знатных сербов, которые в начале боя смогли прорваться сквозь ряды турецких солдат. Согласно утверждениям турок, которые приводил византийский историк XV века Халкокондил, Мурад был убит после сражения, когда осматривал поле боя. После гибели султана турецкое войско возглавил его сын Баязид I.

Когда Баязид узнал о гибели отца, он послал вестника к старшему брату Якубу, который ещё не знал о случившемся. Баязид передал Якубу, что их отец Мурад отдал им новые приказы. Когда Якуб прибыл к Баязиду, он был задушен. Таким образом, Баязид стал единственным наследником Мурада и возглавил османское государство.

Итоги и последствия битвы

Турецкое войско после битвы оставило Косово поле и двинулось на восток, так как новый султан Баязид опасался за свою власть и стремился укрепить своё влияние. Вук Бранкович, владевший территорией, где произошло сражение, остался у власти и не сразу покорился туркам. В 1390—1391 гг. останки князя Лазаря перенесли из митрополичьей церкви в Приштине в его задужбину — монастырь Раваница. Там они хранятся и в настоящее время после неоднократных перемещений, вызванных опасностью их уничтожения турками, а затем — хорватскими усташами.

Гибель обоих правителей и факт того, что Баязид не остался в Сербии, дабы использовать победу своего войска, вызвали дискуссии о том, насколько убедительной была турецкая победа и одержала ли победу вообще какая-либо из сторон. И на протяжении нескольких месяцев после битвы в соседних странах не было известно, кто же победил.

Боснийский король Твртко I извещал жителей принадлежавшего ему Трогира и дружественной Флоренции о великой победе христиан и гибели немногих своих людей. Гибель турецкого султана была воспринята в Византии и других европейских странах как подтверждение победы христиан. Схожей позиции придерживался и византийский летописец Кидон, обвинивший императора Мануила II Палеолога, что он не хочет воспользоваться поражением турок и последовавшими вслед за гибелью Мурада распрями в Османской империи. Одна из летописей Дубровника XV столетия утверждает, что победа не досталась ни одной из сторон, так как потери среди воинов были очень велики.

Однако в Моравской Сербии сразу поняли значение и возможные последствия битвы. В бою погиб не только князь Лазарь, оставивший наследником малолетнего сына Стефана. Погибло почти всё дворянство, велики были потери и среди простых воинов. В стране быстро возобладало мнение, что для отпора новому турецкому или каком-либо другому вторжению не хватит сил.

Отражение битвы в фольклоре

Битва войска Лазаря с турками играет значительную роль в сербском фольклоре. Предания о битве множились. В христианской среде возник мотив предательства, поначалу приписываемый боснийскому отряду и некоему Драгославу, а впоследствии — Вуку Бранковичу. Уже в первые десятилетия после боя появляется легенда об оклеветанном витязе, пробравшемся в турецкий лагерь и убившем султана. Под влиянием рыцарской эпики была установлена связь между убийцей Мурада и предателем Лазаря — обе роли отводились княжеским зятьям.

К концу XV века уже было известно предание о вечере князя и его торжественной речи. Возник целый цикл народных песен со множеством живописных деталей. Согласно народным представлениям, Косовская битва стала причиной переселений, послужив началом перелома в развитии племён и родов. По мнению известного сербского историка Симы Чирковича, она стала важнейшим историческим событием, которое «ярче прочих врезалось в народное сознание». Схожее мнение озвучил и другой известный сербский историк Владимир Чорович. Легенды о битве вплоть до XX века служили, с одной стороны, для призыва к героическим подвигам и самопожертвованию, а с другой — для осуждения предательства.

К настоящему времени сохранились такие народные песни и предания о Косовской битве, как «Слава кнеза Лазара у Крушевцу», «Бановић Страхиња», «Косовка девојка», «Смрт мајке Југовића», «Цар Лазар и царица Милица», «Зидање Раванице». По мнению сербского исследователя Димитрие Богдановича, эти и другие народные песни формируют комплекс положительных, отрицательных и трагических героев сербской национальной истории.

Начало XV века

Сын Мурада Баязет (1389—1402) женился на дочери Лазаря и этим приобрёл формальное право вмешиваться в решение династических вопросов в Сербии (когда Стефан, сын Лазаря, умер без наследников). В 1393 г. Баязет взял Тырново (он задушил болгарского царя Шишмана, сын которого спасся от гибели принятием ислама), завоевал всю Болгарию, Валахию обязал данью, покорил Македонию и Фессалию и проник в Грецию. В Малой Азии его владения расширились далеко на восток за Кызылырмак.

В 1396 г. он под Никополем разбил христианское войско, собранное в Крестовый поход королём Сигизмундом Венгерским.

Вторжение Тимура во главе тюркских полчищ в азиатские владения Баязета заставило его снять осаду Константинополя и лично с значительными силами броситься навстречу Тимуру. В битве при Анкаре в 1402 г. он был наголову разбит и попал в плен, где через год (1403) и умер. В этой битве погиб и значительный сербский вспомогательный отряд (40 000 чел.)

Плен и потом смерть Баязета угрожали государству распадением на части. В Адрианополе провозгласил себя султаном сын Баязета Сулейман (1402—1410), захвативший власть над турецкими владениями на Балканском полуострове, в Бруссе — Иса, в восточной части Малой Азии — Мехмед I. Тимур принял послов от всех трёх претендентов и всем трём обещал свою поддержку, очевидно, желая ослабить османцев, но он не нашёл возможным продолжать её завоевание и ушёл на Восток.

Мехмед скоро победил, убил Ису (1403) и воцарился над всей Малой Азией. В 1413 г., после смерти Сулеймана (1410) и поражения и смерти наследовавшего ему брата Мусы, Мехмед восстановил свою власть и над Балканским полуостровом. Его царствование было сравнительно мирным. Он старался сохранить мирные отношения со своими христианскими соседями, Византией, Сербией, Валахией и Венгрией, и заключил с ними договоры. Современники характеризуют его как справедливого, кроткого, миролюбивого и образованного правителя. Ему не раз, однако, приходилось иметь дело с внутренними восстаниями, с которыми он расправлялся весьма энергично.

Подобными восстаниями началось и царствование его сына, Мурада II (1421—1451). Братья последнего, чтобы избегнуть смерти, успели заблаговременно бежать в Константинополь, где встретили дружеский приём. Мурад немедленно двинулся на Константинополь, но успел собрать всего только 20-тысячное войско и потому потерпел поражение. Однако при помощи подкупов ему удалось вскоре после того захватить и задушить своих братьев. Осаду Константинополя пришлось снять, и Мурад обратил своё внимание на северную часть Балканского полуострова, а позднее — на южную. На севере против него собралась гроза со стороны трансильванского воеводы Матьяша Хуньяди, который одержал над ним победы при Германштадте (1442) и Нише (1443), но вследствие значительного перевеса османских сил был наголову разбит на Косовом поле. Мурад завладел Фессалониками (раньше трижды завоёванными турками и вновь потерянными ими), Коринфом, Патрасом и значительной частью Албании.

Сильным противником его явился воспитанный при османском дворе и бывший любимцем Мурада албанский заложник Искандер-бег (или Скандербег), принявший ислам и содействовавший его распространению в Албании. Затем он хотел сделать новое нападение на Константинополь, не опасный для него в военном отношении, но очень ценный по своему географическому положению. Смерть помешала ему исполнить этот план, осуществлённый его сыном Мехмедом II (1451—81).

Падение Константинополя в 1453 году — захват столицы Византийской империи Константинополя турками-османами под предводительством султана Мехмеда II во вторник, 29 мая 1453 года. Это означало уничтожение Восточной Римской империи, последний византийский император Константин XI Драгаш пал в битве. Победа обеспечила туркам господство в бассейне Восточного Средиземноморья. Город оставался столицей Османской империи вплоть до её распада в 1922 году.

Хотя Константин XI пытался привлечь на свою сторону всех христиан, включая католиков, и всячески защищал Флорентийскую унию, считая её необходимой для спасения Византийской империи перед лицом турецкой угрозы, он не смог преодолеть оппозиционных настроений внутри страны, особенно среди среднего и младшего клира. Дело дошло до того, что один из самых высокопоставленных военачальников, командующий византийским флотом мегадука Лука Нотарас открыто заявлял, что, по его мнению, «лучше увидеть в городе царствующей турецкую чалму, чем латинскую тиару». Таким образом, уния не привела к оказанию Византии сколь-нибудь значительной помощи со стороны католиков, но зато весьма ослабила ее внутренне политическое единство, вызвав в стране глубокий раскол на сторонников и противников унии.

При этом страной Византию середины ХV века можно было считать лишь условно: на момент падения города власть императора ограничивалась лишь крепостными стенами Константинополя, а его население не превышало 50 тыс. человек.

Византия, тысячу лет назад унаследовавшая территорию, столицу и население Восточной Римской империи, к XV веку находилась в упадке. После потери почти всех владений она представляла собой очень небольшое государство, власть которого распространялась лишь на столицу — город Константинополь с предместьями — несколько греческих островов у побережья Малой Азии, несколько городов на побережье в Болгарии, а также на Морею (Пелопоннес). Империей это государство можно было считать только номинально, поскольку даже правители нескольких клочков суши, оставшихся под её контролем, фактически не зависели от центральной власти.

Византийская империя существовала уже более 1000 лет, но её столица, Константинополь, была захвачена лишь один раз, во время четвёртого Крестового похода 1204 года. Византийцы сумели освободить свою столицу в 1261 году. Империя, как и сам город, о котором незадолго до падения европейский путешественник писал, что в нём садов и огородов больше, чем домов, к первой половине XV века с трудом существовала в турецком окружении. Последние Палеологи были, по существу, владетелями опустевшего полуразрушенного города. В столице Византии, в которой во времена процветания проживало до 1 миллиона человек, в середине XV века с трудом набиралось 50 тысяч жителей. Но империя еще держалась благодаря существованию её столицы и символа — Константинополя. Византия имела огромный авторитет как родина и опора православия, восточной ветви христианской религии.

В середине XV века Византийская империя была со всех сторон окружена землями своего главного противника — мусульманского государства турок-османов, которые видели в Константинополе главное препятствие распространению своей власти в регионе. Константинополь теперь находился практически в середине османской державы, между европейским и азиатскими ее владениями. Ввиду этого завоевание Константинополя для турок было практически государственной необходимостью, чтобы не допустить его использования в качестве христианского плацдарма в ходе очередного крестового похода против мусульман.

По этой причине турецкое государство, быстро набиравшее мощь и успешно боровшееся за расширение своих границ и на западе, и на востоке, уже давно стремилось к завоеванию Константинополя. В 1396 году османский султан Баязид I подвёл свои войска под стены великого города и семь лет осаждал его с суши, но Византию спасло нападение на турецкие владения эмира Тимура. В 1402 году турки потерпели от него сокрушительное поражение при Ангоре(Анкаре), что на полвека отсрочило новую большую осаду Константинополя. Несколько раз турки нападали на Византию, но эти атаки не удавались из-за династических конфликтов в турецком государстве. Так был сорван поход 1423 года, когда султан Мурад II снял осаду города из-за слухов о восстаниях в его державе и обострения придворных интриг.

Экономические и политические интересы стран региона и соседних стран способствовали созданию, правда, непрочной, антитурецкой коалиции, которая так и не была оформлена официально. Турецкого усиления боялись все соседи, особенно Генуя и Венеция, имевшие экономические интересы в восточной части Средиземноморья, Венгрия, которая получила на юге, за Дунаем, агрессивно настроенного мощного врага, рыцари-иоанниты, которые опасались потери остатков своих владений на Ближнем Востоке, и папа римский, который надеялся остановить усиление и распространение ислама вместе с турецкой экспансией. Однако в решающий момент потенциальные союзники греков оказались в плену собственных запутанных проблем, в результате чего их помощь Византии оказалась незначительной.

Подготовка турок к войне

Османский султан Мехмед II, поклявшийся взять Константинополь, осторожно и тщательно готовился к предстоящей войне, понимая, что ему придётся иметь дело с мощной крепостью, от которой уже не раз отступали армии других завоевателей. Необыкновенные по толщине стены были практически неуязвимы для осадных машин и даже стандартной по тем временам артиллерии. Правильно оценив значение последней, Мехмед II уделил пушкам особое внимание, приказав создать огромный по тем временам артиллерийский парк.

Хотя византийцы с самого начала опасались прихода к власти энергичного Мехмеда II, агрессивная партия при дворе Константина XI сама дала султану предлог для нападения. Воспользовавшись тем, что положение молодого султана казалось непрочным, византийцы в ультимативной форме потребовали от него выплаты большой суммы на содержание претендента на османский престол — Орхана, содержавшегося под стражей в Константинополе. Они угрожали выпустить его и таким образом разжечь в Османском государстве войну за престолонаследие. Однако эти провокационные требования лишь послужили для Мехмеда оправданием для начала войны.

Зимой 1451—1452 гг. Мехмед начал строительство крепости в самом узком месте пролива Босфор, отрезая тем самым Константинополь от Чёрного моря. В крепости были установлены пушки крупного калибра и расположен сильный гарнизон. Крепость Румелихисар или Богаз-кесен (с турецкого — «перерезающий пролив») была достроена к августу 1452 г., и установленные на ней бомбарды стали обстреливать византийские корабли, проходящие через Босфор в Чёрное море и обратно. Султан отдал приказ подвергать таможенному досмотру проходящие через Босфор суда, а корабли, уклоняющиеся от досмотра и уплаты пошлины, уничтожать пушечным огнем. Вскоре был потоплен большой венецианский корабль, а его экипаж был казнен за неподчинение приказу о досмотре.

Византийские послы, направленные Константином с протестом этих действий, были отосланы обратно без ответа; посланные повторно были пленены и обезглавлены. Это было фактическим объявлением войны. Мехмед II после постройки крепости подступил к стенам Константинополя в первый раз, но через три дня отступил.

Осенью 1452 года турки вторглись в Пелопоннес и напали на братьев императора Константина, дабы они не сумели прийти на помощь столице (Сфрандизи Георгий, «Большая Хроника» 3;3). Зимой 1452—1453 начались приготовления к штурму самого города. Мехмед приказал турецким войскам сначала захватить все ромейские города на фракийском побережье. Он полагал, что все прошлые попытки взять город провалились из-за поддержки осаждавших с моря. В марте 1453 турки сумели взять Месемврию, Ахелон и другие укрепления на Понте. Силимврия была осаждена, ромеи блокированы во многих местах, но продолжали владеть морем и на своих кораблях опустошали турецкий берег. В начале марта турки раскинули лагерь у стен Константинополя, а в апреле начались земляные работы по осаде города (Дука, «Византийская история»; 37—38).

Военные силы турок

Турецкая армия состояла примерно из 120 тысяч регулярных бойцов, не считая ополчения, башибузуков, которых было около 20 тысяч, и нескольких тысяч солдат тыловых служб. Турецким флотом командовал правитель Галлиполи Сулейман Балтоглу — ренегат-славянин. Во флоте султана было 6 трирем, 10 бирем, 20 гребных галер, около 75 фуст (небольших быстроходных судов) и 20 парандарий — тяжёлых грузовых барж для подвозки продовольствия и материалов. Такая армада сразу же позволила туркам установить господство в Мраморном море.

Положение остальных государств

Наиболее вероятными союзниками Константина были венецианцы. Их флот вышел в море лишь после 17 апреля и получил инструкцию ждать подкреплений у острова Тенедос до 20 мая, а затем прорываться через Дарданеллы на Константинополь. Генуя сохраняла нейтралитет. Венгры ещё не оправились после недавнего поражения. Валахия и сербские государства находились в вассальной зависимости от султана, а сербы даже выделили вспомогательные войска в султанскую армию. Что же касается Трапезундской империи, то она давно уже являлась покорным османским вассалом и никакой помощи от нее ждать не приходилось.

Положение ромеев

Система защиты Константинополя

Город Константинополь располагался на полуострове, который образуется Мраморным морем и заливом Золотой Рог. Городские кварталы, выходившие на берег моря и берег залива, были защищены городскими стенами. Особая система укреплений из стен и башен прикрывала город с суши — с запада. За крепостные стены на берегу Мраморного моря греки были относительно спокойны — морское течение здесь было быстрым и не позволяло туркам высаживать десант под стены. Уязвимым местом считался Золотой Рог. Византийцы здесь разработали своеобразную оборонительную систему.

Через вход в залив была протянута большая цепь. Известно, что один конец её крепился на башне св. Евгения на северо-восточной оконечности полуострова, а другой — на одной из башен квартала Пера на северном берегу Золотого Рога (квартал был генуэзской колонией). На воде цепь поддерживали деревянные плоты. Турецкий флот не мог войти в Золотой Рог и высадить десант под северные стены города. Византийский флот, прикрытый цепью, мог укрываться и спокойно делать ремонт в Золотом Роге.

С запада от Мраморного моря до граничащего с Золотым Рогом квартала Влахерны тянулись стены и ров. Ров был шириной около 20 метров, глубокий и мог быть заполнен водой. По внутренней стороне рва был зубчатый бруствер. Между бруствером и стеной был проход шириной от 12 до 15 метров, называемый Периволос. Первая стена была высотой в 8 метров и имела защитные башни на расстоянии от 45 до 90 метров одна от другой. За этой стеной имелся ещё один внутренний проход на всем её протяжении шириной в 12—15 метров, называемый Паратихион. За ним возвышалась вторая стена высотой в 12 метров с башнями квадратной или восьмиугольной формы, которые располагались так, чтобы прикрыть промежутки между башнями первой стены.

Рельеф местности в середине системы укреплений понижался: здесь в город по трубе втекала речка Ликос. Участок укреплений над речкой всегда считался особо уязвимым из-за понижения рельефа на 30 метров, он назывался Месотихион. В северной части крепостные стены смыкались с укреплениями квартала Влахерны, выступавшими из общего ряда; укрепления были представлены рвом, ординарной стеной и фортификационными укреплениями императорского дворца, построенного вплотную у крепостной стены ещё императором Мануилом I.

Во всей системе укреплений было также несколько ворот и потайных калиток, которые могли быть использованы для внезапных вылазок. Одна из них, по недосмотру оставленная открытой после вылазки греков, сыграла роковую роль в судьбе великого города.

Военные силы греков

Хотя стены города к тому времени очень обветшали и осыпались, его старинные оборонительные укрепления ещё представляли собой внушительную силу. Однако сильная убыль населения столицы давала о себе знать очень пагубным образом. Так как сам город занимал очень большую площадь, солдат для его обороны явно не хватало. Всего годных ромейских солдат, не считая союзников, было около 7 тысяч. А по сообщению Георгия Сфрандзи, в городе по переписи, произведенному по приказу Константина, оказалось лишь 4773 человек, способных носить оружие, не считая иностранных добровольцев. Узнав об этом, император приказал эти сведения держать в тайне, чтобы моральных дух обороняющихся не упал еще больше. Союзники были ещё малочисленнее, например, прибывший волонтёр из Генуи Джованни Джустиниани Лонго предоставил около 700 человек. Небольшой отряд выставила колония каталонцев. Шехзаде Орхан привёл с собой 600 воинов.

Вдобавок к малочисленности гарнизона города его мощь существенно ослабляли разногласия между греками и западными католиками, а также между католиками из разных стран. Эти разногласия продолжались до самого падения города и императору приходилось тратить много сил для их сглаживания.

Греческий флот, оборонявший Константинополь, состоял из 26 кораблей. 10 из них принадлежали собственно ромеям, 5 — венецианцам, 5 — генуэзцам, 3 — критянам, 1 прибыл из города Анконы, 1 из Каталонии и 1 из Прованса. Все это были высокобортные безвесельные парусники. В городе было несколько пушек и значительный запас копий и стрел, но огневого оружия грекам явно не хватало.

Основные силы ромеев под командованием самого Константина сосредоточились у самого уязвимого места, на Месотихионе, где речка Ликос по трубе под крепостными стенами проходила в город. Джустиниани Лонго расположил свои отряды справа от войск императора, но затем присоединился к нему. Место Джустиниани занял другой отряд генуэзских солдат во главе с братьями Боккиарди. Отряд венецианской общины под началом некоего Минотто защищал Влахернский квартал. Южнее Месотихиона находился ещё один отряд генуэзских волонтеров под командованием Каттанео, греческий отряд под командованием родственника императора Феофила Палеолога, отряд венецианца Контарини и греческий отряд Димитрия Кантакузина.

Стены, выходящие на берег Мраморного моря, охраняли отряд венецианца Джакобо Контарии и греческие монахи. Это были, в общем, сторожевые отряды, так как в этом месте быстрое течение, скалы и мели не позволяли кораблям противника подойти вплотную к берегу. Далее стояли немногочисленные отряды каталонца Пере Хулиа, кардинала Исидора, и шехзаде Орхана, оспаривавшего у султана Мехмеда II права на турецкий престол.

Берег Золотого Рога защищали венецианские и генуэзские моряки под началом Габриеле Тревизано. Всем стоящим в заливе флотом командовал Альвизо Диедо. В резерве в городе стояли отряды Луки Нотараса и Никифора Палеолога. Десять судов было выделено для охраны цепи у входа в Золотой Рог, общее руководство здесь было у генуэзца Солиго.

Византийцы пытались применить для обороны Константинополя свою немногочисленную артиллерию, но площадки на старинных башнях не были приспособлены для артиллерийской стрельбы, и при отдаче орудия разрушали свои же укрепления.

Расположение турецкой армии

Турки начали осаду, окружив город 6 апреля. Часть войск под командованием Заганос-паши вышла к высотам севернее залива Золотой Рог, где можно было контролировать генуэзский квартал Пера, предостерегая нейтральных генуэзцев от попыток помочь ромеям. От южного берега Золотого Рога до речки Ликос расположились регулярные войска Караджа-паши. Он имел в своём расположении многочисленную артиллерию, которую сразу стал сосредотачивать против Влахернского квартала. По обеим сторонам речки Ликоса стояли янычары — личная гвардия султана Мехмеда.

На правом фланге осаждавших, от лагеря янычаров до берега Мраморного моря, стояли регулярные войска Исхак-паши. В отличие от войск Караджа-паши, набранных в европейской части турецкого государства, они были приведены из азиатских, анатолийских владений султана. Мехмед II не доверял до конца Исхак-паше, поэтому к нему был приставлен Махмуд-паша, который происходил из византийского рода Ангелов, но принял ислам и стал одним из самых верных сторонников султана Мехмеда.

Позади регулярных войск особым лагерем расположились башибузуки, иррегулярные части, воюющие за право добычи. Их предполагалось бросать в любом нужном направлении. Перед своими позициями турки выкопали траншею, над ней возвели земляной вал с частоколом, чтобы предотвращать вылазки византийцев. Турецкий флот имел основную стоянку на Босфоре, его главной задачей был прорыв укреплений Золотого Рога, кроме того, корабли должны были блокировать город и не допустить помощи Константинополю со стороны союзников.

Султан Мехмед послал парламентёров с предложением сдаться. В случае сдачи он обещал городскому населению сохранение жизни и имущества. Император Константин ответил, что готов заплатить любую дань, какую в силах будет выдержать Византия, и уступить любые территории, но отказался сдать город. Вместе с тем Константин приказал венецианским морякам промаршировать по городским стенам, демонстрируя, что Венеция является союзником Константинополя. Венецианский флот был одним из сильнейших в Средиземноморском бассейне, и это должно было подействовать на решимость султана. Несмотря на отказ, Мехмед отдал приказ готовиться к штурму. Турецкое войско обладало высоким моральным духом и решимостью, в отличие от ромеев.

Осада Константинополя

2—5 апреля

Передовые отряды турков вышли к городу 2 апреля, сразу же после праздника пасхи. Жители города немедленно предприняли вылазку и убили несколько турок. Однако приближение основного турецкого войска заставило ромеев отойти в город, разрушить мосты через рвы и закрыть городские ворота. Император Константин также приказал протянуть цепь через Золотой Рог.

5 апреля к столице подошла основная часть турецкой армии.

6 апреля Константинополь был полностью блокирован. Первыми действиями турецкой армии были атаки на форты, находившиеся вне городских стен. Один из греческих фортов находился в Ферапии, на холме у берегов Босфора, другой — в деревне Студиос на берегу Мраморного моря. Форт в Ферапии защищался два дня, форт в деревне Студиос был разрушен турецкими артиллеристами в течение нескольких часов. Оставшиеся в живых защитники фортов были демонстративно посажены на кол на глазах осаждённых горожан Константинополя. Только башня на острове Принкипос оказала сопротивление. Но и это укрепление было захвачено турками, защитники башни были перебиты, а жители города проданы в рабство (Лаоник Халкокондил).

6 апреля — 18 мая

Первая половина апреля прошла в незначительных схватках. 9 апреля турецкий флот подошёл к цепи, перекрывавшей Золотой Рог, но был отбит и вернулся в Босфор. 11 апреля турки сконцентрировали тяжёлую артиллерию напротив стены над руслом речки Ликоса и начали первую в истории осадного дела настоящую бомбардировку, которая длилась 6 недель. Она не обошлась без проблем, так как тяжелые орудия постоянно сползали со специальных платформ в весеннюю грязь. Затем турки подвезли две огромные бомбарды, одна из которых, названная Базиликой, была построена известным венгерским инженером Урбаном и производила огромные разрушения в стенах Константинополя. Бомбарда, построенная Урбаном, имела ствол длиной 8 — 12 метров, калибр 73 — 90 сантиметров и метала 500−килограммовые ядра.

Однако в апрельской грязи пушка Урбана смогла производить не больше семи выстрелов в день. Одну из бомбард установили против императорского дворца, другую — против ворот Романа. Кроме того, султан Мехмед имел много других пушек поменьше (Халкондил Лаоник, «История»; 8).

12 апреля турки на кораблях атаковали цепь, перекрывавшую вход в Золотой Рог. Атака вылилась в морской бой с кораблями, прикрывавшими цепь снаружи. Турки подплыли к ним и пытались поджечь или взять на абордаж. Более высокие корабли греков, венецианцев и генуэзцев-волонтёров смогли отбить атаку и даже перейти в контратаку, попытавшись, в свою очередь, окружить турецкие корабли. Турки вынуждены были отойти в Босфор.

18 апреля турки начали штурм стены, которая находилась над Ликосом. После захода солнца они бросились на укрепления, стараясь поджечь возведённые ромеями деревянные укрепления и растащить бочки с землёй. Отряды Джустиниани Лонго смогли отбить атаку, причём будто даже без потерь.

20 апреля к Константинополю с юга подошли три генуэзские галеры, нанятые папой римским, с грузом продовольствия и оружия. По дороге к ним присоединился с таким же грузом императорский корабль под командованием некого Флатанелоса. Турецкие командиры, увидев это, отдали приказ вступить в бой, имея цель захватить корабли. Генуэзцы и греки пришвартовали свои корабли друг к другу, и стали отбивать попытки турецких матросов взять их на абордаж. Греки умело пользовались высотой своих бортов и топорами рубили руки и головы туркам, пытавшимся вскарабкаться на христианские корабли со своих невысоких судов. В конце концов, все четыре корабля, напоминавшие одно огромное укрепление с четырьмя башнями, были снесены ветром и течением к цепи, преграждавшей путь в Золотой Рог. Здесь к ним на помощь пришли три венецианские галеры, к тому же наступила ночь, и турецкие командиры не решились продолжать бой. Разгневанный поражением Мехмед II сместил адмирала Балтоглу и велел бить его палками.

21 апреля турецкие артиллеристы вели обстрел городских стен, и одна из башен (Виктиниева башня) возле речки Ликос рухнула, внешняя стена перед ней также лежала в развалинах. Вероятно, что если бы в этот момент был отдан приказ о штурме, то положение ромеев сразу же стало бы незавидным. Но такого приказа не последовало, так как сам султан Мехмед выехал на северный берег Золотого Рога.

Согласно «Большой хронике» Сфрандзи, тяготы осады, включая начавшуюся нехватку продовольствия и ежедневные потери среди обороняющихся, привели к сильному падению авторитета власти и часть населения начинала открыто выступать против власти. Император, получая сообщения о таких ежедневных выступлениях, граничивших уже с мятежом, не находя выхода, просто игнорировал их.

22 апреля турецкие отряды через Галатский холм сумели сушей протащить в обход преграждавшей залив цепи свои военные корабли, использовав для этого специальные повозки и деревянные рельсы наподобие трамвайных. Турецкая артиллерия в это время вела отвлекающий огонь по цепи у Золотого Рога. Собранные повозки с литыми колесами были спущены на воду, подведены под корпуса турецких судов, а затем при помощи быков вытащены на берег вместе с судами. В повозки запрягли быков, которые проволокли суда по деревянным рельсам мимо квартала Пера из Босфора через холмы к северному берегу Золотого Рога. В результате этой выдающейся инженерной операции турки сумели переправить в залив около 70 судов.

Ошеломлённые этим греки не знали, что предпринимать. Согласно одной из версий, венецианцы предлагали провести решительную атаку всеми имеющимися в наличии судами на турецкие корабли или высадку десанта на северный берег Золотого Рога, чтобы отрезать спущенные на воду суда от берегового прикрытия и не успевших добраться до кораблей турецких моряков. Решение, видимо, принималось долго и в спорах.

28 апреля ночная атака силами венецианских и генуэзских кораблей была наконец предпринята. Им была поставлена задача сжечь турецкие судна, но атака была отбита турками и огнём бомбард. Не исключено, что турки были предупреждены о диверсии.

29 апреля турецкие солдаты казнили всех захваченных в плен христианских моряков с одной потопленной венецианской галеры. Ромеи, увидев это, в свою очередь обезглавили на крепостных стенах всех ранее попавших в плен турок — 260 человек.

В целом, ситуация складывалась в пользу осаждавших. Турки смогли выйти в залив Золотой Рог, и хотя там ещё оставался христианский флот, отныне безопасность выходивших на залив городских стен была под сомнением. В заливе была лишь часть турецкого флота, вторая его половина оставалась в водах Босфора, и греки были вынуждены держать свой флот у цепи, чтобы помешать обеим частям турецкого флота соединиться.

Кроме того, по приказу султана Мехмеда турецкие инженеры соорудили понтонный мост через западную оконечность залива Золотой Рог и плотно связали свои основные силы и войска Заганос-паши на северном берегу залива. Строительство понтонного моста, состоявшего из связанных попарно винных бочек, велось под прикрытием переброшенных в залив турецких кораблей. После прорыва части флота в залив, обескуражившего осаждённых, турки установили в заливе на плоты часть своей артиллерии и стали обстреливать Влахернский квартал с двух сторон: с суши и с моря. В течение месяца осаждавшие били по стенам ядрами и причиняли грекам сильное беспокойство.

3 мая одна венецианская бригантина под турецким флагом и с матросами, переодетыми в турецкое платье, под покровом ночи тайно вышла за цепь и отправилась на поиски венецианского флота — городу срочно требовалась поддержка. Венецианский флот все это время накапливал силы и ждал подкрепления у острова Тенедос.

5 и 6 мая турки вели постоянный обстрел, явно готовясь к штурму. Греки ожидали, что будет две атаки: с запада на крепостные стены и через залив при помощи флота.

Однако 7 мая турецкие отряды предприняли штурм только с западного направления. Вероятно, что они не решились проводить операцию на глазах христианского флота. Главный удар направлялся к городской стене у Месотихиона. Упорный ночной бой продолжался несколько часов, однако ромеи сумели отстоять укрепления и не дали туркам прорваться сквозь бреши в стенах.

В ночь на 13 и 14 мая турки предприняли ещё одну попытку штурма, на этот раз Влахернского квартала. Ромеи отбили штурм, но для этого потребовалось снять с кораблей часть матросов, так как нехватка солдат была уже весьма ощутимой.

Разрушив в некоторых местах стены при помощи пушек, турки приступили к самим укреплениям и стали заваливать рвы. Ночью ромеи расчищали рвы и укрепляли пробои брёвнами и корзинами с землёй.

18 мая турецкие артиллеристы сумели разрушить до основания башню святого Романа. Они подтащили туда осадную машину и поставили её поверх рва. По словам Сфрандизи, после этого начался губительный и ужасный бой. Отразив все атаки, ромеи ночью сумели частично восстановить башню Романа и сжечь осадную машину турок.

16 мая турки начали вести подкоп под стены возле Влахернского квартала, в то же время их корабли под звуки труб и барабанов 16, 17, и 21 мая подходили к цепи у Золотого Рога, пытаясь привлечь к себе внимание, чтобы скрыть от греков шум подкопа, но ромеи сумели все-таки обнаружить подкоп и стали вести контр-подкопы. Подземная минная война закончилась в пользу осаждённых, они взрывали и затопляли водой проходы, вырытые турками.

23 мая ромеи сумели подвести под туннель мину и взорвать его. После такой неудачи турки отказались от дальнейших попыток делать подкопы (Сфрандизи, «Большая Хроника» 3;3).

18 мая ко рву напротив стен Месотихиона турки смогли подтащить огромную башню с деревянным каркасом и покрытием из верблюжьих и буйволиных шкур. Под прикрытием башни они стали засыпать ров. С вершины башни велась стрельба по стенам, не дававшая ромеям помешать турецким землекопам. Однако ночью кто-то из греков подполз к башне и смог заложить под неё бочонок с порохом. Его взрыв разрушил осадную башню, турецкие землекопы были перебиты или разбежались, а осаждённые расчистили ров и заделали вновь бреши в стене.

19—29 мая

Падение Константинополя. Картина неизвестного венецианского художника конца XV — нач. XVI в., На картине видны суда с турецким флагом, а также суда генуэзцев, венецианцев, критян и самих византийцев. Турецкие флаги видны уже развевающимися над башней Золотых ворот и Керко порта, а над городом видны клубы дыма. Картина передаёт атмосферу разворачивающейся драмы великого города.

21 мая султан через своего посла снова предложил грекам сдать Константинополь, обещая беспрепятственный выход со всем имуществом из города всем желающим и неприкосновенность оставшимся жителям, а Константину власть над Пелопоннесом. Однако тот соглашался на огромный выкуп за снятие осады и уплату дани в будущем, на все мыслимые условия, шёл на все уступки, кроме одной - сдачи Константинополя. Но Мехмед II заломил невиданный размер выкупа и ежегодную дань в размере 100 тысяч золотых византинов, который город никак не смог бы выплатить. Греки не приняли этих условий и решили сражаться за родной город до конца.

23 мая вернулась венецианская бригантина, не нашедшая союзного флота, а 24 мая произошло лунное затмение, которое было воспринято осаждёнными как плохой знак. Императору Константину предлагали тайно выбраться из города и возглавить вновь собранные силы где-нибудь за его пределами. Однако Константин отказался, не без оснований полагая, что без вождя город быстро падёт, а вместе с ним — и вся империя.

25 мая султан Мехмед собрал совет, чтобы обсудить вопрос о дальнейших действиях. держал совет в своей ставке. Великий везир Халиль-паша предложил заключить мир и снять неудачно складывающуюся тяжелую осаду. Но остальные военачальники и большинство приближенных настаивали на штурме. По сообщению Георгия Сфрандзи, один из военачальников султана, Заганос-паша, доказывал, что Константинополю неоткуда ждать реальной помощи, ибо в среде «итальянских и других западных владетелей... нет единомыслия. А если все-таки некоторые из них с трудом и многочисленными оговорками пришли бы к единомыслию, то в скором времени их союз потерял бы силу: ведь даже те из них, кто связан союзом, занят тем, как бы похитить принадлежащее другому, — друг друга подстерегают и остерегаются». Эти слова свидетельствуют о том, что султан и высшие сановники хорошо ориентировались во внешнеполитической обстановке. Мехмед поддержал тех своих помощников, которые настаивали на продолжении осады и объявил о решении готовиться к решительному штурму. Обращаясь к воинам, султан сказал, что для себя он не желает ничего, кроме стен и зданий города, а все сокровища, которые воины найдут в нём, включая его жителей, станут их добычей. Он также пообещал солдатам удвоить жалование до конца их жизни.

В городе о решении турок начать решительный штурм узнали сразу же, так как находившиеся в турецком войске христиане сообщили об этом осажденным через записки, привязанные к стрелам и перекинутые через городские стены. Но эти сведения уже не могли помочь осажденному городу.

26 и 27 мая Константинополь был подвергнут сильной бомбардировке. По словам византийского историка XV века Критовула, описывавшего падение Византии, «пушки решили все». Турецкие артиллеристы соорудили специальные платформы ближе к стене и вытащили на них тяжёлые орудия, чтобы стрелять по стенам в упор.

28 мая 1453 г., в понедельник, был объявлен день отдыха в турецком лагере, чтобы воины набрались сил перед решающим боем. Пока солдаты отдыхали, султан планировал, кому куда наступать. Решающий удар наносился в районе речки Ликос, где стены были уже сильно разрушены. Турецкий флот должен был высадить матросов и на побережье Мраморного моря, и на побережья Золотого Рога, где те должны были штурмовать стены, отвлекая греков от места главного удара. Особый отряд Заганос-паши должен был пройти по понтонному мосту через Золотой Рог и атаковать Влахернский квартал.

В ночь с 28 на 29 мая турецкие войска по всей линии пошли на штурм. В Константинополе поднялась тревога и все, способные носить оружие, заняли свои места на стенах и у брешей. Сам император Константин принимал личное участие в боях и отражал натиск за упавшими стенами близ ворот святого Романа (Дука, «Византийская история»; 39). Потери турок были очень тяжёлые. В первой волне атакующих было очень много башибузуков, нерегулярные войска которых султан бросил на стены, чтобы они ценой своих жизней обессилили защитников города. В рядах башибузуков были турки, славяне, венгры, немцы и итальянцы. Их снабдили приставными лестницами. Атака их была угрожающей лишь на участке Ликоса, в остальных местах башибузуков легко отбивали. В районе Ликоса обороной руководил Джустиниани Лонго, здесь также были сосредоточены все мушкеты и пищали, бывшие в городе.

По свидетельству Сфрандзи, защитники города при обороне стен весьма успешно использовали старинное византийское оружие: «можно было видеть странное зрелище: темное облако скрывало солнце и небо. Это наши сжигали неприятелей, бросая в них со стен греческий огонь».

Атакующие турецкие войска несли огромные потери и многие воины были готовы повернуть назад, чтобы спастись от губительного обстрела со стен. «Но чауши и дворцовые равдухи (военные полицейские чины в турецкой армии) стали бить их железными палками и плетьями, чтобы те не показывали спины врагу. Кто опишет крики, вопли и горестные стоны избитых!». Историк Дука пишет, что сам султан, лично «стоя позади войска с железной палкой, гнал своих воинов к стенам, где льстя милостивными словами, где — угрожая». Халкокондил указывает, что в турецком лагере наказанием оробевшему воину была немедленная смерть.

После двухчасового боя турецкие командиры дали команду башибузукам отступить. Ромеи стали восстанавливать временные заграждения в брешах. В это время турецкие артиллеристы открыли огонь по стенам, а на штурм была послана вторая волна осаждавших — регулярные турецкие войска Исхак-паши. Анатолийцы атаковали стены от побережья Мраморного моря до Ликоса включительно. В это время артиллерия вела плотный огонь по стенам. Источники сообщают, что и атака, и обстрел из пушек велись одновременно.

Ромеи успешно отбивали атаки, но где-то до рассвета удачный выстрел из огромной пушки «Базилика», той, что была отлита венгерским инженером Урбаном, повалил укрепления и проделал большую брешь в стене. Три сотни анатолийцев смогли ворваться в пролом, но были окружены греками и перебиты. На других участках укреплений успех также был на стороне обороняющихся.

В тот же вечер Константин XI, обратившись к народу, произнёс речь, которую Э. Гиббон назвал «эпитафией Римской империи», в которой апеллировал как к религиозным чувствам христиан, так и к античной истории.

Третья атака на город велась янычарами, которых сам султан Мехмед довёл до крепостного рва. Янычары наступали двумя колоннами. Одна штурмовала Влахернский квартал, вторая шла на пролом в районе Ликоса.

В то же время в районе Ликоса свинцовой пулей или осколком ядра был ранен Джустиниани Лонго, его стали выносить с поля боя, и многие генуэзцы из-за его отсутствия поддались панике и стали беспорядочно отступать. Этим они оставили против пролома венецианцев и греков во главе с самим императором Константином. Турки заметили смятение среди осаждённых, и один отряд числом в 30 человек во главе с неким великаном Хасаном смог ворваться в проход. Половина из них и сам Хасан были сразу же убиты, но остальные закрепились.

Немного иначе описывает эти трагические события латинофильски настроенный историк Дука. Стремясь оправдать Джустиниани Лонга, он пишет, что атаку турок отбили у ворот св. Романа уже после его ухода. Но в том месте, где стены Влахернского квартала соединялись с основными городскими укреплениями, янычары обнаружили тайную калитку Керкопорту. Через неё ромеи делали вылазки, но случилось так, что она по недосмотру была оставлена открытой. Обнаружив это, турки через неё проникли в город и с тыла напали на осажденных.

Так или иначе, турки прорвались через стены великого города. Это привело к немедленному крушению обороны Константинополя, поскольку ввиду крайней малочисленности его защитники не имели никаких резервов, чтобы ликвидировать прорыв. На помощь к прорвавшимся подходили всё новые и новые толпы атакующих янычар и греки теперь уже не имели сил справиться с захлестнувшим их потоком врагов. В отчаянной попытке отбить натиск турок император Константин с группой наиболее преданных сподвижников лично бросился в контратаку и был убит в рукопашной схватке. По преданию, последние сохранившиеся в истории слова императора были: «Город пал, а я ещё жив», после чего, сорвав с себя знаки императорского достоинства, Константин бросился в бой как простой воин и пал в бою. Вместе с ним погиб и его соратник Феофил Палеолог.

Турки не узнали императора и оставили его лежать на улице как простого воина среди прочих убитых (Дука, «Византийская история», 39).

Поднявшись наконец на стену, передовые турецкие отряды рассеяли защитников и стали открывать ворота. Также они продолжали теснить ромеев, чтобы те не смогли этому помешать (Сфрандизи, «Большая Хроника» 3;5). Когда осажденные увидели это, по всему городу, даже на участке гавани, раздался страшный крик «Укрепление взято; вверху на башнях уже подняты неприятельские знаки и знамена!» По всему городу началась паника, воины, стоявшие на стенах, везде прекратили сопротивление и обратились в бегство. Венецианцы и генуэзцы (те, что держали нейтралитет) стали прорываться к заливу, чтобы сесть на суда и бежать из города. Греки разбегались и прятались. Некоторые византийские отряды, каталонцы и особенно турки шехзаде Орхана продолжали вести бой на улицах, многие из них дрались насмерть, понимая, что в случае сдачи султан Мехмед просто бы замучил их в плену.

Братья Боккиарди оборонялись на стенах возле Керкопорты, но начавшая паника вынудила сделать прорыв к морю. Паоло был убит, но двое других — Антонио и Троило успели пробиться. Командующий венецианцами Минотто был окружён в Влахернском дворце и взят в плен ( на следующий день по приказу султана он будет казнён ).

После того, как турки ворвались в город, множество константинопольских мужчин и женщин собралось у колонны Константина Великого. Они надеялись на божественное спасение, так как, согласно одному из пророчеств, как только турки дойдут до этой колонны, с неба снизойдёт ангел и передаст царство и меч некоему неизвестному человеку, стоящему у этой колонны, который, возглавив войско, одержит победу.

К югу от Ликоса защищались отряды Филиппо Контарини и грек Димитрий Кантакузин. При окружении турками они были частью перебиты, частью взяты в плен, включая и командиров. Ответственный за оборону в районе Акрополя, кардинал Исидор, бежал с поста, изменив свою внешность. Габриель Тревизано также слишком поздно оценил ситуацию, не смог вовремя спуститься со стен и был захвачен турками. Альвизо Диедо с несколькими генуэзскими кораблями сумел уйти.

Итальянцы, венецианцы и греки смогли прорваться к судам, отомкнули цепь, закрывавшую вход в Золотой Рог, и в большинстве своём смогли уйти в открытое море. Известно, что семи генуэзским кораблям, пяти кораблям императора и большинству венецианских судов удалось уйти в безопасную часть Мраморного моря. Турки им особо не препятствовали, опасаясь длительной войны с Венецией, Генуей и возможными союзниками этих государств. Бой в самом городе продолжался целый день, пленных у турок было очень мало, около 500 ромейских солдат и наёмников, остальные защитники города либо бежали, либо были убиты.

Моряки из Крита, доблестно оборонявшие башни Василия, Льва и Алексея и отказавшиеся сдаться, смогли уйти беспрепятственно. Восхищенный их храбростью, Мехмед II разрешил им уйти, взяв с собой все снаряжение и свой корабль.

Последствия

Сфрандзи пишет, что уже после того, как закончился штурм и город был взят, тело императора Константина сумели найти и опознать лишь по царским сапогам с орлами, которые тот носил. Султан Мехмед, узнав об этом, приказал выставить голову Константина на ипподроме. Вместе с тем по приказу его находившиеся в городе христиане похоронили царское тело с императорскими почестями (Сфрандизи, «Большая Хроника» 3;9). По другим источникам (Дука), голова Константина была водружена на колонну на форуме Августа.

Вскоре султан узнал от пленных греков, что венгр Урбан предлагал свои услуги и Константину, но византийская знать не желала делиться средствами, а у Константина не было средств. Урбан объяснил, что решил таким образом помочь Мехмеду завоевать Константинополь. Узнав о таком страшном предательстве, султан приказал казнить и Урбана, и всю византийскую знать. По другой версии, Урбан погиб во время осады при разрыве одной из своих бомбард.

Константин был последним из императоров ромеев. Со смертью Константина XI Византийская империя прекратила своё существование. Её земли вошли в состав Османского государства. Грекам султан даровал права самоуправляющейся общины внутри империи, во главе общины должен был стоять Патриарх Константинопольский, ответственный перед султаном.

Сам султан, считая себя преемником византийского императора, принял титул Кайзер-и Рум (Цезарь Рима). Данный титул носили турецкие султаны до окончания Первой мировой войны.

Многие историки считают падение Константинополя ключевым моментом в европейской истории, отделяющим Средневековье от эпохи Возрождения, объясняя это крушением старого религиозного порядка, а также применением в ходе сражения новых военных технологий, таких, как порох и артиллерия. Многие университеты Западной Европы пополнились греческими учёными, бежавшими из Византии, что сыграло немалую роль в последующей рецепции римского права.

Падение Константинополя также перекрыло главный торговый путь из Европы в Азию, что заставило европейцев искать новый морской путь и, возможно, привело к открытию Америки и началу эпохи великих географических открытий.

Но большинство европейцев считало, что гибель Византии стала началом конца света, так как только Византия была преемницей Римской империи. С гибелью Византии могли начаться ужасные события в Европе: эпидемии чумы, пожары, землетрясения, засухи, наводнения и, конечно, нападения чужеземцев с Востока. Только к концу XVII века натиск Турции на Европу ослаб, а ближе к концу XVIII века Турция стала терять свои земли.

Когда город пал, венецианцы пострадали больше всех. За исключением двух небольших групп на южных стенах, большая часть венецианских сил сосредоточилась вокруг Влахернского дворца императора. Северный участок крепостных стен изгибался к Золотому Рогу. Именно в этом месте турки впервые проломили стену и вторглись в город. Многие венецианцы пали в бою, а тех кого взяли в плен, победители обезглавили.

Произошло не просто падение православной и торговой столицы, с падением Константинополя Византия более не существовала как политическая сила. Исчез важный рынок. Султан-победитель отныне мог замышлять новые завоевания, надеяться оставалось только на его добрую волю.

Многие современники обвиняли Венецию в падении Константинополя (Венеция как торговый, морской город, имела один из самых мощных флотов). Однако следует иметь в виду, что остальные христианские державы и пальцем не пошевелили, чтобы спасти гибнущую империю. Без помощи остальных государств, если бы даже венецианский флот прибыл вовремя, это позволило бы Константинополю продержаться ещё пару недель, но это только бы продлило агонию. Тем не менее с исторического аспекта Венецию трудно считать невиновной. Византийская империя умирала вот уже два века, она так и не оправилась после Четвертого крестового похода католической армии, устроенного Венецией. Тогда Венеция получила самую большую выгоду от грабежа. Но при защите Константинополя Венеция понесла огромные убытки. Венецианская армия до последнего героически сражалась на разрушенных стенах, при этом погибло как минимум 68 патрициев, многие из которых принадлежали к самым старейшим и славнейшим семействам Венеции.

Завоевания

Эпоха могущества Османской империи продолжалась более 150 лет. В 1459 г. была завоёвана вся Сербия (кроме Белграда, взятого в 1521 г.) и обращена в османский пашалык. В 1460 г. завоёвано Афинское герцогство и вслед за ним почти вся Греция, за исключением некоторых приморских городов, оставшихся во власти Венеции. В 1462 г. завоёван остров Лесбос и Валахия, в 1463 г. — Босния.

Завоевание Греции привело турок к столкновению с Венецией, вступившей в коалицию с Неаполем, папой и Караманом (самостоятельным мусульманским ханством в Малой Азии, в котором правил хан Узун Хасан).

Война длилась 16 лет в Морее, на Архипелаге и в Малой Азии одновременно (1463—79) и окончилась победой Османского государства. Венеция по Константинопольскому миру 1479 г. уступила Османам несколько городов в Морее, остров Лемнос и другие острова Архипелага (Негропонт был захвачен турками ещё в 1470 г.); Караманское ханство признало власть султана. После смерти Скандербега (1467) турки захватили Албанию, потом Герцеговину. В 1475 г. они вели войну с крымским ханом Менгли Гиреем и принудили его признать себя зависимым от султана. Победа эта имела для турок большое военное значение, так как крымские татары доставляли им вспомогательное войско, по временам в 100 тыс. чел.; но впоследствии она сделалась роковой для турок, так как столкнула их с Россией и Польшей. В 1476 г. османцы опустошили Молдавию и поставили её в вассальную зависимость.

В 1479 году османы нейтрализовали Венецианскую республику, заключив с ней мирный договор, который фактически развязал им руки в Средиземноморье. В 1480 году османы осадили Родос, что вселило в них ещё большую уверенность в своих силах. Летом 1480 г. османы осадили и взяли крепость Отранто в Неаполитанском королевстве. Османский флот начал совершать грабительские рейды на соседние города — Лечче, Таранто, Бриндизи и Вьесте. В Риме началась паника. Папа Сикст IV продумал планы эвакуации города и призвал европейские страны организовать крестовый поход против турок, который активно поддержала лишь Венгрия, приславшая около 1600 воинов для борьбы с турками, и Неаполь, собравший организованное ополчение. Османы оставили Отранто в 1481 г., когда умер Мехмед II.

Этим на некоторое время закончился период завоеваний. Османам принадлежал весь Балканский полуостров до Дуная и Савы, почти все острова Архипелага и Малая Азия до Трапезунда и почти до Евфрата, за Дунаем Валахия и Молдавия находились от них тоже в сильнейшей зависимости. Везде управляли или непосредственно османские чиновники, или местные правители, утверждавшиеся Портой и находившиеся у неё в полном подчинении.

Правление Баязета II

Ни один из предшествовавших султанов не сделал столько для расширения пределов Османской империи, как Мехмед II, оставшийся в истории с прозвищем «Завоеватель». Ему наследовал сын его Баязет II (1481—1512) посреди смут. Младший брат Джем, опираясь на великого визиря Могамета-Карамание и пользуясь отсутствием Баязета в Константинополе в момент смерти отца, провозгласил себя султаном.

Баязет собрал оставшиеся верными войска; враждебные армии встретились при Ангоре. Победа осталась за старшим братом; Джем бежал на Родос, оттуда в Европу и после долгих странствований очутился в руках папы Александра VI, который предложил Баязету отравить его брата за 300 000 дукатов. Баязет принял предложение, уплатил деньги, и Джем был отравлен (1495). Царствование Баязета отмечено ещё несколькими восстаниями его сыновей, окончившимися (кроме последнего) благополучно для отца; Баязет брал восставших и подвергал казни. Тем не менее, турецкие историки характеризуют Баязета как миролюбивого и кроткого человека, покровителя искусства и литературы.

Действительно, в османских завоеваниях наступила некоторая остановка, но скорее вследствие неудач, чем миролюбия правительства. Боснийский и сербский паши многократно делали набеги на Далмацию, Штирию, Каринтию и Крайну и подвергали их жестокому опустошению; несколько раз делались попытки взять Белград, но безуспешно. Смерть Матьяша Корвина (1490), вызвала анархию в Венгрии и, казалось, благоприятствовала замыслам османцев против этого государства.

Продолжительная война, ведущаяся с некоторыми перерывами, окончилась, однако, не особенно благоприятно для турок. По миру, заключённому в 1503 году, Венгрия отстояла все свои владения и хотя должна была признать право Османской империи на дань с Молдавии и Валахии, но не отказалась от верховных прав на эти два государства (скорее в теории, чем в действительности). В Греции были завоёваны Наварин (Пилос), Модон и Корон (1503).

Ко времени Баязета II относятся первые отношения государства Османов с Россией: в 1495 году в Константинополе появились послы великого князя Ивана III, чтобы обеспечить русским купцам беспрепятственную торговлю в Османской империи. С Баязетом вступали в дружеские отношения и другие европейские державы, в особенности Неаполь, Венеция, Флоренция, Милан и папа, ища его дружбы; Баязет искусно балансировал между всеми.

В это же время Османская империя ведёт войну с Венецией за Средиземноморье, и наносит ей поражение в 1505 году.

Главное его внимание было обращено на Восток. Он начал войну с Персией, но не успел её окончить; в 1510 году против него восстал во главе янычар его младший сын Селим, разбил его и сверг с престола. Вскоре Баязет умер, по всей вероятности, от отравы; истреблены были и другие родственники Селима.

Правление Селима I

Война в Азии продолжалась при Селиме I (1512—20). Кроме обычного стремления османов к завоеваниям, у этой войны была и религиозная причина: турки были суннитами, Селим, как крайний ревнитель суннизма, страстно ненавидел персов-шиитов, по его приказу было уничтожено до 40 000 шиитов, живших на османской территории. Война велась с переменным успехом, но окончательная победа, хотя и далеко не полная, была на стороне турок. По миру 1515 г. Персия уступила Османской империи области Диярбакыр и Мосул, лежащие по верхнему течению Тигра.

Египетский султан Кансу-Гаври отправил к Селиму посольство с предложением мира. Селим велел перебить всех членов посольства. Кансу выступил ему навстречу; битва произошла в долине Дольбек. Благодаря своей артиллерии Селим одержал полную победу; мамелюки бежали, Кансу погиб во время побега. Дамаск открыл ворота победителю; вслед за ним подчинилась султану вся Сирия, а Мекка и Медина отдались под его покровительство (1516). Новый египетский султан Туман Бей после нескольких поражений должен был уступить Каир турецкому авангарду; но ночью он проник в город и истребил турок. Селим, не будучи в состоянии взять Каир без упорной борьбы, предложил его жителям сдаться на капитуляцию с обещанием своих милостей; жители сдались — и Селим произвёл в городе страшную резню. Обезглавлен был и Туман Бей, когда во время отступления он был разбит и взят в плен (1517).

Селим попрекал его за то, что он не желал подчиниться ему, повелителю правоверных, и развил смелую в устах мусульманина теорию, по которой он, как властитель Константинополя, есть наследник Восточной Римской империи и, следовательно, имеет право на все земли, когда-либо входившие в её состав.

Понимая невозможность управлять Египтом исключительно через посредство своих пашей, которые в конце концов неизбежно должны были бы сделаться независимыми, Селим сохранил рядом с ними 24 вождей мамелюков, которые считались подчинёнными паше, но пользовались известной самостоятельностью и могли жаловаться на пашу в Константинополь. Селим был один из самых жестоких османских султанов; кроме своего отца и братьев, кроме бесчисленного множества пленников, он в течение восьми лет своего царствования казнил семь своих великих визирей. Вместе с тем он покровительствовал литературе и сам оставил значительное число турецких и арабских стихотворений. В памяти турок он остался с прозвищем Явуз (непреклонный, суровый).

Правление Сулеймана I

Сын Селима Сулейман I (1520—66), прозванный христианскими историками Великолепным или Великим, был прямой противоположностью отцу. Он не был жесток и понимал политическую цену милосердия и формальной справедливости; он начал своё царствование с того, что отпустил на свободу несколько сотен египетских пленников из знатных семей, содержавшихся Селимом в цепях. Европейские торговцы шёлком, ограбленные на османской территории в начале его царствования, получили от него щедрое денежное вознаграждение. Более чем его предшественники, он любил пышность, которою его дворец в Константинополе поражал европейцев. Хотя он не отказывался от завоеваний, но не любил войны, только в редких случаях лично становясь во главе войска. Особенно высоко он ценил дипломатическое искусство, которое приносило ему немаловажные победы. Тотчас после вступления на престол он завязал мирные переговоры с Венецией и заключил с ней в 1521 г. договор, признавший за венецианцами право торговли на турецкой территории и обещавший им охрану их безопасности; обе стороны обязались выдавать друг другу беглых преступников. С тех пор Венеция хотя и не держала в Константинополе постоянного посланника, но посольства из Венеции в Константинополь и обратно отправлялись более или менее регулярно. В 1521 г. османские войска взяли Белград. В 1522 году Сулейман высадил большое войско на Родос. Шестимесячная осада главной цитадели рыцарей-иоаннитов закончилась её капитуляцией, после чего турки приступили к завоеванию Триполи и Алжира в Северной Африке.

В 1527 году османские войска под командованием Сулеймана I вторглись в Австрию и Венгрию. Поначалу турки добились весьма значительных успехов: в восточной части Венгрии им удалось создать марионеточное государство, ставшее вассалом Османской империи, они захватили Буду, разорили огромные территории в Австрии. В 1529 году султан двинул своё войско на Вену, намереваясь захватить австрийскую столицу, но это ему не удалось. 27 сентября началась осада Вены, турки минимум в 7 раз превосходили числом осаждённых. Но погода была против турок — по пути к Вене из-за непогоды они потеряли множество пушек и вьючных животных, в их лагере начались болезни. А австрийцы время даром не теряли — они заблаговременно укрепили городские стены, а эрцгерцог Австрии Фердинанд I привёл в город немецких и испанских наёмников (его старший брат Карл V Габсбург был одновременно императором Священной Римской империи и королём Испании). Тогда турки сделали ставку на подрыв стен Вены, но осаждённые постоянно делали вылазки и уничтожали все турецкие траншеи и подземные ходы. Ввиду надвигающейся зимы, болезней и массового дезертирства туркам пришлось уйти уже через 17 дней после начала осады, 14 октября.

Союз с Францией

Ближайшим соседом Османского государства и самым опасным врагом её была Австрия, и вступить с ней в серьёзную борьбу, не заручившись чьей-либо поддержкой, было рискованно. Естественным союзником османцев в этой борьбе была Франция. Первые отношения между Османской империей и Францией начались ещё в 1483 году; с тех пор оба государства несколько раз обменивались посольствами, но это не приводило к практическим результатам.

В 1517 году король французский Франциск I предлагал императору германскому и Фердинанду Католическому союз против турок с целью изгнания их из Европы и дележа их владений, но союз этот не состоялся: интересы названных европейских держав были слишком противоположны друг другу. Напротив, Франция и Османская империя нигде не соприкасались друг с другом и ближайших поводов для вражды у них не было. Поэтому Франция, которая когда-то принимала столь горячее участие в крестовых походах, решилась на смелый шаг: на настоящий военный союз с мусульманской державой против державы христианской. Последний толчок дала неудачная для французов битва при Павии, во время которой король попал в плен. Регентша Луиза Савойская отправила в феврале 1525 года посольство в Константинополь, но оно было избито турками в Боснии. Не смущаясь этим событием, Франциск I из плена отправил султану посланца с предложением союза; султан должен был напасть на Венгрию, а Франциск обещал войну с Испанией. Одновременно и Карл V делал подобные же предложения османскому султану, но султан предпочёл союз с Францией.

Вскоре после того Франциск отправил в Константинополь просьбу разрешить в Иерусалиме восстановление хотя бы одной католической церкви, но получил от султана решительный отказ во имя принципов ислама вместе с обещанием всяческого покровительства христианам и охраны их безопасности (1528).

Военные успехи

По перемирию 1547 г. вся южная часть Венгрии до Офена включительно обратилась в османскую провинцию, разделённую на 12 санджаков; северная перешла во власть Австрии, но с обязательством платить султану за неё 50 000 дукатов дани ежегодно (в немецком тексте договора дань была названа почётным подарком — Ehrengeschenk). Верховные права Османской империи над Валахией, Молдавией и Трансильванией были подтверждены миром 1569 г. Этот мир мог состояться только потому, что Австрия истратила громадные суммы денег на подкуп турецких уполномоченных. Война Османов с Венецией окончилась в 1540 г. переходом во власть Османской империи последних владений Венеции в Греции и на Эгейском море. В новой войне с Персией османцы заняли в 1536 г. Багдад, в 1553 г. — Грузию. Этим они достигли апогея своего политического могущества. Османский флот свободно плавал по всему Средиземному морю до Гибралтара и в Индийском океане нередко грабил португальские колонии.

В 1535 или 1536 г. был заключён между Османской империей и Францией новый договор «о мире, дружбе и торговле»; Франция имела отныне постоянного посланника в Константинополе и консула в Александрии. Подданным султана во Франции и подданным короля на территории Османского государства гарантировалось право свободно разъезжать по стране, покупать, продавать и обменивать товары под охраной местных властей на начале равноправности. Тяжбы между французами в Османской империи должны были разбираться французскими консулами или посланниками; в случае тяжбы между турком и французом французам предоставлялась защита их консулом. В порядке внутреннего управления за время Сулеймана произошли некоторые перемены. Прежде султан почти всегда лично присутствовал в диване (министерском совете): Сулейман редко в нём появлялся, предоставляя, таким образом, больший простор своим визирям. Ранее должности визиря (министра) и великого визиря, и также наместника пашалыка предоставлялись обыкновенно людям более или менее опытным в управлении или военном деле; при Сулеймане в этих назначениях стал играть заметную роль гарем, а также и денежные подарки, даваемые претендентами на высокие посты. Это вызывалось нуждой правительства в деньгах, но скоро сделалось как бы нормой права и было главной причиной упадка Порты. Расточительность правительства дошла до небывалых размеров; правда, доходы правительства благодаря успешному сбору даней тоже значительно возросли, но, несмотря на это, султану пришлось нередко прибегать к порче монеты.

Правление Селима II

Сын и наследник Сулеймана Великолепного Селим II (1566—74) вступил на престол, не имея нужды избивать братьев, так как об этом позаботился его отец, желая в угоду своей любимой последней жене обеспечить за ним престол. Селим, царствовал благополучно и оставил своему сыну государство, не только не уменьшившееся территориально, но даже увеличившееся; этим, во многом, он был обязан уму и энергии визиря Мехмеда Соколлу. Соколлу закончил покорение Аравии, которая ранее находилась только в слабой зависимости от Порты.

Он потребовал от Венеции уступки острова Кипра, что повлекло за собой войну между Османской империей и Венецией (1570—1573); османцы потерпели тяжёлое морское поражение при Лепанто (1571), но, несмотря на это, в конце войны захватили Кипр и смогли его удержать; кроме того, они обязали Венецию уплатить 300 тыс. дукатов военной контрибуции и платить дань за обладание о-вом Занте в размере 1500 дукатов. В 1574 г. османцы овладели Тунисом, который ранее принадлежал испанцам; Алжир и Триполи уже ранее признавали свою зависимость от Османов. Соколлу задумывал два великих дела: соединение Дона и Волги каналом, которое, по его мнению, должно было упрочить власть Османской империи в Крыму и вновь подчинить ей Астраханское ханство, уже завоёванное Москвой, — и прорытие Суэцкого перешейка. Осуществить это было, однако, не по силам османскому правительству.

При Селиме II состоялась османская экспедиция в Ачех, приведшая к установлению долговременных связей между Османской империей и этим отдалённым малайским султанатом.

Правление Мурада III и Мехмеда III

Во время царствования Мурада III (1574—1595) Османская империя вышла победительницей из упорной войны с Персией, захватив весь Западный Иран и Кавказ. Сын Мурада Мехмед III (1595—1603) при вступлении на престол казнил 19 братьев. Однако он не был жестоким правителем, и даже вошёл в историю под прозвищем Справедливый. При нём государством в значительной степени управляла его мать через посредство 12 великих визирей, часто сменявших друг друга.

Усиленная порча монеты и возвышение податей не раз приводили к восстаниям в различных частях государства. Царствование Мехмеда было наполнено войной с Австрией, которая началась ещё при Мураде в 1593 г. и окончилась только в 1606 г., уже при Ахмеде I (1603—17). Окончилась она Ситваторокским миром 1606 г., знаменующим поворот во взаимных отношениях между Османской империей и Европой. Никакой новой дани не было наложено на Австрию; напротив, она освободилась от прежней дани за Венгрию, единовременно выплатив контрибуцию в 200 000 флоринов. В Трансильвании правителем был признан враждебный Австрии Стефан Бочкай с его мужским потомством. Молдавию, неоднократно пытавшуюся выйти из вассалитета, удалось отстоять в ходе пограничных конфликтов с Речью Посполитой и Габсбургами. С этого времени территории Османского государства более не расширялась иначе, как на короткий срок. Печальные последствия для Османской империи имела война с Персией 1603—12 гг., в которой турки понесли несколько серьёзных поражений и должны были уступить Восточно-Грузинские земли, Восточную Армению, Ширван, Карабах, Азербайджан с Тавризом и некоторые другие местности.

Упадок империи (1614—1757)

Последние годы царствования Ахмеда I наполнены мятежами, продолжавшимися и при его наследниках. Его брат Мустафа I (1617—1618), ставленник и любимец янычар, которым он делал миллионные подарки из государственных средств, после трёхмесячного управления был свергнут фетвой муфтия как умалишённый, и на престол вступил сын Ахмеда Осман II (1618—1622). После неудачного похода янычар против казаков он сделал попытку уничтожить эту буйную, с каждым годом становившуюся всё менее и менее полезной для военных целей и всё более и более опасной для государственного порядка армию — и за это был убит янычарами. На престол был вновь возведён Мустафа I и вновь через несколько месяцев свергнут с престола, а через несколько лет умер, вероятно, от отравления.

Младший брат Османа, Мурад IV (1623—1640), намерен был, казалось, восстановить прежнее величие Османской империи. Это был жестокий и жадный тиран, напоминавший Селима, но вместе с тем способный администратор и энергичный воин. По исчислениям, точность которых не может быть удостоверена, при нём казнено до 25 000 чел. Нередко он казнил богатых людей исключительно для того, чтобы конфисковать их имущество. Он вновь отвоевал в войне с персами (1623—1639) Тавриз и Багдад; ему удалось также нанести поражение венецианцам и заключить с ними выгодный мир. Он усмирил опасное восстание друзов (1623—1637); но восстание крымских татар почти вовсе освободило их от османской власти. Опустошения Черноморского побережья, производимые казаками, остались для них безнаказанными.

Во внутреннем управлении Мурад стремился ввести некоторый порядок и некоторую экономию в финансах; однако все его попытки оказались неосуществимыми.

При его брате и наследнике Ибрагиме (1640—1648), при котором государственными делами вновь заведовал гарем, были потеряны все приобретения его предшественника. Сам султан был свергнут и задушен янычарами, возведшими на престол его семилетнего сына Мехмеда IV (1648—1687). Истинными правителями государства в первое время царствования последнего были янычары; все государственные должности замещались их ставленниками, управление находилось в полном расстройстве, финансы достигли крайнего упадка. Несмотря на это, османскому флоту удалось нанести серьёзное морское поражение Венеции и прорвать блокаду Дарданелл, которая с переменным успехом держалась с 1654 г.

Русско-турецкая война 1686—1700

В 1656 году пост великого визиря захватил энергичный человек Мехмет Кёпрюлю, который сумел усилить дисциплину армии и нанести несколько поражений врагам. Австрия должна была заключить в 1664 году не особенно для неё выгодный мир в Васваре; в 1669 году турки завоевали Крит, а в 1672 году, по миру в Бучаче, получили от Речи Посполитой Подолию и даже часть Украины.

Этот мир вызвал негодование народа и сейма, и война началась снова. В ней приняла участие и Россия; зато на стороне османов стояла значительная часть казаков во главе с Дорошенко. Во время войны умер великий визирь Ахмет-паша Кёпрюлю после 15-летнего управления страной (1661—1676). Война, шедшая с переменным успехом, окончилась Бахчисарайским перемирием, заключённым в 1681 году на 20 лет, на начале статус-кво; Западная Украина, представлявшая после войны настоящую пустыню, и Подолия остались в руках турок.

Османы легко согласились на мир, так как у них на очереди стояла война с Австрией, которую предпринял преемник Ахмет-паши Кара-Мустафа Кёпрюлю. Османцам удалось проникнуть до Вены и осадить её (с 24 июля до 12 сентября 1683 года), но осаду пришлось снять, когда польский король Ян Собеский заключил союз с Австрией, поспешил на помощь Вене и одержал около неё блестящую победу над османским войском. В Белграде Кара-Мустафу встретили посланцы от султана, имевшие приказ доставить в Константинополь голову неспособного полководца, что и было исполнено. В 1684 году к коалиции Австрии и Речи Посполитой против Османской империи примкнула и Венеция, позднее и Россия.

В ходе войны, в которой османам уже пришлось не нападать, а защищаться на собственной территории, в 1687 году великий визирь Сулейман-паша был разбит при Мохаче. Поражение османских войск вызвало раздражение янычар, которые оставались в Константинополе, бунтуя и грабя. Под угрозой восстания, Мехмед IV послал им голову Сулеймана, но это не спасло его самого: янычары низвергли его при помощи фетвы муфтия и насильно возвели на престол его брата, Сулеймана II (1687—1691), человека преданного пьянству и совершенно неспособного к управлению. Война продолжалась при нём и при его братьях, Ахмеде II (1691—1695) и Мустафе II (1695—1703). Венецианцы овладели Мореей; австрийцы взяли Белград (вскоре опять доставшийся османам) и все значительные крепости Венгрии, Славонии, Трансильвании; поляки заняли значительную часть Молдавии.

В 1699 году война была закончена Карловицким мирным договором, который был первым, по которому Османская империя не получала ни дани, ни временной контрибуции. Значение его существенно превосходило значение Ситваторокского мира. Стало для всех ясно, что военное могущество Османов вовсе не велико и что внутренние неурядицы расшатывают их государство всё более и более.

В самой империи Карловицкий мир вызвал среди более образованной части населения сознание необходимости некоторых реформ. Это сознание уже ранее имели Кёпрюлю — семья, давшая государству в течение 2-й половины XVII и начала XVIII века 5 великих визирей, принадлежавших к самым замечательным государственным людям Османской империи. Уже в 1690 году вел. визирь Кёпрюлю Мустафа издал Низами-Джедид (осман. Nizam-ı Cedid‎ — «Новый порядок»), установивший максимальные нормы поголовных податей, взимаемых с христиан; но закон этот не имел практического применения. После Карловицкого мира христианам в Сербии и Банате были прощены подати за год; высшее правительство в Константинополе стало по временам заботиться о защите христиан от поборов и других притеснений. Недостаточные для того, чтобы примирить христиан с турецким гнётом, эти меры раздражали янычар и турок.

Участие в Северной войне

Брат и наследник Мустафы, Ахмед III (1703—1730), возведённый на трон восстанием янычар, обнаружил неожиданную смелость и самостоятельность. Он арестовал и спешно казнил многих офицеров войска янычар и отрешил от должности и сослал посаженного ими великого визиря (садр-азам) Ахмеда-пашу. Новый великий визирь Дамад-Гассан паша усмирил восстания в разных местах государства, покровительствовал иностранным купцам, основывал школы. Скоро он был свергнут вследствие интриги, исходившей из гарема, и визири стали сменяться с поразительной быстротой; некоторые оставались во власти не более двух недель.

Османская империя не воспользовалась даже затруднениями, испытанными Россией во время Северной войны. Только в 1709 году она приняла бежавшего из-под Полтавы Карла XII и под влиянием его убеждений начала войну с Россией. К этому времени в османских правящих кругах уже существовала партия, которая мечтала не о войне с Россией, а о союзе с ней против Австрии; во главе этой партии стоял вел. визирь Нуман Кеприлу, и его падение, бывшее делом Карла XII, послужило сигналом к войне.

Положение Петра I, окружённого на Пруте 200 000 армией турок и татар, было крайне опасно. Гибель Петра была неизбежна, но великий визирь Балтаджи-Мехмед поддался подкупу и выпустил Петра за маловажную сравнительно уступку Азова (1711). Партия войны свергла Балтаджи-Мехмеда и сослала на Лемнос, но Россия дипломатическим путём добилась от Османской империи удаления Карла XII, для чего пришлось прибегнуть к силе.

В 1714—1718 годах османы вели войну с Венецией и в 1716—1718 годах с Австрией. По Пассаровицкому миру (1718 год) Османская империя получила обратно Морею, но отдала Австрии Белград с значительной частью Сербии, Банат, часть Валахии. В 1722 году, воспользовавшись прекращением династии и последовавшими затем смутами в Персии, османы начали религиозную войну против шиитов, которой они надеялись вознаградить себя за потери в Европе. Несколько поражений в этой войне и вторжение персов на османскую территорию вызвало новое восстание в Константинополе: Ахмед был низложен, и на престол возведён его племянник, сын Мустафы II, Махмуд I.

Правление Махмуда I

При Махмуде I (1730—1754), составлявшем своей мягкостью и гуманностью исключение в ряду османских султанов (он не убил свергнутого султана и его сыновей и вообще избегал казней), продолжалась война с Персией, не имевшая определённых результатов. Война с Австрией окончилась Белградским миром (1739), по которому турки получили Сербию с Белградом и Орсовой. Успешнее действовала против османов Россия, но заключение австрийцами сепаратного мира заставило и русских пойти на уступки; из своих завоеваний Россия сохранила только Азов, но с обязательством срыть укрепления.

В царствование Махмуда Ибрагимом Басмаджи была основана первая турецкая типография. Муфтий после некоторых колебаний дал фетву, которой во имя интересов просвещения благословлял начинание, а султан гатти-шерифом разрешил его. Было запрещено только печатать Коран и священные книги. В первый период существования типографии в ней было напечатано 15 сочинений (словари арабский и персидский, несколько книг по истории государства Османов и всеобщей географии, военное искусство, политическая экономия и т. д.). После смерти Ибрагима Басмаджи типография закрылась, новая возникла только в 1784 году.

Махмуду I, умершему естественной смертью, наследовал его брат Осман III (1754—1757), царствование которого протекло мирно и который умер так же, как и его брат.

Попытки реформ (1757—1839)

Осману наследовал Мустафа III (1757—74), сын Ахмеда III. По вступлении на престол он твёрдо выразил намерение изменить политику Османской империи и восстановить блеск её оружия. Он задумывал довольно обширные реформы (между прочим, прорытие каналов через Суэцкий перешеек и через Малую Азию), открыто не сочувствовал рабству и отпустил на волю значительное число невольников.

Всеобщее недовольство, и раньше не бывшее новостью в Османской империи, было особенно усилено двумя случаями: неизвестно кем был ограблен и уничтожен караван правоверных, возвращавшихся из Мекки, и турецкий адмиральский корабль был захвачен отрядом морских разбойников греческой национальности. Всё это свидетельствовало о крайней слабости государственной власти.

Для урегулирования финансов Мустафа III начал с экономии в собственном дворце, но вместе с тем допустил порчу монеты. При покровительстве Мустафы была открыта в Константинополе первая публичная библиотека, несколько школ и больниц. Он очень охотно заключил в 1761 году договор с Пруссией, которым предоставлял прусским торговым кораблям свободное плавание в османских водах; прусские подданные в Османской империи были подчинены юрисдикции своих консулов. Россия и Австрия предлагали Мустафе 100 000 дукатов за отмену прав, данных Пруссии, но безуспешно: Мустафа желал возможно более сблизить своё государство с европейской цивилизацией.

Дальше попытки реформ не пошли. В 1768 году султан должен был объявить войну России, длившуюся 6 лет и окончившуюся Кучук-Кайнарджийским миром 1774 года. Мир был заключён уже при брате и наследнике Мустафы, Абдул-Хамиде I (1774—1789).

Правление Абдул-Хамида I

Империя в это время чуть ли не повсеместно находилась в состоянии брожения. Греки, возбуждённые Орловым, волновались, но, оставленные русскими без помощи, сравнительно быстро и легко были усмирены и жестоко наказаны. Ахмед-паша Багдадский объявил себя независимым; Тахер, поддерживаемый арабскими кочевниками, принял звание шейха Галилеи и Акры; Египет под властью Мухаммеда Али и не думал уплачивать дани; Северная Албания, которой управлял Махмуд, паша Скутарийский, находилась в состоянии полного восстания; Али, паша Янинский, явно стремился к основанию самостоятельного царства.

Всё царствование Адбул-Хамида было занято усмирением этих восстаний, которое не могло быть достигнуто вследствие отсутствия у османского правительства денег и дисциплинированного войска. К этому присоединилась новая война с Россией и Австрией (1787—1791), опять неудачная для османов. Она окончилась Ясским миром с Россией (1792), по которому Россия окончательно приобрела Крым и пространство между Бугом и Днестром, и Систовским миром с Австрией (1791). Последний был сравнительно благоприятен для Османской империи, так как её главный враг, Иосиф II, умер, а Леопольд II направлял всё своё внимание на Францию. Австрия возвратила Османам большую часть сделанных ею в эту войну приобретений.

Мир был заключён уже при племяннике Абдул Хамида, Селиме III (1789—1807). Кроме территориальных потерь, война внесла в жизнь Османского государства одно существенное изменение: перед её началом (1785) империя заключила свой первый государственный долг, сперва внутренний, гарантированный некоторыми государственными доходами.

Правление Селима III

Султан Селим III первым осознал глубокий кризис Османской империи и приступил к реформированию военной и государственной организации страны. Энергичными мерами правительство очистило Эгейское море от пиратов; оно покровительствовало торговле и народному образованию. Главное его внимание было обращено на армию. Янычары доказали свою почти полную бесполезность на войне, в то же время держа страну в периоды мира в состоянии анархии. Их формирования султан намеревался заменить армией европейского образца, но поскольку было очевидно, что сразу невозможно заменить всю старую систему, то реформаторы уделили определённое внимание улучшению положения традиционных формирований. В ряду других реформ султана были мероприятия по усилению боеспособности артиллерии и флота. Правительство озаботилось переводом на османский язык лучших иностранных сочинений по тактике и фортификации; пригласило на преподавательские места в артиллерийском и морском училищах французских офицеров; при первом из них основало библиотеку иностранных сочинений по военным наукам. Были улучшены мастерские для отливки пушек; военные суда нового образца заказывались во Франции. Это все были предварительные меры.

Султан явно желал перейти к реорганизации внутреннего строя армии; он установил для неё новую форму и стал вводить более строгую дисциплину. Янычар пока он не касался. Но тут на его пути стали, во-первых, восстание видинского паши, Пасван-Оглу (1797), который явно пренебрегал приказами, исходившими от правительства, во-вторых — египетская экспедиция Наполеона.

Кучук-Гуссейн двинулся против Пасван-Оглу и вёл с ним настоящую войну, не имевшую определённого результата. Правительство вступило наконец в переговоры с мятежным наместником и признало его пожизненные права на управление Видинским пашалыком, в действительности — на началах почти полной независимости.

В 1798 году генерал Бонапарт сделал своё знаменитое нападение на Египет, потом на Сирию. На сторону Османской империи стала Великобритания, уничтожившая французский флот в битве при Абукире. Экспедиция не имела для османов серьёзных результатов. Формально Египет остался во власти Османской империи, фактически — во власти мамлюков.

Едва окончилась война с французами (1801), как началось восстание янычар в Белграде, недовольных реформами в армии. Притеснения с их стороны вызвали народное движение в Сербии (1804) под начальством Карагеоргия. Правительство сперва поддерживало движение, но скоро оно вылилось в форму настоящего народного восстания, и Османской империи пришлось начать военные действия. Дело осложнилось войной, начатой Россией (1806—1812). Реформы пришлось вновь отложить: великий визирь и другие высшие чиновники и военные находились на театре военных действий.

Попытка переворота

В Константинополе оставался лишь каймакам (помощник великого визиря) и заместители министров. Шейх-уль-ислам воспользовался этим моментом для заговора против султана. В заговоре приняли участие улемы и янычары, среди которых распространялись слухи о намерении султана расформировать их, распределив по полкам регулярной армии. К заговору примкнул и каймакам.

В назначенный день отряд янычар неожиданно напал на гарнизон постоянного войска, стоявший в Константинополе, и произвёл среди него резню. Другая часть янычар окружила дворец Селима и требовала от него казни ненавистных им лиц. Селим имел мужество отказаться. Он был арестован и посажен под стражу. Султаном был провозглашён сын Абдул-Хамида, Мустафа IV (1807—1808). Резня в городе продолжалась два дня. От имени бессильного Мустафы управляли шейх-уль-ислам и каймакам. Но и у Селима оставались свои приверженцы.

Во время переворота Кабакчи Мустафы (тур. Kabakçı Mustafa isyanı), Мустафа Байрактар (Алемдар Мустафа Паша — паша Болгарского города Рущук) и его приверженцы начали переговоры по поводу возврата султана Селима III на престол. Наконец, с 16-тысячной армией, Мустафа Байрактар отправился в Стамбул, отправив ранее туда Хаджи Али Агу, который убил Кабакчи Мустафу (19 июля 1808 года).

Мустафа Байрактар со своей армией, уничтожив довольно большое количество мятежников, прибыл в Высокую Порту. Султан Мустафа IV, узнав, что Мустафа желает вернуть трон султану Селиму III, приказал убить Селима и брата шах-заде Махмуда. Султан был убит немедленно, а шах-заде Махмуд при помощи своих рабов и слуг был освобожден. Мустафа Байрактар, убрав с трона Мустафу IV, объявил султаном Махмуда II. Последний сделал его садр-и-азамом (sadr-ı azam) — великим визирем.

Правление Махмуда II

Не уступая Селиму в энергии и в понимании необходимости реформ, Махмуд был гораздо более жестким, чем Селим: злой, мстительный, он в большей степени руководствовался личными страстями, которые умерялись политической дальновидностью, чем действительным стремлением ко благу страны. Почва для нововведений была уже несколько подготовлена, способность не задумываться над средствами тоже благоприятствовала Махмуду, и потому его деятельность оставила всё же более следов, чем деятельность Селима. Своим великим визирем он назначил Байрактара, распорядившегося избиением участников заговора против Селима и других политических противников. Жизнь самого Мустафы была на время пощажена.

Как первую реформу, Байрактар наметил реорганизацию корпуса янычар, но он имел неосторожность отправить часть своего войска на театр военных действий; у него оставалось только 7000 солдат. 6000 янычар совершили на них неожиданное нападение и двинулись к дворцу с целью освободить Мустафу IV. Байрактар, с небольшим отрядом запершийся во дворце, выбросил им труп Мустафы, а затем взорвал часть дворца на воздух и похоронил себя в развалинах. Через несколько часов подоспело верное правительству трехтысячное войско с Рамиз-пашой во главе, разбило янычар и истребило значительную их часть.

Махмуд решил отложить реформу до окончания войны с Россией, завершившейся в 1812 г. Бухарестским миром. Венский конгресс внёс некоторые изменения в положение Османской империи или, правильнее, определил точнее и утвердил в теории и на географических картах то, что уже имело место в действительности. Далмация и Иллирия были утверждены за Австрией, Бессарабия за Россией; семь Ионических островов получили самоуправление под английским протекторатом; английские суда получили право свободного прохода через Дарданеллы.

Даже на оставшейся у империи территории правительство не чувствовало уверенности. В Сербии в 1817 г. началось восстание, окончившееся лишь после признания Сербии по Адрианопольскому миру 1829 г. отдельным вассальным государством, с собственным князем во главе. В 1820 г. началось восстание Али-паши Янинского. Вследствие измены его собственных сыновей он был разбит, взят в плен и казнён; но значительная часть его армии образовала кадры греческих повстанцев. В 1821 г. восстание, переросшее в войну за независимость, началось в Греции. После вмешательства России, Франции и Англии и несчастной для Османской империи Наваринской (морской) битвы (1827), в которой погиб турецкий и египетский флот, османцы потеряли Грецию.

Военные потери

Избавление от янычар и дервишей (1826) не спасли турок от поражения как в войне с сербами, так и в войне с греками. За этими двумя войнами и в связи с ними последовала война с Россией (1828—1829), окончившаяся Адрианопольским миром 1829 года. Османская империя потеряла почти всю Сербию, Молдавию, Валахию, Грецию, восточное побережье Чёрного моря.

Вслед за тем от Османской империи отложился Мухаммед Али, хедив Египта (1831—1833 и 1839). В борьбе с последним империя понесла такие удары, которыми было поставлено на карту самое её существование; но её дважды (1833 и 1839) спасло неожиданное заступничество России, вызванное опасением со стороны Николая I новой европейской войны, которая, вероятно, была бы вызвана распадом Османского государства. Впрочем, это заступничество принесло России и реальные выгоды: по миру в Гункьяр Скелесси (1833) Османская империя предоставила русским судам проход через Дарданеллы, закрыв его для Англии. Одновременно французы решили отнять у османцев Алжир (с 1830 года), и ранее, впрочем, бывший лишь в номинальной зависимости от империи.

Гражданские реформы

Войны не остановили реформаторских замыслов Махмуда; частные преобразования в армии продолжались во все время его царствования. Он заботился также о поднятии уровня образования в народе; при нём (1831) стала выходить на французском языке первая в Османской империи газета, имевшая официальный характер («Moniteur ottoman»). С конца 1831 года начала выходить первая официальная газета на турецком языке «Таквим-и векаи».

Подобно Петру Великому, быть может, даже сознательно подражая ему, Махмуд стремился ввести европейские нравы в народе; он сам носил европейский костюм и поощрял к тому своих чиновников, запрещал ношение тюрбана, устраивал празднества в Константинополе и в других городах с фейерверками, с европейской музыкой и вообще по европейскому образцу. До важнейших реформ гражданского строя, задуманных им, он не дожил; они были уже делом его наследника. Но и то немногое, что он сделал, шло вразрез с религиозными чувствами мусульманского населения. Он стал чеканить монету со своим изображением, что прямо запрещено в Коране (известия о том, будто и предыдущие султаны снимали с себя портреты, подлежит большому сомнению).

В течение всего его царствования в разных частях государства, особенно в Константинополе, беспрестанно происходили бунты мусульман, вызванные религиозными чувствами; правительство расправлялось с ними крайне жестоко: иногда в несколько дней в Босфор бросалось по 4000 трупов. При этом Махмуд не стеснялся подвергать казни даже улемов и дервишей, которые вообще были его ожесточёнными врагами.

В царствование Махмуда было особенно много пожаров в Константинополе, частью происходивших от поджогов; народ объяснял их Божьим наказанием за грехи султана.

Итоги правления

Истребление янычар, сначала повредившее Османской империи, лишив её хотя и плохого, но все-таки не бесполезного войска, по прошествии нескольких лет оказалось в высшей степени благодетельным: вооруженные силы Порты почти сравнялись с европейскими регулярными армиями, что было наглядно доказано в Крымскую кампанию и ещё более во время русско-турецкой войны 1877—1878 годов, а также в войне с Грецией 1897 года.

Территориальное сокращение, в особенности потеря Греции, оказалось для империи тоже скорее выгодным, чем вредным. Исторически османы никогда не допускали к военной службе христиан; между тем, области со сплошным христианским населением (Греция и Сербия), не увеличивая турецкой армии, в то же время требовали от неё значительных военных гарнизонов, которые не могли быть пущены в ход в случае острой необходимости.

В особенности это применимо к Греции, которая ввиду растянутой морской границы не представляла даже стратегических выгод для Османской империи, более сильной на суше, чем на море. Потеря территорий сократила государственные доходы империи, но в царствование Махмуда несколько оживилась торговля Османской империи с европейскими государствами, несколько поднялась производительность страны (хлеб, табак, виноград, розовое масло и др.).

Таким образом, несмотря на все внешние поражения, несмотря даже на страшную битву при Низибе, в которой Мухаммед Али уничтожил значительную османскую армию и за которой последовала потеря целого флота, Махмуд оставил Абдул-Меджиду государство скорее усиленное, чем ослабленное. Усилено оно было ещё и тем, что отныне интерес европейских держав был теснее связан с сохранением Османского государства. Необычайно поднялось значение Босфора и Дарданелл; европейские державы чувствовали, что захват Константинополя одной из них нанесёт непоправимый удар остальным, и поэтому сохранение слабой Османской империи считали для себя более выгодным.

Царствование Абдул-Меджида (1839—1861)

Махмуду наследовал его 16-летний сын Абдул-Меджид, не отличавшийся его энергией и непреклонностью, но зато бывший более культурным и мягким по своему характеру человеком.

Несмотря на всё, сделанное Махмудом, битва при Низибе могла бы окончательно погубить Османскую империю, если бы Россия, Англия, Австрия и Пруссия не заключили союза для охраны целости Порты (1840); они составили трактат, в силу которого египетский вице-король сохранял на наследственном начале Египет, но обязывался немедленно очистить Сирию, а в случае отказа должен был лишиться всех своих владений. Союз этот вызвал негодование во Франции, поддерживавшей Мухаммеда Али, и Тьер сделал даже приготовления к войне; однако Луи-Филипп на неё не решился. Несмотря на неравенство сил, Мухаммед Али готов был сопротивляться; но английская эскадра бомбардировала Бейрут, сожгла египетский флот и высадила в Сирию корпус в 9000 чел., который при помощи маронитов нанёс несколько поражений египтянам. Мухаммед Али уступил; Османская империя была спасена, и Абдул-Меджид, поддерживаемый Хозревом-пашой, Решидом-пашой и другими сподвижниками отца, приступил к реформам.

Гюльханейский хатт-шериф. Танзимат

3 ноября 1839 года Абдул-Меджид издал так наз. Гюльханейский хатти-шериф (Гюльханэ — «жилище роз», название площади, где был объявлен Хатт-и-шериф) — общеимперский указ, определявший принципы, которым намеревалось следовать правительство:

• обеспечение всем подданным совершенной безопасности относительно их жизни, чести и имущества;

• правильный способ распределения и взимания налогов;

• столь же правильный способ набора солдат.

Признавалось необходимым изменить распределение податей в смысле их уравнительности и отказаться от системы сдачи их на откуп, определить расходы на сухопутные и морские силы; установлялась публичность судопроизводства. Все эти льготы распространялись на всех подданных султана без различия вероисповеданий. Сам султан принёс присягу на верность хатти-шерифу. Оставалось осуществить обещание на самом деле.

Гумайюн

После Крымской войны султан опубликовал новый гатти-шериф гумайюн (1856), в котором подтверждались и подробнее развивались принципы первого; особенно настаивалось на равенстве всех подданных, без различия вероисповедания и национальности. После этого гатти-шерифа был отменён старинный закон о смертной казни за переход из ислама в другую религию. Однако большая часть этих постановлений оставалась только на бумаге.

Высшее правительство частью было не в силах справиться с своеволием низших чиновников, частью и само не хотело прибегать к некоторым мерам, обещанным в гатти-шерифах, как, например, к назначению христиан на разные должности. Однажды оно сделало попытку вербовать солдат из христиан, но это вызвало недовольство и среди мусульман, и среди христиан, тем более, что правительство при производстве в офицеры не решалось отказаться от религиозных принципов (1847); скоро эта мера была отменена. Массовые убийства маронитов в Сирии (1845 и др.) подтверждали, что веротерпимость по-прежнему была чужда Османской империи.

В течение царствования Абдул-Меджида были улучшены дороги, построено множество мостов, проведено несколько телеграфных линий, почта организована по европейскому образцу.

События 1848 г. вовсе не отозвались в Османской империи; только венгерская революция побудила османское правительство сделать попытку восстановить своё господство на Дунае, но поражение венгров рассеяло его надежды. Когда Кошут с товарищами спаслись на турецкой территории, то Австрия и Россия обратились к султану Абдул-Меджиду с требованием их выдачи. Султан ответил, что религия запрещает ему нарушить долг гостеприимства.

Крымская война

1853—1856 гг. были временем новой Восточной войны, закончившейся в 1856 г. Парижским миром. На Парижский конгресс был на началах равноправности допущен представитель Османской империи, и этим самым империя признана членом европейского концерна. Однако это признание имело скорее формальный характер, чем действительный. Прежде всего Османская империя, участие которой в войне было весьма велико и которая доказала увеличение своей боевой способности сравнительно с первой четвертью XIX или с концом XVIII в., в действительности получила от войны очень мало; срытие русских крепостей на северном побережье Чёрного моря имело для неё ничтожное значение, а потеря Россией права держать военный флот на Чёрном море не могла быть продолжительна и была отменена уже в 1871 г. Далее, консульская юрисдикция была сохранена и доказывала, что Европа всё же смотрит на империю Османов как на государство варварское. После войны европейские державы стали заводить на территории империи свои почтовые учреждения, независимые от османских.

Война не только не увеличила власти Османской империи над вассальными государствами, но ослабила её; дунайские княжества в 1861 г. объединились в одно государство Румынию, а в Сербии дружественные Турции Обреновичи были низвергнуты и заменены дружественными России Карагеоргиевичи; несколько позже Европа принудила империю удалить из Сербии свои гарнизоны (1867). Во время Восточной кампании Османская империя сделала заём в Англии в 7 млн фунтов стерлингов; в 1858,1860 и 1861 гг. пришлось сделать новые займы. В то же время правительство выпустило значительное количество бумажных денег, курс которых скоро и сильно пал. В связи с другими событиями это вызвало торговый кризис 1861 г., тяжело отразившийся на народонаселении.

Абдул-Азиз (1861—1876) и Мурад V (1876)

Абдул-Азиз был лицемерным, сладострастным и кровожадным тираном, скорее напоминавшим султанов XVII и XVIII веков, чем своего брата; но он понимал невозможность при данных условиях остановиться на пути реформ. В опубликованном им при вступлении на престол гатти-шерифе он торжественно обещал продолжать политику предшественников. Действительно, он освободил из тюрем политических преступников, заключённых в предыдущее царствование, и сохранил министров своего брата. Более того, он заявил, что отказывается от гарема и будет довольствоваться одной женой. Обещания не были исполнены: через несколько дней вследствие дворцовой интриги был свергнут великий визирь Мехмед Кыбрыслы паша, и заменён Аали пашой, который в свою очередь был свергнут через несколько месяцев и потом вновь занял тот же пост в 1867 году.

Вообще, великие визири и другие чиновники сменялись с чрезвычайной быстротой вследствие интриг гарема, который очень скоро был вновь заведён. Некоторые меры в духе танзимата были все-таки приняты. Самая важная из них — опубликование (далеко, впрочем, не точно соответствующее действительности) османского государственного бюджета (1864). Во время министерства Аали паши (1867—1871), одного из самых умных и ловких османских дипломатов XIX в., была произведена частичная секуляризация вакуфов, даровано европейцам право владеть недвижимой собственностью в пределах Османской империи (1867), реорганизован государственный совет (1868), издан новый закон о народном образовании, введена формально метрическая система мер и весов, не привившаяся, однако, в жизни (1869). В это же министерство организована цензура (1867), создание которой было вызвано количественным ростом периодической и непериодической печати в Константинополе и в других городах, на османском и иностранных языках.

Цензура при Аали паше отличалась крайней мелочностью и суровостью; она не только запрещала писать о том, что казалось неудобным османскому правительству, но прямо предписывала печатать восхваления мудрости султана и правительства; вообще, она делала всю печать более или менее официозной. Общий характер её остался тот же и после Аали-паши, и только при Мидхаде-паше в 1876—1877 годах она была несколько мягче.

Военно-морское строительство при Абдул-Азизе

Завершивший Крымскую войну Парижский мир 1856 года фактически запретил держать военный флот на Черном море как побежденной России, так и «спасенной» европейскими державами Турции. Однако в Стамбуле отдавали себе отчет, что надеяться можно только на себя, и без современных вооружений и военной техники реванш со стороны Российской империи станет неизбежным.

Некогда могучая морская держава, к середине XIX века Османская империя почти полностью утратила своё господство на морях. Воспользовавшись тем, что деревянные парусные корабли давно потеряли своё боевое значение, энергичный и амбициозный Абдул-Азиз принял внушительную программу строительства парового броненосного флота, рассчитанную на иностранные верфи, преимущественно французские.

Благодаря своевременному и бесперебойному финансированию этой кораблестроительной программы, уже к началу 1870-х годов Порта сумела обзавестись мощным флотом, включавшим в себя современные по тем временам паровые батарейные броненосцы, в том числе 5 — первого и 9 — второго ранга.

В 1875 году к ним присоединился построенный в Великобритании казематный броненосец «Мессудие», не уступавший по вооружению и размерам единственному на тот момент мореходному башенному броненосцу российского флота «Петр Великий» (1876). К 1877 году османы обладали абсолютным превосходством над Россией на Черном море и в Восточном Средиземноморье.

Это проявилось в ходе новой Русско-турецкой войны (1877—1878) годов, когда Турция осуществила попытку вернуть Черноморское побережье Кавказа. 2 мая 1877 года турецкая эскадра Ахмет-паши, включавшая в себя 5 броненосцев 2 ранга, начала бомбардировку Сухума, к 5 мая полностью выбив из него русский гарнизон. Вернуть Сухум русским отрядам генералов П. Д. Бабича, Я. К. Алхазова и Б. М. Шелковникова удалось лишь через три с половиной месяца, 20 августа 1877 года. Турецкие броненосцы и вооруженные пароходы активно поддерживали артиллерийским огнём высаженные на Черноморском побережье многочисленные десанты горцев-мухаджиров.

Война в Черногории

В 1862 году Черногория, добиваясь полной независимости от Османской империи, поддерживая повстанцев Герцеговины и рассчитывая на поддержку России, начала с империей войну. Россия её не поддержала, и так как значительный перевес сил был на стороне османов, то последние довольно быстро одержали решительную победу: войска Омера-паши проникли до самой столицы, но не взяли её, так как черногорцы стали просить мира, на который Османская империя согласилась.

Восстание на Крите

В 1866 году началось восстание греков на Крите. Восстание это вызвало горячие симпатии в Греции, которая начала спешно готовиться к войне. На помощь Османской империи явились европейские державы, которые решительно запретили Греции заступаться за критян. На Крит было послано сорокатысячное войско. Несмотря на чрезвычайное мужество критян, которые вели партизанскую войну в горах своего острова, они не могли долго держаться, и после трёх лет борьбы восстание было усмирено; повстанцы были наказаны казнями и конфискациями имуществ.

После смерти Али-паши великие визири стали опять сменяться с чрезвычайной быстротой. Помимо гаремных интриг, для того была ещё одна причина: при дворе султана боролись две партии — английская и русская, действовавшие по указаниям послов Англии и России. Русским послом в Константинополе в 1864—1877 годы был граф Николай Игнатьев, который имел несомненные сношения с недовольными в империи, обещая им русское заступничество. Вместе с тем он имел большое влияние на султана, убеждая его в необходимости «дружбы» с Россией и обещая ему содействие в задуманном султаном изменении порядка престолонаследия не к старшему в роде, как было раньше, а от отца к сыну, так как султану очень хотелось передать престол своему сыну Юсуфу Изедину.

Государственный переворот

В 1875 году вспыхнуло восстание в Герцеговине, Боснии и Болгарии, нанёсшее решительный удар османским финансам. Было объявлено, что отныне Османская империя по своим заграничным долгам уплачивает деньгами только одну половину процентов другую же половину — купонами, подлежащими оплате не ранее, как через 5 лет. Необходимость более серьёзных реформ сознавалась многими высшими чиновниками империи и во главе их Мидхадом-пашой; однако при капризном и деспотическом Абдул-Азизе проведение их было совершенно невозможно. Ввиду этого великий визирь Мехмед Рушди паша устроил заговор с министрами Мидхадом-пашой, Хуссейн Авни пашой и др. и шейх-уль-исламом для низвержения султана. Шейх-уль-ислам дал такую фетву: «Если повелитель правоверных доказывает своё безумие, если он не имеет политических знаний, необходимых для управления государством, если он делает личные издержки, которых государство не может вынести, если его пребывание на троне грозит гибельными последствиями, то нужно ли его низложить или нет? Закон гласит: да».

В ночь на 30 мая 1876 г. Хуссейн Авни паша, приставив револьвер к груди Мурада, наследника престола (сына Абдул-Меджида), заставил его принять корону. В то же время отряд пехоты проник во дворец Абдул-Азиза, и ему было объявлено, что он перестал царствовать. На престол вступил Мурад V. Через несколько дней было оповещено, что Абдул-Азиз вскрыл себе ножницами вены и умер. Мурад V, и раньше не совсем нормальный, под влиянием убийства дяди, последовавшего за тем убийства нескольких министров в доме Мидхада-паши черкесом Хассан-беем, мстившим за султана, и других событий окончательно сошёл с ума и стал точно так же неудобен для своих прогрессивных министров. В августе 1876 г. он также был низложен при помощи фетвы муфтия и на престол возведён его брат Абдул-Хамид.

Абдул-Хамид II

Уже в конце царствования Абдул-Азиза началось восстание в Герцеговине и Боснии, вызванное крайне тяжёлым положением населения этих областей, частью обязанного отбывать барщину на полях крупных землевладельцев-мусульман, частью лично свободного, но совершенно бесправного, угнетаемого непомерными поборами и в то же время постоянно подогреваемого в своей ненависти к туркам близким соседством свободных черногорцев.

Весной 1875 г. некоторые общины обратились к султану с просьбой уменьшить налог на баранов и налог, уплачиваемый христианами взамен воинской повинности, и организовать полицию из христиан. Им даже не ответили. Тогда их жители взялись за оружие. Движение быстро охватило всю Герцеговину и распространилось на Боснию; Никшич был осаждён повстанцами. Из Черногории и Сербии на помощь повстанцам двинулись отряды добровольцев. Движение вызвало большой интерес за границей, особенно в России и в Австрии; последняя обратилась к Порте с требованием религиозной равноправности, понижения налогов, пересмотра законов о недвижимой собственности и проч. Султан немедленно обещал всё это исполнить (февраль 1876), но повстанцы не соглашались положить оружие, пока не будут выведены османские войска из Герцеговины. Брожение перешло и на Болгарию, где османцы в виде ответа произвели страшную резню, вызвавшую негодование во всей Европе (брошюра Гладстона о зверствах в Болгарии), были поголовно вырезаны целые селения, до грудных детей включительно. Болгарское восстание было потоплено в крови, но герцеговинское и боснийское продолжалось и в 1876 г. и вызвало наконец вмешательство Сербии и Черногории.

6 мая 1876 г. в Салониках фанатической толпой, в которой находились и некоторые должностные лица, были убиты французский и германский консулы. Из участников или попустителей преступления Селим-бей, начальник полиции в Салониках, был приговорён к 15 годам крепости, один полковник к 3 годам; но эти наказания, приведённые в исполнение далеко не в полном объёме, никого не удовлетворили, и общественное мнение Европы было сильно возбуждено против страны, где могут совершаться подобные преступления.

В декабре 1876 года по почину Англии была созвана для улажения затруднений, вызванных восстанием, конференция великих держав в Константинополе, не достигшая своей цели. Великим визирем в это время (с 13 декабря н. ст. 1876 г.) был Мидхад-паша, либерал и англофил, глава младотурецкой партии. Считая необходимым сделать Османскую империю страной европейской и желая представить её таковой уполномоченным европейских держав, он в несколько дней выработал конституцию и заставил султана Абдул-Хамида подписать и опубликовать её (23 дек. 1876 г.).

Конституция была составлена по образцу европейских, в особенности бельгийской. Она гарантировала права личности и устанавляла парламентский режим; парламент должен был состоять из двух палат, из коих палата депутатов избиралась всеобщей закрытой подачей голосов всех османских подданных без различия вероисповедания и национальности. Первые выборы были произведены во время управления Мидхада; выбраны были почти повсеместно его кандидаты. Открытие первой парламентской сессии произошло только 7 марта 1877 г., а ещё раньше, 5 марта, Мидхад вследствие дворцовых интриг был свергнут и арестован. Парламент был открыт тронной речью, но через несколько дней распущен. Произведены были новые выборы, новая сессия оказалась столь же краткой, и затем без формальной отмены конституции, даже без формального роспуска парламента он более не собирался.

Русско-турецкая война 1877—1878

Статья 9 Парижского мирного договора, заключённого по итогам Крымской войны, обязывала Османскую империю даровать христианам равные права с мусульманами. Дальше опубликования соответствующего фирмана (указа) султана дело не продвинулось. В частности, в судах свидетельства не-мусульман («зимми») против мусульман не принимались, что фактически лишало христиан права на судебную защиту от религиозных преследований.

1860 год — в Ливане друзы при попустительстве османских властей вырезали свыше 10 тыс. христиан (преимущественно маронитов, но также греческих католиков и православных). Угроза французской военной интервенции заставила Порту восстановить порядок. Под давлением европейских держав Порта пошла на назначение в Ливане христианского губернатора, кандидатура которого выдвигалась османским султаном после согласования с европейскими державами.

1866—1869 годы — восстание на Крите под лозунгом объединения острова с Грецией. Восставшие взяли под контроль весь остров кроме пяти городов, в которых укрепились мусульмане. К началу 1869 года восстание было подавлено, но Порта пошла на уступки, введя на острове самоуправление, укрепившее права христиан. В ходе подавления восстания широкую известность в Европе получили события в монастыре Аркади, когда свыше 700 женщин и детей, укрывшихся за стенами монастыря, предпочли взорвать пороховой погреб, но не сдаться осаждавшим туркам.

Последствием восстания на Крите, особенно в результате жестокости, с которой турецкие власти его подавляли, стало привлечение внимания в Европе (Британской Империи в частности) к вопросу об угнетённом положении христиан в Османской империи.

Из Крымской войны Россия вышла с минимальными территориальными потерями, однако была вынуждена отказаться от содержания флота на Чёрном море и срыть укрепления Севастополя.

Пересмотр итогов Крымской войны стал основной целью российской внешней политики. Это было однако не так просто — Парижский мирный договор 1856 года предусматривал гарантии целостности Османской империи со стороны Великобритании и Франции. Откровенно враждебная позиция, занятая во время войны Австрией, осложняла ситуацию. Из великих держав только с Пруссией у России сохранялись дружеские отношения.

Именно на союз с Пруссией и её канцлером Бисмарком сделал ставку назначенный Александром II в апреле 1856 года канцлером князь А. М. Горчаков. Россия заняла нейтральную позицию в деле объединения Германии, что в конечном итоге привело к созданию после ряда войн Германской империи. В марте 1871 года, воспользовавшись сокрушительным поражением Франции в франко-прусской войне, Россия при поддержке Бисмарка добилась международного согласия на отмену положений Парижского договора, запрещавших ей иметь флот на Чёрном море.

Остальные положения Парижского договора, однако, продолжали действовать. В частности, статья 8 давала право Великобритании и Австрии в случае конфликта России с Османской империей вмешаться в него на стороне последней. Это заставляло Россию проявлять крайнюю осторожность в её отношениях с османами и все свои действия согласовывать с другими великими державами. Война с Турцией один на один, таким образом, была возможна только при получении от остальных европейских держав карт-бланша на такие действия, и российская дипломатия выжидала удобного момента.

Летом 1875 года в Боснии и Герцеговине началось антитурецкое восстание, основной причиной которого были непомерные налоги, установленные финансово несостоятельным османским правительством. Несмотря на некоторое снижение налогов, восстание продолжалось в течение всего 1875 года и в конечном итоге спровоцировало Апрельское восстание в Болгарии весной 1876 года.

В ходе подавления болгарского восстания турецкие войска совершили массовые убийства мирного населения, погибли свыше 30 тысяч человек; в особенности свирепствовали нерегулярные части — башибузуки. Против проводившего протурецкую линию британского правительства Дизраэли рядом журналистов и изданий была развёрнута пропагандистская кампания, обвинявшая последнего в игнорировании жестокостей турецких нерегулярных формирований; особую роль сыграли материалы американского журналиста, женатого на российской подданной, Януария Мак-Гахана, печатавшиеся в оппозиционной Daily News (англ.). В июле — августе 1876 года Дизраэли был вынужден неоднократно защищать политику правительства в Восточном вопросе в палате общин, равно как и оправдывать ложные донесения британского посла в Константинополе Генри Эллиота (англ. Henry Elliot). 11 августа того же года, во время последних для него прений в нижней палате (на следующий день он был возведён в пэры), Дизраэли оказался в полной изоляции, будучи подвергнут жестокой критике со стороны представителей обеих партий.

Публикации в Daily News вызвали волну общественного возмущения в Европе: в поддержку болгар высказались Чарльз Дарвин, Оскар Уайльд, Виктор Гюго и Джузеппе Гарибальди.

Общественное мнение в Англии было окончательно развёрнуто против «туркофильской» политики поддержки Османской империи изданием в начале сентября 1876 года лидером оппозиции Гладстоном брошюры «Болгарские ужасы и Восточный вопрос» (The Bulgarian Horrors and the Question of the East), что было основным фактором невмешательства Англии на стороне Турции при последовавшем в следующем году объявлении войны Россией. Брошюра Гладстона, в своей позитивной части, излагала программу предоставления Боснии, Герцеговине и Болгарии автономии.

В России с осени 1875 года развернулось массовое движение поддержки славянской борьбы, охватившее все общественные слои. В обществе развернулась острая дискуссия: прогрессивные круги обосновывали освободительные цели войны, консерваторы рассуждали об её возможных политических дивидендах, таких как захват Константинополя и создание славянской федерации во главе с монархической Россией.

На эту дискуссию наложился традиционный российский спор между славянофилами и западниками, причём первые, в лице писателя Достоевского, видели в войне выполнение особой исторической миссии русского народа, заключавшейся в сплочении вокруг России славянских народов на основе православия, а вторые, в лице Тургенева, отрицали значение религиозного аспекта и считали, что целью войны является не защита православия, а освобождение болгар.

Поражение Сербии и дипломатическое маневрирование

В июне 1876 года Сербия, а следом за ней и Черногория, объявили войну Турции. Представители России и Австрии официально предостерегали против этого, но сербы не придавали этому особого значения, так как были уверены, что Россия не допустит их разгрома турками.

26 июня (8 июля) 1876 года Александр II и Горчаков встретились с Францем-Иосифом и Андраши в Рейхштадтском замке, в Богемии. В ходе встречи, было заключено так называемое Рейхштадтское соглашение, которое предусматривало, что в обмен на поддержку австрийской оккупации Боснии и Герцеговины Россия получит согласие Австрии на возвращение юго-западной Бессарабии, отторгнутой у России в 1856 году, и на присоединение порта Батуми на Чёрном море. На Балканах Болгария получала автономию (по русской версии — независимость). В ходе встречи, результаты которой были засекречены, была также достигнута договорённость о том, что балканские славяне «ни в каком случае не могут образовать на балканском полуострове одного большого государства».

В июле-августе сербская армия потерпела несколько сокрушительных поражений от турок, и 26 августа Сербия обратилась к европейским державам с просьбой о посредничестве для прекращения войны. Совместный ультиматум держав вынудил Порту предоставить Сербии перемирие сроком на один месяц и начать переговоры о мире. Турция, однако, выдвинула весьма жёсткие условия будущего мирного договора, которые были отвергнуты державами.

31 августа 1876 года был низложен объявленный недееспособным по болезни султан Мурад V и престол занял Абдул-Хамид II.

В течение сентября Россия пыталась договориться с Австрией и Англией о приемлемом варианте мирного урегулирования на Балканах, который можно было бы от имени всех европейских держав выставить Турции. Дело не заладилось — Россия предлагала оккупацию Болгарии русскими войсками и ввод объединённой эскадры великих держав в Мраморное море, причём первое не устраивало Австрию, а второе — Великобританию.

В начале октября истёк срок перемирия с Сербией, после чего турецкие войска возобновили наступление. Положение Сербии стало критическим. 18 (30) октября русский посол в Константинополе граф Игнатьев предъявил Порте ультиматум о заключении перемирия на 2 месяца, требуя ответа в 48 часов; 20 октября в Кремле Александр II произнёс речь, содержавшую аналогичные требования (т. н. московская речь императора), и предписал произвести частичную мобилизацию 20 дивизий. Порта приняла российский ультиматум.

11 декабря началась созванная по инициативе России Константинопольская конференция. Был выработан компромиссный проект решения, дарующего автономию Болгарии, Боснии и Герцеговине под объединённым контролем великих держав. 23 декабря Порта заявила о принятии конституции, провозглашавшей равенство религиозных меньшинств в империи, на основании чего Турция заявила об отказе признать решения конференции.

15 января 1877 года Россия заключила письменное соглашение с Австро-Венгрией, гарантировавшее нейтралитет последней в обмен на право оккупации Боснии и Герцеговины. Подтверждались прочие условия ранее заключённого Рейхштадтского соглашения. Как и Рейхштадское соглашение, данное письменное соглашение держалось в строжайшем секрете. Например, о нём не знали даже крупные российские дипломаты, включая российского посла в Турции.

20 января 1877 года безрезультатно завершилась Константинопольская конференция; граф Игнатьев заявил об ответственности Порты, если она предпримет наступление против Сербии и Черногории. Газета «Московские ведомости» характеризовала итог конференции как «полное фиаско», которого «можно было ожидать с самого начала».

В феврале 1877 года Россия достигла договорённости с Великобританией. Лондонский протокол рекомендовал Порте принять реформы, урезанные даже по сравнению с последними (сокращёнными) предложениями Константинопольской конференции. 31 марта протокол был подписан представителями всех шести держав. Однако 12 апреля Порта его отклонила, заявив, что рассматривает его как вмешательство во внутренние дела Турции, «противное достоинству турецкого государства».

19 марта 1877 года — открытие оттоманского парламента.

Игнорирование турками объединённой воли европейских держав дало России возможность обеспечить нейтралитет европейских держав в войне с Турцией. Неоценимую помощь в этом оказали сами турки, которые своими действиями помогли демонтировать положения Парижского договора, защищавшие их от войны с Россией один на один.

Вступление России в войну

12 (24) апреля 1877 года Россия объявила войну Турции: после парада войск в Кишинёве на торжественном молебне епископ Кишинёвский и Хотинский Павел (Лебедев) прочёл Манифест Александра II об объявлении войны Турции.

Только быстрая война, — в одну кампанию, давала возможность России избежать вмешательства Европы. Ни в одной из русско-турецких войн фактор времени не играл столь значительной роли. По донесениям военного агента в Англии, на подготовку экспедиционной армии в 50—60 тыс. человек Лондону требовалось 13—14 недель, а на подготовку константинопольской позиции — ещё 8—10 недель. К тому же армию нужно было перебросить морем, огибая Европу. В этот период Турция возлагала свои надежды на успешную оборону.

План войны против Турции был составлен ещё в октябре 1876 года генералом Н. Н. Обручевым. К марту 1877 года проект был исправлен самим императором, военным министром, главнокомандующим, великим князем Николаем Николаевичем-старшим, его помощником штаба генералом А. А. Непокойчицким, помощником начальника штаба генерал-майором К. В. Левицким.

В мае 1877 года русские войска вступили на территорию Румынии.

Войска Румынии, выступившей на стороне России, активно начали действовать лишь с августа.

Ход войны

Соотношение сил противников складывалось в пользу России, военные реформы начали давать свои положительные результаты. На Балканах, в начале июня русские войска (около 185 тыс. человек) под командованием великого князя Николая Николаевича (Старшего) сосредоточились на левом берегу Дуная, имея главные силы в районе Зимницы. Силы турецкой армии под командованием Абдул-Керим-Надир-паши составляли около 200 тыс. человек, из которых около половины составляли гарнизоны крепостей, что оставляло 100 тыс. для операционной армии.

На Кавказе русская Кавказская армия под командованием великого князя Михаила Николаевича имела около 150 тыс. человек при 372 орудиях, турецкая армия Мухтар-паши — около 70 тыс. человек при 200 орудиях.

По боевой подготовке российская армия превосходила противника, но уступала ему в качестве вооружения (турецкие войска были вооружены новейшими английскими и американскими винтовками).

Активная поддержка российской армии народами Балкан и Закавказья укрепляла моральный дух русских войск, в составе которых действовали болгарское, армянское и грузинское ополчение. Свой вклад в победу над турецкой армией также внесли сербские, румынские и черногорские войска.

На Чёрном море полностью доминировал турецкий флот. Россия, добившись права на Черноморский флот только в 1871 году, не успела восстановить его к началу войны.

Общая ситуация и планы сторон

Существовало два возможных театра боевых действий: Балканы и Закавказье. Ключевым были Балканы, так как именно тут можно было рассчитывать на поддержку местного населения (ради освобождения которого война и велась). Кроме того, успешный выход русской армии к Константинополю выводил Османскую империю из войны.

Две естественные преграды стояли на пути русской армии к Константинополю:

• Дунай, турецкий берег которого был основательно укреплён османами. Крепости в знаменитом «четырёхугольнике» крепостей — Рущук — Шумла — Варна — Силистрия — были самыми защищёнными в Европе, если не во всём мире. Дунай являлся полноводной рекой, турецкий берег которой был основательно заболочен, что существенно осложняло высадку на него. Кроме того, у турок на Дунае было 17 бронированных мониторов, которые могли выдерживать артиллерийскую дуэль с береговой артиллерией, что дополнительно осложняло форсирование реки. При грамотной защите можно было надеяться нанести русской армии очень существенные потери.

• Балканский хребет, через который существовало несколько удобных переходов, главным из которых был Шипкинский. Защищающаяся сторона могла встретить атакующих на хорошо укреплённых позициях как на самом перевале, так и на выходе из него. Обойти Балканский хребет можно было вдоль моря, но тогда пришлось бы брать штурмом хорошо укреплённую Варну.

На Чёрном море полностью доминировал турецкий флот, что вынуждало организовывать снабжение русской армии на Балканах по суше.

План войны был основан на идее молниеносной победы: армия должна была перейти Дунай на среднем течении реки, на участке Никополь — Свиштов, где у турок не было крепостей, в районе, населённом дружелюбно настроенными к России болгарами. После переправы следовало разделить армию на три равные группы: первая — блокирует турецкие крепости в низовьях реки; вторая — действует против турецких сил в направлении Видина; третья — переходит через Балканы и идёт на Константинополь.

Турецкий план предусматривал активно-оборонительный образ действий: сосредоточив главные силы (около 100 тыс. человек) в «четырёхугольнике» крепостей Рущук — Шумла — Базарджик — Силистрия, завлекать переправившихся русских к Балканам, вглубь Болгарии, и затем разгромить их, обрушившись на их левый фланг. Одновременно с этим довольно значительные силы Османа-паши, около 30 тыс. человек, были сосредоточены в Западной Болгарии, у Софии и Видина, имея задачей наблюдение за Сербией и Румынией и воспрепятствование соединению русской армии с сербами. Кроме того, небольшие отряды занимали балканские проходы и укрепления по Среднему Дунаю.

Действия на европейском театре войны

Форсирование Дуная

Русская армия по предварительной договорённости с Румынией прошла по её территории и в июне в нескольких местах переправилась через Дунай. Для обеспечения форсирования Дуная требовалось нейтрализовать турецкую дунайскую флотилию в месте возможных переправ. Эта задача была выполнена установкой на реке минных заграждений, прикрытых береговыми батареями. Также были задействованы переброшенные по железной дороге лёгкие минные катера.

29 апреля (11 мая) русской тяжёлой артиллерией взорван у Брэила башенный турецкий монитор «Лютфи-Джелиль» (англ. Lutfi Djelil), погибший со всей командой;

14 (26) мая минными катерами лейтенантов Шестакова и Дубасова потоплен монитор «Хивзи Рахман».

Турецкая речная флотилия была расстроена действиями российских моряков и не могла воспрепятствовать переправе русских войск.

10 (22) июня Нижнедунайский отряд переправился через Дунай у Галаца и Брэила и вскоре занял Северную Добруджу.

В ночь на 15 (27) июня русские войска под командованием генерала М. И. Драгомирова форсировали Дунай в районе Зимницы. Войска были в зимних чёрных мундирах, чтоб оставаться незамеченными в темноте, но, начиная со второго эшелона, переправа происходила под жестоким огнём. Потери составили 1100 человек убитыми и ранеными.

21 июня (3 июля) сапёры подготовили мостовую переправу через Дунай в районе Зимницы. Началась переброска главных сил русской армии через Дунай.

Турецкое командование не предприняло активных действий, чтобы воспрепятствовать форсированию Дуная русской армией. Первый рубеж на пути к Константинополю был сдан без серьёзных сражений.

Плевна и Шипка

Главных сил армии, переправившихся через Дунай, оказалось недостаточно для решительного наступления через Балканский хребет. Для этого был выделен лишь передовой отряд генерала И. В. Гурко (12 тыс. человек). Для обеспечения флангов были созданы 45-тысячный Восточный (великий князь Александр Александрович) и 35-тысячный Западный (генерал-лейтенант Н. П. Криденер) отряды. Остальные силы находились в Добрудже, по левобережью Дуная или на подходе. Передовой отряд 25 июня (7 июля) занял Тырново, а 2 (14) июля перешёл Балканы через Хаинкиойский перевал. Вскоре, 5 июля (17 июля) был занят Шипкинский перевал, куда был выдвинут созданный Южный отряд (20 тыс. человек, в августе — 45 тыс.). Путь на Константинополь был открыт, но достаточных сил для наступления в Забалканье не было. Передовой отряд занял Эски-Загру (Стару-Загору), но вскоре сюда подошёл переброшенный из Албании турецкий 20-тысячный корпус Сулейман-паши. После ожесточённого боя у Эски-Загры, в котором отличились болгарские ополченцы, передовой отряд отошёл к Шипке.

После успехов последовали неудачи. Великий князь Николай Николаевич с момента перехода Дуная фактически потерял управление войсками. Западный отряд овладел Никополем, но не успел занять Плевну (Плевен), куда из Видина подошёл 15-тысячный корпус Осман-паши. Предпринятые 8 (20) июля и 18 (30) июля штурмы Плевны окончились полной неудачей и сковали действия русских войск.

Русские войска на Балканах перешли к обороне. Сказалась недостаточная численность русского экспедиционного корпуса — резервов для усиления русских частей под Плевной у командования не было. Были срочно запрошены подкрепления из России, и призваны на помощь румынские союзники. Подтянуть необходимые резервы из России удалось только к середине-концу сентября, что затянуло ход боевых действий на 1,5—2 месяца.

Ловча (на южном фланге Плевны) была занята 22 августа (потери русских войск составили ок. 1500 человек), но и новый штурм Плевны 30—31 августа (11—12 сентября) окончился неудачей, после чего было решено взять Плевну блокадой. 15 (27) сентября под Плевну прибыл Э. Тотлебен, которому было поручено организовать осаду города. Для этого требовалось взять сильно укреплённые редуты Телиш, Горный (Верхний) и Дольный (Нижний) Дубняки, которые должны были послужить Осману опорными пунктами в случае его выхода из Плевны.

12 (24) октября Гурко штурмовал Горный Дубняк, занятый после упорного боя; потери русских составили 3539 человек убитыми и ранеными, турок — 1500 убитыми и 2300 пленными.

16 (28) октября под артиллерийским огнём был принуждён сдаться Телиш (в плен взято 4700 человек). Потери русских войск (в ходе неудачного штурма) составили 1327 человек.

20 октября (1 ноября) был занят Дольный Дубняк, гарнизон которого без боя отошёл к Плевне.

Пытаясь снять осаду с Плевны, турецкое командование решило в ноябре организовать наступление по всему фронту.

10 (22) ноября и 11 (23) ноября 35-тысячная Софийская (западная) турецкая армия была отбита Гурко у Новачина, Правца и Этрополя;

13 (25) ноября Восточная турецкая армия была отбита частями 12-го корпуса русских у Трестеника и Косабины;

22 ноября (4 декабря) Восточная турецкая армия разбила Еленинский отряд 11 русского корпуса. Турок было 25 тысяч человек при 40 орудиях, русских — 5 тысяч при 26 орудиях. Восточный фронт русского расположения в Болгарии был прорван, на следующий же день турки могли быть в Тырнове, захватив огромные обозы, склады и парки 8-го и 11-го русских корпусов. Однако турки не развили свой успех и весь день 23 ноября (5 декабря) бездействовали и окапывались. 24 ноября (6 декабря) спешно выдвинутая русская 26-я пехотная дивизия восстановила положение, сбив турок под Златарицей.

30 ноября (12 декабря) Восточная турецкая армия, ещё не зная о капитуляции Плевны, попыталась атаковать у Мечки, но была отбита.

Контратаковать русское командование запретило вплоть до развязки под Плевной.

С середины ноября армия Осман-паши, стиснутая в Плевне в четыре раза превосходившим её кольцом русских войск, стала испытывать недостаток продовольствия. На военном совете решено было пробиться сквозь линию обложения, и 28 ноября (10 декабря), в утреннем тумане, турецкая армия обрушилась на Гренадерский корпус, но после упорного боя была отражена по всей линии и отошла в Плевну, где и сложила оружие. Потери русских составили 1 696 человек, турок, атаковавших густыми массами — до 6 000. В плен было взято 43,4 тысячи человек. Раненый Осман-паша вручил свою саблю командиру гренадер — генералу Ганецкому; ему были оказаны фельдмаршальские почести за доблестную защиту.

Рейд через Балканы

Русская армия, насчитывавшая 314 тыс. человек против свыше 183 тыс. человек у противника, перешла в наступление. Возобновила военные действия против Турции сербская армия. Западный отряд генерала И. В. Ромейко-Гурко (71 тыс. человек) в исключительно трудных условиях перешёл через Балканы и 23 декабря 1877 года (4 января 1878 года) занял Софию. В тот же день начали наступление войска Южного отряда генерала Ф. Ф. Радецкого (отряды генералов М. Д. Скобелева и Н. И. Святополк-Мирского) и в сражении при Шейново 27—28 декабря (8—9 января) окружили и взяли в плен 30-тысячную армию Вессель-паши. 3—5 (15—17) января 1878 года в сражении под Филиппополем (Пловдивом) была разбита армия Сулейман-паши, а 8 (20) января русские войска заняли Адрианополь ((тур. Edirne), (болг. (Одрин)) без всякого сопротивления.

Тем временем бывший Рущукский отряд, под командованием наследника русского престола цесаревича Александра, тоже начал наступление, почти не встречая сопротивления со стороны турок, отходивших к своим крепостям; 14 (26) января занят был Разград, а 15 (27) января — Осман-Базар. Войска 14-го корпуса, действовавшие в Добрудже, 15 (27) января заняли Хаджи-Оглу-Базарджик, сильно укреплённый, но тоже очищенный турками.

На этом боевые действия на Балканах были завершены.

Действия на азиатском театре войны

Военные действия на Кавказе, по плану Обручева, предпринимались «для ограждения нашей собственной безопасности и отвлечения сил противника». Этого же мнения придерживался и Милютин, который писал главнокомандующему Кавказской армией великому князю Михаилу Николаевичу: «Главные военные операции предполагаются в Европейской Турции; со стороны же Азиатской Турции действия наши должны иметь целью: 1) прикрыть наступлением безопасность наших собственных пределов — для чего казалось бы необходимым овладеть Батумом и Карсом (или Эрзерумом) и 2) по возможности отвлекать турецкие силы от европейского театра и препятствовать их организации».

Командование действующим Кавказским корпусом было возложено на генерала от кавалерии М. Т. Лорис-Меликова. Корпус был разделён на отдельные отряды согласно операционным направлениям. На правом фланге сосредоточился Ахалцыхский отряд под командованием генерал-лейтенанта Ф. Д. Девеля (13,5 тыс. человек и 36 орудий), в центре, у Александрополя (Гюмри) расположились главные силы под личным командованием М. Т. Лорис-Меликова (27,5 тыс. человек и 92 орудия) и, наконец, слева стоял Эриванский отряд во главе с генерал-лейтенантом А. А. Тергукасовым (11,5 тыс. человек и 32 орудия), Приморский (Кобулетский) отряд генерала И. Д. Оклобжио (24 тыс. человек и 96 орудий) предназначался для наступления вдоль побережья Чёрного моря на Батум и по возможности далее в сторону Трапезунда. В Сухуме был сосредоточен общий резерв (18,8 тыс. человек и 20 орудий).

Мятеж в Абхазии

В мае 1877 года горцами при поддержке турецких эмиссаров был поднят мятеж в Абхазии. После двухдневной бомбардировки турецкой эскадрой в составе пяти броненосцев и нескольких вооружённых пароходов и высадки морского десанта, русскими был оставлен Сухум; к июню всё черноморское побережье Абхазии от Очамчыра до Адлера было занято турками. Предпринятые в июне начальником Сухумского отдела генералом П. П. Кравченко нерешительные попытки отбить город у турок успехом не увенчались. Турецкие войска оставили Сухум только 19 августа, после подхода к русским войскам в Абхазии подкреплений из России и частей, снятых с Приморского направления.

Временное занятие турками Черноморского побережья повлияло на обстановку в Чечне и Дагестане, где также произошло восстание. Вследствие этого там были вынуждены задержаться две русские пехотные дивизии.

Действия в Закавказье

17 апреля казаками отряда Тергукасова был без боя занят Баязет.

5 мая русскими войсками был взят Ардаган.

6 июня Баязетская цитадель, занятая русским гарнизоном численностью в 1600 человек, была осаждена войсками Фаик-паши (25 тыс. человек). Осада (получившая название Баязетское сидение) продолжалась до 28 июня, когда была снята вернувшимся отрядом Тергукасова. В течение осады гарнизон потерял убитыми и ранеными 10 офицеров и 276 нижних чинов. После этого Баязет был русскими войсками оставлен.

Оборона Баязетской цитадели 8 июня 1877 года

Наступление Приморского отряда развивалось крайне медленно, а после высадки турками десанта под Сухумом генерал Оклобжио был вынужден отправить часть сил под командованием генерала Алхазова на помощь генералу Кравченко, из-за этого военные действия на Батумском направлении до конца войны приняли затяжной позиционный характер.

В июле-августе в Закавказье наступило продолжительное бездействие, вызванное тем, что обе стороны выжидали прибытия подкреплений.

20 сентября, по прибытии 1-й гренадерской дивизии, русские войска перешли в наступление под Карсом; к 3 октября противостоявшая им армия Мухтара (25-30 тыс. человек) была разбита в Авлияр-Аладжинском сражении и отошла к Карсу.

13 октября русские части (отряд Лазарева) вышли к Карсу и приступили к осадным работам.

23 октября армия Мухтара была снова разбита под Эрзерумом, который со следующего дня также был осаждён русскими войсками.

6 ноября, после трёхнедельной осады, русскими войсками был взят Карс.

После этого важного события главной целью действий представился Эрзерум, где укрывались остатки неприятельской армии. Но тут союзниками турок явились наступившие холода и крайняя затруднительность доставки по горным дорогам всякого рода запасов. В стоявших перед крепостью войсках болезни и смертность достигли ужасающих размеров. В итоге к 21 января 1878 года, когда было заключено перемирие, Эрзерум взять не удалось.

Заключение мирного договора

Мирные переговоры начались после победы при Шейнове, но сильно затянулись вследствие вмешательства Англии. Наконец, 19 января 1878 года, в Адрианополе были подписаны предварительные условия мира и заключено перемирие с определением демаркационных линий для обеих воюющих сторон. Однако основные условия мира оказались не соответствующими притязаниям румын и сербов, а главное — возбудили сильные опасения Англии и Австрии. Британское правительство потребовало у парламента новых кредитов для мобилизации армии. Кроме того, 1 февраля в Дарданеллы вошла эскадра адмирала Горнби. В ответ на это русский главнокомандующий на другой же день двинул войска к демаркационной линии.

Заявление русского правительства о том, что ввиду действий Англии предполагается занять Константинополь, побудило англичан к сговорчивости, и 4 февраля последовало соглашение, согласно которому эскадра Горнби должна была отойти на 100 км от Константинополя, а русские обязывались возвратиться за свою демаркационную линию.

19 февраля (ст. ст.) 1878 года, после ещё двух недель дипломатического маневрирования, был наконец подписан предварительный Сан-Стефанский мирный договор с Турцией.

Условия Сан-Стефанского договора не только встревожили Англию и Австрию, но возбудили сильное неудовольствие румын и сербов, чувствовавших себя обделёнными при делёжке. Австрия потребовала созыва европейского конгресса, который бы обсудил Сан-Стефанский договор, и Англия поддержала это требование.

Оба государства приступили к военным приготовлениям, что вызвало и с русской стороны новые меры для противодействия угрожающей опасности: сформированы были новые сухопутные и морские части, Балтийское прибрежье приготовлено к обороне, формировалась обсервационная армия у Киева и Луцка. Для воздействия на Румынию, ставшую в открыто враждебное к России положение, туда был переведён 11-й корпус, который и занял Бухарест, после чего румынские войска отошли в Малую Валахию.

Все эти политические усложнения ободрили турок, и они начали готовиться к возобновлению войны: укрепления у Константинополя усиливались, и туда стягивались все оставшиеся свободными войска; турецкие и английские эмиссары пытались возбудить восстание мусульман в Родопских горах, надеясь отвлечь туда часть русских войск.

Такие обострившиеся отношения продолжались до конца апреля, пока Александр II не принял предложение Германии о посредничестве.

1 июня открылись заседания Берлинского конгресса под председательством князя Бисмарка, а 1 июля подписан Берлинский трактат, радикально изменивший Сан-Стефанский договор, преимущественно в пользу Австро-Венгрии и в ущерб интересам балканских славян: в 3 раза были сокращены размеры Болгарского государства, получившего независимость от Турции, а Босния и Герцеговина были переданы Австрии.

Россия вернула южную часть Бессарабии, потерянную после Крымской войны, присоединила Карсскую область, населённую армянами и грузинами, и заняла стратегически важную Батумскую область (с условием организовать порто-франко, однако вскоре для защиты города возведена Михайловская крепость).

Великобритания оккупировала Кипр, согласно договору с Османской империей от 4 июня 1878 года; в обмен за это она обязалась защищать Турцию от дальнейшего российского продвижения в Закавказье. Оккупация Кипра должна была длиться, пока в руках русских остаются Карс и Батуми.

Границы, установленные по итогам войны, сохраняли силу до Балканских войн 1912—1913 годов, с некоторыми изменениями:

• В 1885 году Княжество Болгария и Восточная Румелия в объединились в единое княжество;

• В 1908 году Болгария объявила себя независимым от Турции царством, а Австро-Венгрия аннексировала ранее оккупированную ею Боснию и Герцеговину.

Война ознаменовала постепенный отход Великобритании от конфронтации в отношениях с Россией. После перехода Суэцкого канала под английский контроль в 1875 году, британское стремление любой ценой предотвратить дальнейшее ослабление Турции пошло на убыль. Английская политика переключилась на защиту английских интересов в Египте, который был оккупирован Великобританией в 1882 году и оставался английским протекторатом до 1922 года. Английское продвижение в Египте интересы России напрямую не затрагивало, соответственно напряжение в отношениях двух стран постепенно ослабло, хотя англичане крайне болезненно реагировали на усиление Черноморского флота и попытки поддержать южных славян.

17 апреля 1878 года императором Александром II была учреждена государственная награда — медаль «В память русско-турецкой войны 1877—1878», которой награждались военные, моряки, ополченцы и другие лица, участвовавшие в сражениях или защищавшие тылы армии.

Эта война вошла в болгарскую историю как Русско-турецкая освободительная война. На территории современной Болгарии, где прошли основные сражения этой войны, находятся свыше 400 памятников русским, которые боролись за свободу болгарского народа.

В XIX веке на окраинах империи усилились сепаратистские настроения. Османская империя начала постепенно терять свои территории, уступая технологическому превосходству Запада.

В 1908 году младотурки свергли Абдул-Хамида II, после чего монархия в Османской империи стала носить декоративный характер (смотри статью Младотурецкая революция). Установился триумвират Энвера, Талаата и Джемаля (январь 1913).

В апреле 1909 года произошла Киликийская резня, массовое убийство армян вилайетов Адана и Аллепо жертвами которого стали до 30 000 человек.

В 1912 году Италия захватывает у империи Триполитанию и Киренаику (ныне Ливия).

В Первой балканской войне 1912—1913 империя теряет подавляющее большинство своих европейских владений: Албанию, Македонию, север Греции. В течение 1913 года ей удаётся отвоевать небольшую часть земель у Болгарии в ходе Межсоюзнической (Второй балканской) войны.

Слабея, Османская империя попыталась опереться на помощь Германии, но это только втянуло её в Первую мировую войну, закончившуюся поражением Четверного союза.

30 октября 1914 года — Османская империя официально объявила о своем вступлении в Первую мировую войну, за день до этого фактически вступив в неё обстрелом черноморских портов России.

В 1915 году по всей империи начались массовые убийства и депортации армян, греков и ассирийцев.

В течение 1917—1918 годов союзники занимают ближневосточные владения Османской империи. После Первой мировой войны Сирия и Ливан перешли под контроль Франции, Палестина, Иордания и Ирак — Великобритании; на западе Аравийского полуострова при поддержке англичан (Лоуренс Аравийский) образовались независимые государства: Хиджаз, Неджд, Асир и Йемен. Впоследствии Хиджаз и Асир вошли в состав Саудовской Аравии.

30 октября 1918 года было заключено Мудросское перемирие, за которым последовал Севрский мирный договор (10 августа 1920), который не вступил в силу, поскольку не был ратифицирован всеми подписавшими её сторонами (ратифицирован только Грецией). По этому договору Османская империя должна была быть расчленена, причём один из крупнейших городов Малой Азии Измир (Смирна) был обещан Греции. Греческая армия взяла его 15 мая 1919 года, после чего началась война за независимость. Турецкие военные-государственники во главе с пашой Мустафой Кемалем отказались признать мирный договор и вооружёнными силами, оставшимися под их командованием, изгнали греков из страны. К 18 сентября 1922 из Турции были изгнаны все иностранные войска, что было зафиксировано в Лозаннском договоре 1923, которым были признаны новые границы Турции.

29 октября 1923 года была провозглашена Турецкая Республика, и Мустафа Кемаль, принявший впоследствии фамилию Ататюрк (отец турок), стал её первым президентом.

3 марта 1924 года — Великим Национальным Собранием Турции был упразднен Халифат.

Бунты на Крите и в областях, населённых армянами

Тем не менее внутренние условия жизни остались приблизительно те же самые, и это сказывалось в бунтах, которые постоянно возникали то в одном, то в другом месте Османской империи. В 1889 г. началось восстание на Крите. Повстанцы требовали реорганизации полиции так, чтобы она состояла не из одних мусульман и покровительствовала не одним мусульманам, новой организации судов и т. д. Султан отверг эти требования и решил действовать оружием. Восстание было подавлено.

В 1887 в Женеве, в 1890 в Тифлисе армянами были организованы политические партии Гнчак и Дашнакцутюн. В августе 1894 г. организацией дашнаков и под управлением члена этой партии Амбарцума Бояджияна начались волнения в Сасуне. Эти события обясняются бесправным положением армян, в особенности разбоями курдов, из которых состояла часть войск в Малой Азии. Турки и курды отвечали страшной резнёй, напомнившей болгарские ужасы; были убиты многие армяне, взятые в плен. Все эти факты были удостоверены европейскими (преимущественно английскими) газетными корреспонденциями которые очень часто выступали с позиций христианской солидарности и вызвали взрыв негодования в Англии. На представление, сделанное по этому поводу английским послом, Порта ответила категорическим отрицанием справедливости «фактов» и заявлением, что дело шло об обычном усмирении бунта. Тем не менее, послы Англии, Франции и России в мае 1895 г. предъявили султану требования о реформах в областях, населённых армянами, опираясь на постановления Берлинского трактата; они требовали, чтобы чиновники, управляющие этими землями, по крайней мере наполовину состояли из христиан и чтобы назначение их зависело от особой комиссии, в которой христиане тоже были бы представлены. Порта ответила, что она не видит никакой надобности в реформах для отдельных территорий, но что она имеет в виду общие реформы для всего государства.

14 августа 1896 г. члены партии Дашнакцутюн в самом Стамбуле напали на Оттоманский банк, убили охрану и вступили в перестрелку с прибывшими армейскими частями. В тот же день в результате переговоров русского посла Максимова с султаном дашнаки покинули город и направились в Марсель, на яхте генерального директора Оттоманского банка Эдгарда Винсента. Европейские послы сделали по этому поводу представление султану. На этот раз султан счёл нужным ответить обещанием, которое не было исполнено; было введено только новое управление вилайетами, санджаками и нахиями, весьма мало изменившее существо дела.

В 1896 г. начались новые волнения на Крите и сразу приняли более опасный характер. Открылась сессия национального собрания, но оно не пользовалось ни малейшим авторитетом у населения. На помощь Европы никто не рассчитывал. Восстание разгоралось; отряды повстанцев на Крите тревожили турецкие войска, не раз причиняя им сильные потери. Движение нашло живейший отголосок в Греции, из которой в феврале 1897 г. на остров Крит отправился военный отряд под начальством полковника Вассоса. Тогда европейская эскадра, состоявшая из германских, итальянских, русских и английских военных судов, находившаяся под командой итальянского адмирала Каневаро, приняла угрожающее положение. 21 февраля 1897 г. она начала бомбардировать военный лагерь повстанцев близ г. Канея и заставила их разойтись. Через несколько дней, однако, повстанцам и грекам удалось взять г. Кадано и захватить в плен 3000 турок.

В начале марта произошёл на Крите бунт турецких жандармов, недовольных неполучением жалованья в течение многих месяцев. Бунт этот мог бы быть весьма полезен для повстанцев, но европейский десант обезоружил их. 25 марта повстанцы произвели нападение на Канею, но подверглись обстрелу с европейских судов и должны были отступить с большими потерями. В начале апреля 1897 г. Греция двинула свои войска на османскую территорию, надеясь проникнуть до Македонии, где в то же время происходили мелкие бунты. В течение одного месяца греки были наголову разбиты, и османские войска заняли всю Фессалию. Греки принуждены были просить о мире, который и был заключён в сентябре 1897 г. под давлением держав. Территориальных изменений не произошло, кроме небольшого стратегического исправления границы между Грецией и Османской империей в пользу последней; но Греция должна была уплатить военную контрибуцию в 4 млн турецких фунтов.

Осенью 1897 г. прекратилось и восстание на острове Крите, после того как султан ещё раз обещал острову Криту самоуправление. Действительно, по настоянию держав генерал-губернатором острова был назначен принц греческий Георгий, остров получил самоуправление и сохранил только вассальные отношения к Османской империи. В начале XX в. на Крите обнаружилось заметное стремление к совершённому отделению острова от империи и к присоединению к Греции. В то же время (1901) в Македонии продолжалось брожение. Осенью 1901 г. македонские революционеры захватили в плен одну американку и требуют за неё выкуп; это причиняет большие неудобства османскому правительству, которое оказывается бессильным охранять безопасность иностранцев на своей территории. В том же году проявилось сравнительно с большей силой движение младотурецкой партии, во главе которой стоял когда-то Мидхад-паша; она стала усиленно выпускать брошюры и листки на османском языке в Женеве и в Париже для распространения их в Османской империи; в самом Стамбуле было арестовано и присуждено к разным наказаниям по обвинению в участии в младотурецкой агитации немало лиц, принадлежащих к чиновничьему и офицерскому классу. Даже зять султана, женатый на его дочери, выехал за границу со своими двумя сыновьями, открыто примкнул к младотурецкой партии и не пожелал вернуться на родину, несмотря на настойчивое приглашение султана. В 1901 г. Порта сделала попытку уничтожить у себя европейские почтовые учреждения, но попытка эта не увенчалась успехом. В 1901 г. Франция потребовала от Османской империи удовлетворения притязаний некоторых своих капиталистов, кредиторов; последняя ответила отказом, тогда французский флот занял Митилене и османцы поспешили удовлетворить все требования.

Османская империя уже давно называлась «больным человеком Европы». К 1914 году она потеряла почти все свои территории в Европе и Северной Африке. К тому времени население Османской империи насчитывало 28 000 000 человек, из которых 17 000 000 проживало в Анатолии, 3 000 000 — в Сирии, Ливане и Палестине, 2 500 000 — в Ираке, остальные 5 500 000 — на Аравийском полуострове.

После младотурецкой революции 3 июля 1908 года в Османской империи началась эпоха второй Конституции. Султан объявил о восстановлении конституции 1876 года и вновь созвал Парламент. Приход к власти младотурок означал начало распада Османской империи.

Воспользовавшись гражданскими беспорядками, Австро-Венгрия, выведя свои войска из Новопазарского Санджака, отошедшего туркам, ввела их в Боснию и Герцеговину, аннексировав её. В ходе Итало-турецкой войны 1911—1912 годов Османская империя лишилась Ливии, и Балканский союз объявил ей войну. Империя потеряла все свои территории на Балканах за время Балканских войн, кроме Восточной Фракии и Адрианополя. 400 000 балканских мусульман, боясь расправы со стороны греков, сербов и болгар, отступали вместе с османской армией. Немцами было предложено строительство железнодорожной линии в Ираке. Железная дорога была построена лишь частично. В 1914 году Британская империя купила эту железную дорогу, продолжив её строительство. Железная дорога сыграла особую роль в возникновении Первой мировой войны.

В ноябре 1914 года Османская империя вступила в Первую мировую войну на стороне Центральных держав, приняв участие в боевых действиях на Ближнем Востоке. В течение войны Османская империя одержала несколько существенных побед (например, Дарданелльская операция, Осада Эль-Кута), но и понесла несколько серьёзных поражений (к примеру, на Кавказском фронте).

До нашествия турок-сельджуков, на территории современной Турции находились христианские государства ромеев и армян, и даже после того, как турки захватили греческие и армянские земли, в 18 веке греки и армяне всё ещё составляли 2/3 местного населения, в 19 веке — 1/2 населения, в начале ХХ века 50-60 % составляло местное коренное христианское население. Всё изменилось в конце Первой мировой войны в результате геноцида греков, ассирийцев, армян и курдов-езидов, проведённого турецкой армией и курдской, черкесской, туркоманской и турецкой милициями.

В 1915 году русские войска продолжали наступление в Восточной Анатолии, тем самым спасая армян от уничтожения турками.

В 1916 году на Ближнем Востоке вспыхнуло Арабское восстание, которое переломило ход событий в пользу Антанты.

30 октября 1918 года было подписано Мудросское перемирие, закончившее Первую мировую войну. За ним последовали оккупация Константинополя и раздел Османской империи. По условиям Севрского мирного договора разделённая территория Османской империи была закреплена между державами Антанты.

Оккупации Константинополя и Измира привели к началу турецкого национального движения. Война за независимость Турции 1919—1922 годов окончилась победой турок под руководством Мустафы Кемаля Ататюрка. 1 ноября 1922 года был упразднён султанат, а 17 ноября 1922 года последний султан Османской империи Мехмед VI покинул страну. 29 октября 1923 года Великое национальное собрание Турции объявило о создании Турецкой республики. 3 марта 1924 года был упразднён халифат.

Форма правления

Государственная организация Османской империи была очень проста. Её главными направлениями были военная и гражданская администрации. Высшей должностью в стране был султан. Гражданская система была основана на административных единицах, построенных на характерных особенностях регионов. Турки использовали систему, при которой государство контролировало духовенство (как в Византийской империи). Определённые доисламские традиции турок, сохранившиеся после введения в оборот административной и судебной систем из мусульманского Ирана, остались важными в административных кругах Османской империи. Основной задачей государства была оборона и расширение империи, а также обеспечение безопасности и сбалансированности внутри страны ради сохранения власти.

Ни одна из династий мусульманского мира не находилось так долго у власти, как династия османов. Династия османов была турецкого происхождения. Одиннадцать раз османский султан свергался недругами как враг народа. В истории Османской империи было лишь 2 попытки свержения османской династии, обе окончившиеся неудачей, что свидетельствовало о силе турок-османов.

Высокое положение халифата, управлявшегося султаном, в исламе позволило создать туркам османский халифат. Османский султан (или падишах, «царь царей») был единственным правителем империи и являлся олицетворением государственной власти, хотя он не всегда осуществлял абсолютный контроль. Новым султаном всегда становился один из сынов прежнего султана. Прочная система образования дворцовой школы была направлена на ликвидацию неподходящих возможных наследников и создания поддержки для правящей элиты преемника. Дворцовые школы, в которых учились будущие государственные чиновники, были не обособленны. В Медресе (осман. Medrese‎) учились мусульмане, здесь преподавали учёные и государственные чиновники. Материальную поддержку оказывали вакуфы, что позволяло детям из бедных семей получить высшее образование, христиане же учились в эндеруне, куда набирались ежегодно 3 000 мальчиков-христиан от 8 до 12 лет из 40 семей из населения Румелии и/или Балкан (девширме).

Несмотря на то, что султан был верховным монархом, государственная и исполнительная власть была возложена на политиков. Между советниками и министрами в органе самоуправления (диван, в XVII веке был переименован в Порту) шла политическая борьба. Ещё во времена бейлика диван состоял из старейшин. Позже вместо старейшин в состав дивана вошли армейские офицеры и местная знать (к примеру, религиозные и политические деятели). Начиная с 1320 года, великий визирь выполнял некоторые обязанности султана. Великий визирь был полностью независим от султана, он мог как угодно распоряжаться наследственным имуществом султана, отправлять в отставку любого и контролировать все сферы. Начиная с конца XVI века, султан перестал участвовать в политической жизни государства, и великий визирь стал де-факто правителем Османской империи.

На всём протяжении истории Османской империи было много случаев, когда правители вассальных Османской империи княжеств действовали не согласовывая действия с султаном и даже против его. После Младотурецкой революции Османская империя стала конституционной монархией. Султан уже не имел исполнительной власти. Был создан парламент с делегатами от всех провинций. Они образовали Имперское правительство (Османская империя).

Увеличивающейся стремительно в размерах империей руководили преданные, опытные люди (албанцы, фанариоты, армяне, сербы, венгры и другие). Христиане, мусульмане и евреи полностью изменили систему управления в Османской империи.

В Османской империи было эклектичное правление, что сказывалось даже на дипломатической корреспонденции с другими державами. Первоначально переписка осуществлялась на греческом языке.

Все османские султаны имели 35 персональных знаков — тугр, которыми они подписывались. Вырезанные на печати султана, они содержали имя султана и его отца. А также высказывания и молитвы. Самой первой тугрой была тугра Орхана I. Аляповатая тугра, изображённая в традиционном стиле, была основой османской каллиграфии.

Закон

Османская правовая система была основана на религиозном праве. Османская империя была построена по принципу местного законоведения. Правовое управление в Османской империи было полной противоположностью центральной власти и местным органам управления. Могущество османского султана сильно зависело от министерства правового развития, которое удовлетворяло нужды миллета. Османское законоведение преследовало цель объединения различных кругов в культурном и религиозном отношениях. В Османской империи было 3 судебных системы: первая — для мусульман, вторая — для немусульманского населения (во главе этой системы стояли иудеи и христиане, управлявшие соответствующими религиозными общинами) и третья — так называемая система «торговых судов». Вся эта система управлялась кануном — системой законов, основанной на доисламских Ясе и Торе. Канун также был светским правом, издававшимся султаном, которое разрешало проблемы, не разобранные в шариате.

Эти судебные разряды были не вполне исключением: первые мусульманские суды также использовались для урегулирования конфликтов при мене или споров сутяжников-иноверцев, и евреев и христиан, часто обращавшимся к ним для разрешения конфликтов. Правительство Османской империи не вмешивалось в немусульманские правовые системы, несмотря на то, что оно могло вмешаться в них с помощью наместников. Правовая система шариата была создана путём объединения Корана, Хадиса, Иджмы, Кияса и местных обычаев. Обе системы (канун и шариат) преподавались в юридических школах Стамбула.

Реформы в период Танзимата существенно повлияли на правовую систему в Османской империи. В 1877 году частное право (за исключением семейного права) было кодифицировано в Маджалле. Позднее были кодифицированы торговое право, уголовное право и гражданский процесс.

Кодификация была предпринята в Османской империи в 1869—1877 годах с целью модернизации страны. Проходила в большинстве арабских стран, входивших в состав Османской империи кроме Египта. В ней регулировались вопросы о правоспособности и её ограничения, а также вещных и обязательственных отношений. Маджалла состояла из 1850 статей. Вопросы семейных отношений продолжали регулироваться различными традиционными школами мусульманского права.

Маджалла действовала в Турции до 1926 года, в Ливане — до 1931 года, в Сирии — до 1949 года, в Иране — до 1953 года, в Иордании — до 1976 года. На сегодняшний день её действие отчасти сохраняется в Израиле, Кувейте и на Кипре.

Армия

Предшественником Османской империи был Сельджукский султанат. В XIII веке часть его армии составляли рабы-гулямы, которые были, как правило, захвачены в плен в приграничных владениях Византии или среди кочевников Северного Причерноморья. Другую часть составляли отряды икдишей (дети от смешанных браков христиан и мусульман) и отряды христианских наёмников. Основной же частью была тюркская конница. В 1209 году, в связи с началом монгольских завоеваний, большие массы тюрков устремились в Малую Азию. В 1243 году сельджукская армия была разгромлена при Кёсе-даге, а значительная часть султаната покорена монголами за 3 месяца. Позднее султаны стали вассалами ильханов улуса Хулагу. Династия сельджуков пресеклась в 1307 году. Осман I, поначалу правитель одного из бейликов, основал новую династию и его потомки в XIV веке совершили ряд крупных завоеваний, поглотив ряд бейликов, завоевав Фракию и Македонию, Сербию и Болгарию. Баязид I покорил земли в Западной Анатолии, Караман и Сивасский султанат. В 1402 году он был разгромлен Тимуром, который восстановил самостоятельность бейликов, но вскоре они вновь были подчинены османским султанам. При сыне Баязида Мехмеде I окончательно сформировалась система османских вооружённых сил.

XIV—XIX века

В XIV веке сложилась определённая структура османской армии, которая сохранялась до первой трети XIX века.

При Орхане были сформированы отряды пехоты (яя или пиаде) и конницы (мюселлем), набиравшиеся из крестьян, которые в мирное время занимались земледелием и освобождались от налогов, а в военное — мобилизовывались и во время походов получали жалование. К первой четверти XV века они стали играть вспомогательные функции. При нём же был основан отряд пехоты из 1000 рабов, обращённых в ислам, находившийся на государственном содержании — янычары (ени чери — новое войско). Важную роль поначалу играла лёгкая конница тюркского типа — акынджи, но позднее она отходит на второй план.

Сложившаяся в XIV веке структура делилась по способу комплектования.

• Войско капикулы — основная масса вооружённых сил, которая содержалась государством. Включало пехоту, конницу, артиллерию и флот.

• Войско сераткулы — вспомогательное войско, содержавшееся на средства провинциальных властей, состояло из пехоты и конницы.

• Войско топраклы — конница, сформированная на основе военно-ленной системы.

• Конница платящих дань вассальных провинций.

Войско капикулы

В него входили янычары, аджеми-огланы, топчу, джебеджи, сакка, улуфели-сипахи и чауши.

Аджеми-огланы («чужеземные мальчики») набирались из детей, преимущественно, на Балканах. Их привозили в Стамбул и обращали в ислам, после чего они проходили подготовку. Наиболее способные из них переводились для службы во дворце султана (ич-огланы), остальные через 5—10 лет зачислялись в янычарский корпус.

Янычары всё время жили в казармах, получали ежедневное жалование на еду и снаряжение, в свободное время занимались воинской подготовкой — стрельбой из лука, а с начала XVI века — из огнестрельного оружия. С середины XVI века янычары стали лично свободными, позднее им была разрешена женитьба, предварительная подготовка в корпусе аджеми-огланов перестала быть обязательной, а к началу XVII века они получили право прекращать службу. Всё это отрицательно сказалось на их боеспособности. Численность янычар поначалу составляла 2—3 тысячи, при Мехмеде II (1451—1481) возросла до 12 тысяч, при Сулеймане I (1520—1566) — 20 тысяч, в 1640 году — 35 тысяч, в 1680 — 54 222, во второй половине XVIII века — 113 400, а к концу XVIII века достигла 200 тысяч человек.

Топчу представляли собой корпус артиллеристов. Одна их часть занималась обслуживанием и стрельбой из орудий, другая — их производством. В 1574 году насчитывалось 1099 человек топчу.

Джебеджи, как и янычары, формировались из аджеми-огланов. В их задачи входило производство и ремонт огнестрельного и холодного оружия, снаряжения, а также охрана складов, транспортировка и охрана оружия во время походов. Их число было относительно невелико, в 1571 году их насчитывалось 625 человек.

Сакка снабжали войска водой. Они были распределены по всем ротам пехоты, воду возили на лошадях в кожаных мешках.

Улуфели или сипахи — конная гвардия султана. В военное время она охраняла султана, а в мирное — выполняла некоторые административные функции. В XVI веке она составлялась из числа ич-огланов. В 1640 году их насчитывалось 13 тысяч, в конце XVII — начале XVIII — 15 284 человека.

Чауши — всадники, выполнявшие функции адъютантов высокопоставленных лиц, гонцов. Во время битв они следили за обстановкой на поле боя. Их кони были одеты в конские доспехи.

Войско сераткулы

Содержалось на средство провинциальных властей и подчинялось им. Это войско собиралось только на время необходимости, во время боевых действий выплачивалось жалование. В пехоту сераткулы входили азабы, исарелы, сеймены, лагумджи и мюселлемы. Кавалерию составляли джюнджюлы, беслы и делы.

Азабы или азебы представляли собой крестьянские ополчения. Это войско состояло из нескольких корпусов, каждый из которых составляли представители той или иной провинции. Они были довольно хорошо вооружены, в том числе, могли использовать ручное огнестрельное оружие.

Исарелы служили в приграничных городах и обслуживали пушки.

Сеймены формировались из крестьян в случае крайней необходимости. Каждым корпусом командовал паша данной провинции. За время службы получали жалование. Как правило, были плохо вооружены и необучены.

Лагумджи формировались, главным образом, из христиан. Они производили подкопы при осаде городов.

Мюселлемы также формировались из христиан, в их задачи входили инженерно-дорожные работы и рытьё траншей.

Джюнджюлы — конница, которая формировалась из местного населения с целью охраны пограничных городов.

Беслы формировались из лучших всадников с целью совершения набегов на территорию противника.

Делы собирались на время войны из всех желающих.

Войско топраклы

Представляло собой феодальную конницу тимарлы сипахи, сформированную на основе военно-ленной системы, сложившейся в XIV—XV веках. Тимариоты и заимы, которые составляли эту конницу, за службу снабжались ленами (земельными пожалованиями) — тимары и более крупные зеаметы. При мобилизации они должны были приходить с конными боевыми слугами (от 1 до 4), вооружёнными саблями и стрелами, которые назывались джебелю. Лены передавались по наследству, когда сын тимариота или заима был пригоден к несению службы. Общая численность топраклы в XVI—XVII веках достигало 200 тысяч человек, в XVIII веке снизилась до 150 тысяч.

Кавалерия платящих дань вассальных провинций

Её составляли крымские татары, а также жители Молдавии, Валахии и Трансильвании.

Первая половина XIX века

Войны XVIII века, особенно русско-турецкая война 1768—1774 годов показали недостаточную боеспособность османской армии и необходимость её преобразования. Первым начал преобразования Селим III. Он создал новую армию — низам-и-джедид, и произвёл ряд реформ, однако янычарское восстание заставило его в 1807 году отказаться от модернизаций. Эту идею продолжил Махмуд II. В 1826 году он организовал новое войско эшкенджи из 8000 солдат и уничтожил янычарский корпус. После он продолжил реорганизацию армии при помощи европейских военных специалистов. Главой армии считался великий визирь (фактически командующим был султан), столичными отрядами командовал сераскир, провинциальными — паши. К 1836 году численность турецких регулярных войск достигла 72—75 тысяч человек, а общая численность сухопутных войск — 274 599 человек.

Регулярная пехота

В 1827 году численность регулярной пехоты не превосходила 40 тысяч человек. Она делилась на полки, каждый полк — на 3 батальона, каждый батальон — на 8 рот. Пехоту обучали французские и австрийские офицеры. К 1836 году её структура была несколько изменена. Гвардейская пехота составляла дивизию, делившуюся на 4 полка, 16 батальонов, 64 роты (12 800 человек). Гвардейские стрелки составляли 1 батальон из 4 рот. Армейская пехота делилась на 20 полков (47 000 человек). Солдаты были вооружены кремнёвыми ружьями со штыками, саблями.

Регулярная кавалерия

Формирование регулярной кавалерии началось с 1826 года по образцу наполеоновской. К 1828 году было сформировано 4 полка (булука) по 600 человек (642 с офицерами), которые делились на эскадроны. В 1836 году в гвардейской кавалерии числилось 2200 лошадей, в армейской — 1399. Всадник был вооружён пикой по образцу польских улан, саблей австрийского образца, карабином.

Артиллерия

Артиллерия подразделялась на гвардейскую и армейскую, пешую и конную, полевую и крепостную.

Существовали также инженерные войска, к которым относился минёрный отряд, в задачи которого входил ремонт укреплений.

Иррегулярные войска

Заимов и тимариотов было 50—60 тысяч кавалерии и 120 тысяч пехоты. В 1830-х годах военно-ленная система была ликвидирована.

Сипахи делились на 8 полков и 32 эскадрона, их численность — 12 тысяч.

Селикадеры представляли собой феодальную конницу численностью 15 тысяч человек.

С 1834 года была образована пешая и конная милиция (редиф мансуре), набиравшаяся из добровольцев или по человеку с 40—50 домов, которых обучали 1 раз в неделю. В 1836 году был сформирован 41 батальон по 1400 человек.

Поселенные войска — жители дунайских крепостей, образовывавшие войско сераткулы. Их численность достигала 26 200 человек.

Новая военная система

Окончательно новая военная система была утверждена при султане Абдул-Меджиде указом 1839 года, а позднее — положениями 1843 и 1877 годов. Сухопутные силы подразделялись на постоянную армию, милицию и иррегулярные войска, вспомогательные войска вассальных владений.

В 1849 году численность османской армии оценивается в 120—150 тысяч человек, в 1854—1868 годах она колебалась от 100—150 тысяч в мирное время до 300 тысяч в военное. К 1870 году на действительной службе находилось 210 тысяч рекрутов, а на резервной — 490 тысяч. В октябре 1912 года численность турецкой армии достигала 350 тысяч человек. В 1913 году она оказалась под контролем Германии. В ходе Первой мировой войны Османская империя пала, а в 1923 году была провозглашена Турецкая республика и были сформированы вооружённые силы Турции.

Постоянная армия

Делилась на действующую (низам) и резервную (редиф). Османская империя была разделена на 6 округов, в каждом из них был армейский корпус. Путём рекрутской повинности набирались солдаты из мусульманского населения в возрасте 20—25 лет. Срок службы — 12 лет, 5 в действующей армии и 7 в резерве. Ежегодно набирали до 25 тысяч рекрутов. В пехоте и кавалерии были введены правила по французскому образцу.

В пехоте 10 рядовых составляли капральство (командующий — капрал), 2 капральства — отделение (сержант), 2 отделения — взвод (эфендик), 2 взвода — роту (капитан), 8 рот — батальон (командир батальона), 4 батальона — полк (полковник или подполковник).

Каждый кавалерийский полк подразделялся на 6 эскадронов. Два фланговых эскадрона были вооружены карабинами, а позднее — штуцерами, а 4 средних — пиками. Каждый эскадрон подразделялся на 4 взвода.

Артиллерия подразделялась на полевую, береговую и крепостную. Она была организована по прусскому образцу. На вооружении стояли разные орудия — от старинных медных до современных нарезных пушек.

Резерв состоял из отслуживших в действующей армии солдат. Они возвращались домой и числились в отпуске, а раз в неделю должны были являться на сборы.

Иррегулярные войска

Ополчение стали формировать из добровольцев — баши-бузуков. Их сбор организовывали генерал-губернаторы.

Вспомогательные войска

Их выставляли те провинции, которые пока не были обложены рекрутской повинностью — Босния, Герцеговина, Египет.

Флот

Изначально турецкий флот развивался под византийским, а потом — и европейским влиянием. Первая османская морская операция — захват острова Имрали — произошла в 1308 году. Со второй четверти XV века на корабли стали устанавливать огнестрельные орудия. Активное строительство флота начал Мурат II, к 1470 году он составил 90 галер, а через несколько лет достиг 500 разных кораблей. В XVII веке османский флот состоял из алжирской, египетской и эгейской эскадр, позднее отделение Алжира и Туниса его ослабило. Флотом командовал капудан-паша. К концу XVIII века строительство кораблей пришлось заказывать в Европе. В состав флота вошли эскадры, находившиеся под командованием дерья-беев.

В 1081 году сельджукский эмир Чака Бей завоевал несколько городов на эгейском побережье Анатолии, включая Смирну. В том же году он начал строительство первого анатолийского турецкого флота, состоявшего из 33 парусных судов и 17 вёсельных судов, на верфях Смирны и Эфеса. В 1089 году флот Чака Бея завоевал Лесбос, а в следующем году — Хиос, нанеся 19 мая 1090 года около островов Инуссес поражение византийскому флоту. Это сражение стало первой крупной победой турок на море. В 1091 году флот Чака Бея захватил острова Самос и Родос, однако вскоре потерпел поражение от византийцев под командованием адмиралов Константина Далассена (англ.) и Иоанна Дуки (англ.) и потерял все завоевания. Однако, согласно отдельным источникам, уже в 1095 году флот Чака Бея вновь совершил рейд против стратегического византийского порта Адрамитион (современный Эдремит). Согласно другим авторам, сельджукский флот во время этой экспедиции возглавлял сын к этому времени погибшего Чака Бея.

Сельджукский правитель Конийского султаната Кей-Кубад I завоевал город Алайе (современная Аланья) и создал там военно-морскую базу для флота сельджуков на Средиземном море. Кроме того, им был создан флот на Чёрном море, базирующийся в порту Синоп. Около 1222 года эмир Хусам ад-Дин Чупан по приказу султана, совершил морской поход из Синопа в Крым. Предлогом для похода стала защита прав румских купцов, жаловавшихся на притеснения. Сельджуки разбили армию половцев и захватили подконтрольный им Судак.

Завоевание острова Имралы в Мраморном море в 1308 году стало первой османской морской победой. В 1321 году османский флот впервые высадил десант во Фракии. В 1352 году османы захватили свою первую крепость в Европе. Таким образом оба берега стратегических черноморских проливов стали контролироваться Османской империей.

В 1370-х годах османы совершили первую высадку на эгейском побережье Македонии и без боя заняли Салоники. Однако уже в 1380 году они оставили город и повторно захватили его только в 1387 году после четырёхлетней осады (1383—1387). С 1387 года по 1423 год усилению османского флота способствовали территориальные приобретения Османской империи на Балканском полуострове и черноморском побережье Анатолии. Зарождавшийся османский флот опустошил остров Хиос, совершал набеги на побережье Аттики и пытался организовать торговую блокаду других островов в Эгейском море.

В 1415 году турецкий флот атаковал Негрепонте. В ответ Венеция снарядила 10 галер под командованием Пьетро Лоредана. 27 мая 1416 года в проливе Дарданеллы при Галлиполи Лоредан захватил турецкий флот. В 1421 году, после покорения венецианцами Салоник, Турция объявила Венеции войну. Война Венеции с Миланом, начавшаяся в 1426 году, показала, что Венеция не может воевать на два фронта. В 1430 году Венеция потеряла Салоники, а в 1431 году в Адрианополе с турками был заключён мир.

Кроме Салоник флот вносил свой вклад в расширение Османской империи и на других направлениях: в 1424 году при его участии был захвачен Синоп, в 1426 году — Измир. При значительном участии флота была завоевана Албания.

В 1453 году османский флот участвовал в историческом захвате Константинополя, после чего захватил острова Гёкчеада, Лемнос, Тасос. В 1460 году при участии флота было захвачено Афинское герцогство в Морее, а в следующем году пали Трапезундская империя и генуэзская колония Амасра, положив конец последним осколкам Византийской империи. В 1462 году османский флот принял участие в завоевании генуэзских островов в северной части Эгейского моря, включая Лесбос, в результате чего началась турецко-венецианская война 1463—1479 годов

В последующий период с помощью своего флота турки расширили свои владения в Эгейском море, а в 1475 году закрепились в Крыму. До 1499 года с помощью флота последовало дальнейшее расширение турецких владений на побережье Чёрного моря (например, завоевание Грузии в 1479 году) и на Балканском полуострове (окончательное завоевание Албании в 1497 году и завоевание Черногории в 1499 году). Потеря Венецией своих фортов в Черногории, недалеко от стратегического Кастельнуово, привела к началу турецко-венецианской войны 1499-1503 годов, в ходе которого турецкий флот под командованием Кемаль-реиса победил венецианский флот в битвах при Зонкьо (1499) и при Модоне (1500). К 1503 году османский флот совершил налёт на северо-восточное адриатическое побережье Италии и полностью захватил венецианские владения в Морее, Ионическом море и юго-восточном побережье Адриатического моря.

Согласно Кятибу Челеби типичный флот Османской империи в середине XVII века состоял из 46 судов (40 галер и 6 мавн), экипажи которых составляли 15 800 человек, примерно две трети (10 500) из которых были гребцами, а остальные (5300) бойцами.

Экспансия в Средиземноморье

В правление султана Селима I флот активно участвовал в расширении территории Османской империи, начав с завоевания Сирии (англ.) в 1516 году, и продолжив присоединением Леванта и Северной Африки. В 1516—1517 годах у Испании Аруджой Барбароссой был завоеван Алжир, затем последовало завоевание Египта и ликвидация Мамлюкского султаната в 1517 году. В 1522 году флот под командованием Куртоглу Муслихиддин Реиса (англ.) принял участи в захвате острова Родос. Занимавшие остров госпитальеры с разрешения султана Сулеймана I покинули остров и спустя 10 лет обосновались на Мальте.

В 1527 году османский флот принял участие в завоевании Далмации, Хорватии, Славонии и Боснии, а в 1529 году, находясь под командованием Салих-реиса и Айдин-рейса (англ.), разбил испанский флот Родриго Портуондо (исп.) вблизи острова Форментера (англ.). После этого последовал завоевание флотом Хайраддина Барбароссы Туниса (1534), Мореи и Наксосского герцогства (1537).

После этого османский флот осадил принадлежавший Венецианской республике остров Корфу, совершил набеги на побережье Калабрии и Апулии, что вынудило венецианцев и Габсбургскую Испанию Карла V просить римского папу создать Священную лигу, состоявшую из Испании, Венецианской и Генуэзской республик, Папской области и Мальтийского ордена. Объединённый флот лиги, который возглавил адмирал Андреа Дориа, был разгромлен турецким флотом под командованием Хайраддина Барбароссы в сентябре 1538 года в битве у Превезе. После этой победы флот Османской империи стал рассматриваться как доминирующая сила на Средиземное море.

В 1543 году османский флот участвовал вместе с французскими войсками в осаде Ниццы, которая в то время принадлежала Савойскому герцогству. После этого французский король Франциск I позволил турецкому флоту перезимовать в Тулоне (англ.), который они покинули в мае 1544 года.

В 1541, 1544, 1552 и 1555 годах испано-итальянский флот Карла V под командованием Андреа Дориа потерпел поражение от османов в Алжире, Неаполе, Понце и Пьомбино соответственно.

Впервые Османская империя заявила о себе на Красном море ещё в 1514—16 годах, когда активно сотрудничала с Мамлюкским султанатом в ходе португало-мамлюкской войны 1505—17 годов. В Египет был прислан турецкий адмирал Сельман Рейс (англ.), а также огнестрельное оружие. Сельман Рейс поступил на службу к мамлюкам и привёл с собой двухтысячный отряд. 30 сентября 1515 года мамлюкский флот во главе с Сельманом Рейсом и Хусейном ал-Курди в составе 19 кораблей отплыл из Суэца. На суда были набраны 3000 моряков, в том числе 1300 турецких солдат. Флот вскоре достиг Камарана, где солдаты отстроили разрушенную португальцами крепость. Затем союзный флот достиг Йемена, захватил Забид, но взять Аден в сентябре 1516 года не удалось. Поход оказался в целом неудачным, но мамлюкам удалось закрепиться на побережье Индийского океана, создав в Йемене опорную базу. В 1517 году союзному флоту удалось отбить нападение португальцев на Джидду.

В 1517 году после завоевания Мамлюкского султаната Османская империя сама утвердилась на берегах Красного моря, и вскоре её интересы столкнулись с интересами Португалии. В 1525 году, во времена правления Сулеймана I, Сельман Рейс был назначен командующим небольшим османским флотом в Красном море, предназначавшимся для защиты прибрежных городов против португальских нападений. В 1538 году турецкие войска заняли Басру на побережье Персидского залива.

В том же году султан начал турецко-португальскую войну, отправив из Суэца большую турецкую эскадру под командованием Хадыма Сулеймана-паши с целью вытеснения португальцев из Индии. В Индии османы неудачно осадили португальскую крепость Диу (англ.) и были вынуждены вернуться обратно, но в ходе экспедиции были захвачены Йемен и Аден, вошедшие в состав Османской империи.

В 1548 году жители Адена восстали против турецкого владычества и португальцы 26 февраля 1548 года захватили его, однако, в этот же день турки под командованием Пири-реиса отбили город. В 1550 году турецкий паша Басры сумел овладеть важным портом Эль-Катиф на арабском берегу Персидского залива, где турки построили укреплённую крепость. В 1552 году под контроль османов перешли Оман и Катар, но овладеть важной португальской крепостью (англ.) на острове Ормуз они не смогли.

В первой половине 1560-х годов правитель султаната Ачех на Суматре Аладдин I аль Кухар (англ.) отправил посольство в Стамбул к султану Сулейману Великолепному, признавая его халифом ислама и прося помощи против португальцев. В ответ на это в 1569 году османский флот из 22 кораблей под командованием Куртоглу Хызыр-реиса (англ.), зайдя в порты Дебал, Сурат и Муруд-Джанира (англ.), прибыл в Ачех, ознаменовав тем самым восточную границу османской территориальной экспансии.

Победа османского флота в битве у Первезе в 1538 году и в сражении у острова Джерба в 1560 году обеспечило превосходство Османской империи в Средиземном море в течение нескольких десятилетий. Даже громкое первое поражение от европейцев в битве при Лепанто в 1571 году не помешало османам завоевать Кипр, а после восстановления своего флота повторно завоевать Тунис и завершить османское завоевание Северной Африки, где уже в 1551 году флот под командованием Тургут-реиса присоединил к империи Ливию, а в 1553 году Салих-реис подчинил берега Марокко и достиг Гибралтарского пролива.

Операции в Атлантическом океане

Первые рейды турецкого флота в Атлантический океан состоялись ещё в XVI веке. В 1501 году эскадра Кемаль-реиса совершила набег на Канарские острова, а в 1585 году флот под командованием Мурат Рейса-старшего временно захватил остров Лансароте на тех же островах.

В XVII веке османский флот начал регулярно выходить в Атлантический океан. В 1617 году турки захватили остров Порту-Санту в архипелаге Мадейра после чего совершили набеги на Суссекс, Плимут, Девон, Корнуолл и другие местности Западной Англии в августе 1625 года.

В 1627 году османская эскадра вместе с берберскими пиратами под командованием Мурат Рейс-младшего захватила остров Ланди в Бристольском заливе, который на протяжении следующих пяти лет стал основной базой для каперских операции османов в Северной Атлантике. Отсюда они совершили рейды на Шетландские и Фарерские острова, побережье Дании и Норвегии, рейд в Исландию и архипелаг Вестманнаэйар. В 1627—31 году та же эскадра совершила рейд на побережье Ирландии и Швеции.

Позже османские военные корабли наблюдали у восточного побережья Северной Америки, в частности в английских колониях на Ньюфаундленде и в Виргинии.

Чёрное море

В 1475 году султан Мехмед II направил флот из 380 галер под командованием Гедик Ахмед-паши к берегам Крыма, в результате чего османами были завоеваны греческое княжество Феодоро и находящиеся под управлением генуэзцев прибрежные города Чембало, Солдая и Каффа, а Крымское ханство в 1478 году попало в вассальную зависимость от Османской империи и находилось в ней до 1774 года.

Несмотря на то, что неудачные для турок-османов осада Мальты в 1565 году и битва при Лепанто в 1571 году показали, что маятник в противостоянии христианской Европы и мусульманской Порты качнулся в другую сторону, Чёрное море и в это время оставалось «внутренним турецким озером». На протяжении более чем ста лет османское военно-морское превосходство на Чёрном море держалось на трёх китах: турки контролировали черноморские проливы и дельту Дуная из-за чего не одно из государств в регионе не могло создать здесь эффективных военно-морских сил, а также на фактическом отсутствии пиратства на этом море.

Ситуация стала меняться в середине XVI века, когда Османская империя начала испытывать частые морские набеги запорожских казаков. Казаки строили гребные лодки, называемые чайками, которые вмешали до 70 бойцов и оснащались 4–6 фальконетами, что делало их грозными военно-морскими судами. Их преимуществами перед турецкими галерами были небольшой размер и низкая посадка в воде, что затрудняло их обнаружение и повышало манёвренность. В начале XVII века казаки могли собирать флотилии доходящие до 300 чаек и совершать набеги по всему побережью Чёрного моря. так, известны набеги казацких чаек на такие крупные города как Кафа, Варна, Трабзон, и даже пригороды Константинополя.

Французский военный инженер Гийом де Боплан лично наблюдал и описал тактику казаков при нападении на турецкие корабли и прибрежные города. Наивысшей точки казацкие атаки достигли в 1637 году, когда отряд запорожских и донских казаков после двухмесячной осады с использованием морских судов захватил турецкую крепость Азов в устье Дона и удерживал её до 1642 года.

Застой

В остальной части в XVII—XVIII веках, однако, операции османского флота были в значительной степени ограничены бассейнами Средиземного, Чёрного, Красного, Аравийского морей и Персидским заливом. Продолжительная турецко-венецианская война 1645—69 годов закончилась победой османов и завоеванием Крита, обозначив максимальное расширение границ империи.

Но уже по итогам Великой Турецкой войны 1683—99 годов империя начала терять свои территории, уступив венецианцам Морею, а набиравшему силу Русскому царству Петра I — Азов.

В начале XVIII века османы смогли в последний раз расширить свои владения. В 1708 году они заняли Оран — последний испанский опорный пункт в Алжире. В 1713 году вернули себе Азов, впрочем, флот значительного участия в этом конфликте не принял. Во время турецко-венецианской войны 1714—18 годов, в ходе которой османы смогли вернуть себе Морею, в битве у мыса Матапан (1717) (англ.) против объединенного флота Венеции, Португалии, Папской области и Мальты, османский флот добиться успеха не смог. После этого в истории османского флота наступил почти пятидесятилетний период мирного существования и даже в русско-турецкой войне 1735—39 годов, по итогам которой Азов вновь перешёл к уже Российской империи, флот активного участия не принимал.

Продолжительный период без участия в боевых действиях не мог не сказаться на боевом состоянии флота и в следующей русско-турецкой войне 1768—74 годов он потерпел сокрушительное поражение. Не имея сильного флота на Чёрном море, русские выделили для прикрытия восстания греков эскадру Балтийского флота под командованием графа Алексея Орлова, которая обогнула Европу и прибыла в Эгейское море, где в 1770 году в Хиосском и Чесменском сражениях полностью уничтожила османский флот.

После разгрома султан Мустафа III начал реформы на флоте. Были приглашены иностранные офицеры, которые начали модернизацию флота. По инициативе французского инженера Франца Тотта было основано военно-морское училище, переименованное вскоре в военно-морскую академию (англ.). Несмотря на это, в следующей русско-турецкой войне 1787—91 годов, османский флот не смог на равных противостоять даже одной российской Днепровской флотилии под командованием контр-адмиралов Джон Пол Джонса и Нассау-Зигена, и уж тем более после её объединения с Севастопольской эскадрой в единый Черноморский флот Российской империи под командованием контр-адмирала Войновича, а затем Фёдора Ушакова и потерпел поражение в сражениях в Лимане (1788), у Фидониси (1788), в Керченском проливе (1790), у мыса Тендра и у Калиакрии.

Авиация

Османское правительство заинтересовалось авиацией в 1909 году, когда бельгийский лётчик произвёл в Стамбуле показательный полёт. В 1911 году была основана Авиационная комиссия, открыта лётная школа в Ешилькёй (позднее там был основан международный аэропорт). В 1912 году в империю вернулись два первых турецких лётчика, прошедших обучение во Франции. 27 апреля они совершили первый полёт над Стамбулом. В марте 1912 года во Франции были закуплены самолёты SPAD и Blériot XI, а 3 июля заложена «Воздушная академия». К концу 1912 года на вооружении османской армии состояло 15 самолётов. Они приняли участие в Первой Балканской войне, где использовались для ведения разведки. К 1916 году турецкие ВВС имели 90 самолётов разных марок, часть из них была передана Турции Германией. Османская авиация участвовала в Первой мировой войне.

Вооружение

Основным длинноклинковым оружием, используемым в Османской империи, была сабля. Типичные турецкие сабли — киличи, довольно массивные, с елманью. С XVII века, кроме киличей, известны сабли типов гаддарэ и аджем-клих. С XVIII века продолжали использоваться сабли килич местного типа и шамшир иранского типа, а также атеш-кылыч — шамширы с волнистым («пламенеющим») клинком. Со второй четверти XIX века в османской армии распространились строевые сабли, в том числе — европейского образца.

В XVI—XVII веках имели хождение палаши, а в XIX на флоте применялись морские палаши европейского типа. В XVII веке отмечено использование кончаров.

Ятаган появился, видимо, в XVI веке, но широкое распространение получил только со второй половины XVIII века.

В качестве дополнительного клинкового оружия широко использовались ножи (бичак) и кинжалы (ханджар). В частности, самыми ранними типами являются ножи ятаганного типа и парадные кинжалы с короткими, немного изогнутыми клинками.

Копья были оружием конницы, они снабжались разнообразными втульчатыми наконечниками, фиксируемыми на древках длиной 1,5—4 м. Копья в турецкой армии сохранялись до XIX века.

В XVI—XVII веках применялись топоры турецкого, иранского и мамлюкского типов. Турецкие топоры балта — бородовидные. Топоры иранского типа — с массивным обухом, нешироким скруглённым лезвием и прямым верхним краем. Топоры тебер — секиры, имеющие мамлюкское происхождение. Различные топоры в разное время использовались и в пехоте, и в коннице, и на флоте.

Булавы были со сферическим или грушевидным железным навершием. Навершия перначей и шестопёров — из бронзы или железа. Использовались они, преимущественно, в коннице. К XVII веку булавы и перначи в значительной мере утрачивают боевое и приобретают церемониальное значение, поэтому нередко делаются из драгоценных металлов и богато украшаются.

В коннице использовались также клевцы и чеканы.

Важнейшим оружием конницы до конца XVI—XVII, а до середины XV—XVI века — и пехоты были сложносоставные луки турецкого типа. Лук и стрелы носились в комплекте — саадаке.

Метательным оружием служили дротики — джириды.

Огнестрельное оружие в Турции появилось в конце XIV века, при Мураде I, а ручное огнестрельное оружие — в середине XV века. При Сулеймане I (1520—1566) в Османской империи было уже около 300 различных орудий. Ручное огнестрельное оружие первоначально использовали вспомогательные отряды, состоящие из христиан, а в XVI веке оно распространяется среди янычар и вытесняет у них луки. В XVII веке широкое распространение и у янычар, и в коннице получают пистолеты.

Основным доспехом была кольчуга, к разновидностям которой относились кольчужный панцирь и байдана. Широко применялся кольчато-пластинчатый доспех — бехтерцы и юшманы. Использовались зерцала, пластины которых нередко между собой соединялись с помощью кольчужного полотна.

В XV—XVII веках широко применялись шлемы — шишаки с полусферическими тульями и «шишаки» с тульями сфероконической формы. Применялись также тюрбанные шлемы, лёгкие мисюрки.

Для защиты рук использовались наручи, ног — бутурлыки, бехтерные набедренники с наколенниками.

Основным типом щитов был калкан.

Административное деление Османской империи было основано на военной администрации с гражданскими исполнительными функциями. Вне этой системы имелись вассальные отношения.

В истории империи есть две эпохи административного устройства и управления: первая была начальной организацией, возникшей ещё с созданием османского государства, вторая — после обширных административных реформ и европеизации управления в 1864.

Османская империя в ходе своего расширения завоёвывала большое количество мелких тюркских государств — бейликов.

В средневековой истории Турции можно выделить два периода - сельджукский и османский, соединенные переходным периодом, который получил название "эпоха бейликов" (эмиратов, княжеств) (вторая половина XIII - начало XV в.). "Эпоха бейликов" заключает в себе важные политические и этнические перемены, которые были вызваны монгольским нашествием и связанной с ним второй волной тюркской миграции в Анатолию. Поражение, нанесенное монголами малоазийским Сельджукидам в 1243 г., привело в конечном счете к расчленению основанного ими государства на две части. Территория Анатолии к востоку от р. Кызыл-Ырмак была включена во владения Хулагуидов (Ильханов).

Здесь утвердились порядки, привнесенные монгольскими завоевателями. После распада державы Ильханов эти земли еще более века оставались под контролем различных туркменских предводителей, боровшихся за власть в Иране. Малоазийские Сельджуквды, признав свою вассальную зависимость от монгольских ханов, формально сохранили за собой власть над большей частью Западной и Центральной Анатолии. Однако на деле их владения быстро распались на целый ряд небольших эмиратов (бейликов), фактически независимых и от монголов, и от правителей Коньи. Этот процесс складывания новых политических объединений прежде всего обозначился в пограничных областях (удж), где сосредоточилась основная масса кочевых и колукочевых племен, недавно переселившихся в Малую Азию.

У племен, живших на границах, сложился своеобразный военно-кочевой быт: часть кочевников несла воинскую службу, другие пасли скот, занимались хозяйством. Все жители уджа были вооружены - постоянные стычки с соседями, набеги с целью грабежа и захвата новых земель составляли неотъемлемую часть их каждодневной жизни. Большим влиянием на пограничное население пользовались религиозные проповедники - шейхи (баба), странствующие дервиши, являвшиеся активными проповедниками войны с "неверными" (газавата).

Во второй половине XIII - первой половине XIV в. на территории Западной и Центральной Анатолии возникло около 20 княжеств. Некоторые из них просуществовали недолго и быстро распались. Другие оставили заметный след в турецкой истории. К числу последних следует отнести Караманский бейлик, сложившийся в 60-х годах XIII в. в горных районах Тавра к западу от Киликийского Армянского царства. Его правители проявляли большую активность не только в набегах на армянские земли, но и в борьбе против монголов и их послушных вассалов Сельджукидов. В начале XIV в., значительно расширив территорию своего государства и завладев Коньей, Караманиды открыто заявили о своих претензиях стать преемниками сельджукских султанов.

Основным соперником Караманского бейлика первоначально было княжество Гермиян со столицей в Кютахье. Успеху его правителей в немалой степени способствовали успешные походы гермиянских военачальников на византийские земли. Это создало благоприятные условия для расширения границ княжества вплоть до Анкары.

В 20-30-х годах XIV в. славу Гермияна начали затмевать новые бейлики, возникавшие на побережье Эгейского моря. Отрезав владения гермиянских эмиров от территорий, населенных "неверными", они взяли на себя важнейшую функцию пограничных уджей, заключавшуюся в ведении "священной" войны. Именно этим княжествам (бейликам Ментеше, Айдын, Сарухан и Кареси) с того времени доставалась и большая часть награбленных богатств "неверных", сюда же устремился и основной поток пришельцев из внутренних районов Анатолии, желавших влиться в ряды "борцов за веру" - газиев. Вскоре почти вся западная часть Малой Азии оказалась в руках тюркских беев. Важнейшей особенностью жизни приморских бейликов вскоре стали пиратство и работорговля, наносившие большой вред средиземноморской торговле и населению Балкан и островов Эгейского моря. Ущерб, который терпели европейские страны из-за активности тюркских пиратов, заставил их выступить с совместными ответными акциями. В 1343-1344 гг. был предпринят крестовый поход с целью захвата Смирны (Измира) - крупнейшего порта на Эгейском побережье Малой Азии, установлена блокада приморских бейликов. В результате решительных действий европейских союзников военный и экономический потенциал Эгейских эмиратов был существенно подорван, заметно снизилась внешнеполитическая активность их правителей. Иначе сложилась судьба еще одного пограничного бейлика, располагавшегося в Вифинии (северо-западной части Малой Азии) и известного по имени первого независимого правителя этого княжества - бея Османа (1288-1324).

Османский бейлик образовался на базе находившегося в районе Эскишехира небольшого уджа, владельцем которого был отец Османа, Эртогрул, утвердившийся здесь в первой половине XIII в. После монгольского нашествия зависимость правителей бейлика от сельджукского правительства стала чисто номинальной. Принято считать, что около 1300 г. Осман окончательно освободился от подчинения Сельджукидам и стал проводить самостоятельную политику, нацеленную на расширение своих владений.

Бейлик Османа уступал другим княжествам и по размерам своей территории, и по уровню социально-экономического развития. Однако как географическое положение, так и политическая ситуация, сложившаяся в Малой Азии к началу XIV в., благоприятствовали его быстрому расширению. Район, ставший первоначальным ядром будущего Османского государства, был весьма отдален от тех областей, где господствовали монголы, и потому правители бейлика, признавая себя вассалами монгольских ханов, были фактически самостоятельны в своей политике. Соседние княжества не придали большого значения начальным успехам османцев.

Важным фактором, способствовавшим росту Османского княжества, было его соседство с Византией. Военные действия, которые направили вожди бейлика против последних владений слабеющей империи в Малой Азии, позволили им существенно расширить его границы и вместе с тем обеспечили постоянный приток новых сил из других тюркских княжеств Анатолии, прибывавших для участия в "священной войне" против "неверных".

В результате ряда походов, осуществленных еще при жизни Османа, была захвачена территория вокруг хорошо укрепленной крепости Бруса (Бурса), взять которую удалось сыну Османа - Орхану (1324-1362). Она стала столицей княжества. Затем пали и другие крупные византийские города - Никея (Изник) и Никомедия (Измит). К началу 50-х годов XIV в. турки-османы оказались перед черноморскими проливами. Преодолеть их и захватить столицу Византии они не смогли. В этих условиях основным объектом новых захватнических планов стали земли, лежавшие за Босфором и Дарданеллами.

Внутреннее управление Османского бейлика на первых порах было крайне примитивным. Осман и Орхан утверждались в звании бея на совете племенной знати. Бей выступал прежде всего как военачальник, а основной его функцией являлась организация военного дела для осуществления грабительских походов против соседей. В качестве ближайших сподвижников бея выступали его родственники - сыновья, братья, которых он назначал правителями захваченных городов и крепостей.

По мере расширения Османского бейлика усложнялась система его управления. При Орхане появились первые везиры, вместо прежних уделов начало вводиться административно-территориальное деление завоеванных земель, стала чеканиться собственная монета - акче. Менялась и военная организация. Были созданы отдельные отряды пехоты (пияде) и конницы (мюселлем). Во время походов воины, входившие в эти отряды, получали жалованье в размере 1 акче ежедневно. В мирной обстановке они обрабатывали земли, выделенные им для личного пользования центральной властью и освобожденные от налогов. Так был сделан первый шаг на пути перехода от племенного ополчения к феодальной армии. Хотя созданное в первой половине XIV в. войско состояло в основном из пеших и конных общинников-ополченцев (соответственно азапов и акынджи), военные преобразования в Османском бейлике свидетельствовали о далеко идущих планах его правителей. Новое войско должно было обеспечить объединение Малой Азии под их властью. Осуществление этих планов растянулось на многие десятилетия, хотя ситуация, сложившаяся во второй половине XIV в., несомненно, благоприятствовала складыванию единого тюркского государства в Анатолии. При всех своих различиях малоазийские эмираты, в том числе и Османский бейлик, были однотипными государственными образованиями. Об этом свидетельствует практически одновременное появление в них практики раздачи условных земельных пожалований - тимаров. При всей спорности вопроса о происхождении тимаров нельзя не признать, что в них отразились как аграрные порядки, существовавшие в мусульманских странах Ближнего и Среднего Востока (в частности, институт икта), так и византийские формы феодального землевладения (прения).

В бейликах складывались схожие формы государственного устройства, чему в немалой степени способствовал приток мусульманского духовенства из разных стран исламского мира. Привлечение ученых-богословов (улемов) к административному управлению существенно укрепляло тенденцию к усилению централизованной власти. Благодаря усилиям улемов суннитский толк ислама приобрел господствующее влияние.

Во всех княжествах активно шли процессы исламизации и языковой ассимиляции местного греческого и армянского населения. Одновременно наблюдался рост этнического самосознания самих турок, отразившийся в создании многочисленных литературных и научных произведений на старотурецком (анатолийском тюркском) языке. Он же стал употребляться и в делопроизводстве вместо ранее использовавшегося персидского языка. Историки связывают с этими переменами зарождение турецкой культуры, важнейшего компонента в процессе этногенеза турок. (Источник: http://istoriya-ru.ucoz.ru/publ/osmanskaja_imperija/ehpokha_bejlikov/16-1-0-257)

На основе бейликов началось строительство административной системы молодой империи. Империя делилась на бейлики; в каждом определённом бейлике правил свой бей, который в свою очередь являлся вассалом турецкого султана.

Также в империи существовали санджаки, области, порученные сыновьям султана. Но непосредственным управлением санджаков занимались не сыновья султана, а губернаторы, получавшие специальный штандарт, «санджак» (означающий «от султана»).

Империя расширилась в Европе, требовались дополнительные, промежуточные уровни административного управления. В правление султана Мурада I (1359—1389) бейлербей или генерал-губернатор был назначен управлять Румелией, европейской частью империи. Вскоре бейлербей был также установлен для Анатолии, за исключением области вокруг Амасьи, находившейся в то время под прямым управлением турецкого султана.

С середины XIV века и до конца XVI века был установлен только один бейлербей для Карамана.

Эялеты, исчезнувшие до 1609

• Абхазия (Abhaz) (1578-?) (также называемый Сухум-кале (Sohumkale) или Грузия (Gurcistan) и включал Мигрелию и Имеретию; под номинальным контролем).

• Ахишка (ок. 1603-?)

• Валахия (только в 1595)

• Гори (1588—1600) (вероятно, заменён вилаятом Тифлис после 1586)

• Гянджа (Gence) (1588—1604)

• Демиркапы (1578—1607) (также назывался Дагестан (Dağıstan))

• Дманиси (Tumanis) (1584-?) (вероятно, заменён вилаятом Тифлис после 1586)

• Дьёр (Yanık) (1594—1598)

• Забид (1567—1569) (объединён с Йеменом)

• Кахети (ок. 1578—1605)

• Лазистан (ок. 1574-?)

• Лори (ок. 1584-?) (вероятно, заменён вилаятом Тифлис после 1586)

• Молдавия (только в 1595; далее Молдавия — автономное княжество империи)

• Нахичевань (ок. 1603, заменён Ереванским вилаятом)

• Сана (San’a) (1567—1569) (включена в состав Йемена)

• Сёгёт (ок. 1596)

• Тебриз (Tebriz) (1585—1603)

• Тифлис (Tiflis) (1578—1607)

• Ширван (Şirvan) (1578—1605)

Эялеты в 1609

Завоевания султанов Селима I и Сулеймана I Великолепного в XVI веке потребовали увеличения числа административных единиц. К концу XVI века число эялетов достигло 42.

Титулы в Османской империи — система званий, существовавшая в Османской империи. Была упразднена 26 ноября 1934 года в ходе реформ Ататюрка.

Дворянские титулы

В отличие от принятой в странах Запада системы дворянских титулов, османские титулы (за исключением правящей династии) не были наследственными и основывалась на занимаемой должности, распространяясь на одно или несколько последующих поколений.

Приблизительная иерархия титулов такова:

• Халиф (наследник Пророка, Амир уль-моминин (предводитель правоверных)

• Султан, падишах

• Каймакам (представитель султана) и капудан-паша (каптан-ы дерья)

• Хедив (вице-султан Египта)

• Вали (наместник вилайета)

• Паша (генерал или губернатор)

• Бей (старший офицер)

• Эфенди (офицерское звание, примерно соответствующее лейтенанту)

Титулование монарха

• Основным титулом монарха был Великий султан и Падишах (слово пришло из персидского языка через арабский). Полный титул возник в результате накопления титулов, отражающих права и притязания властителя на аннексированные и подчиненные государства. В русском переводе он звучит как:

«Султан (имя) хан, властитель Дома Османа, султан султанов, хан ханов, предводитель правоверных и наследник пророка Владыки Вселенной, защитник святых городов Мекки, Медины и Иерусалима, император Константинополя, Адрианополя и Бурсы, городов Дамаска и Каира, всего Азербайджана, Магриба, Барки, Кайруана, Алеппо, Ирака Арабского и Аджема, Басры, Эль-Хасы, Дилена, Ракки, Мосула, Парфии, Диярбакыра, Киликии, вилайетов Эрзрума, Сиваса, Аданы, Карамана, Вана, Берберии, Абиссинии, Туниса, Триполи, Дамаска, Кипр, Родоса, Кандии, вилайета Мореи, Мраморного моря, Черного моря и его берегов, Анатолии, Румелии, Багдада, Курдистана, Греции, Туркестана, Татарии, Черкесии и двух областей Кабарды, Грузии, кипчакской равнины и всего государства татаров, Каффы и соседних стран, Боснии и её зависимых стран, города и крепости Белград, вилайета Сербии со всеми замками, крепостями и городами, всей Албании, всего Ифлака и Богдании со всеми зависимыми странами и границами, и многих других стран и городов».

В канонической версии письма султана Мехмеда IV запорожским казакам используется следующий титул:

Я, султан и владыка Блистательной Порты, сын Мухаммеда, брат Солнца и Луны, внук и наместник Бога на земле, властелин царств Македонского, Вавилонского, Иерусалимского, Великого и Малого Египта, царь над царями, властитель над властелинами, несравненный рыцарь, никем не победимый воин, владетель древа жизни, неотступный хранитель гроба Иисуса Христа, попечитель самого Бога, надежда и утешитель мусульман, устрашитель и великий защитник христиан, повелеваю (…).

Султан турецкий Мухаммед IV

Титулование членов семьи монарха

• Бесспорный наследник именовался: Девлетлю неджабетлю вели ахд-ы-салтанат (имя)-эфенди хазретлери (Наследный принц с титулом Его императорского высочества).

• Другие мужские потомки правителя по мужской линии: Девлетлю неджабетлю шехзаде-султан (имя) хазретлери-эфенди (Принц (имя) эфенди, c титулом Его императорского высочества).

• Супруги императорской принцессы: Дамад-и-шахъяри (имя) бей-эфенди (Бей-эфенди (в случае отсутствия более высокого титула) с титулом Его высочества).

• Сыновья императорской принцессы: Султанзаде (имя) бей-эфенди (Принц с титулом Его высочества).

• Внуки императорских принцесс по мужской линии именовались только (имя) + бей

Экономика

Правительство Османской империи проводило стратегию развития Бурсы, Адрианополя и Константинополя как крупных торговых и промышленных центров, в разное время являвшимися столицами государства. Поэтому Мехмед II и его преемник Баязид II поощряли миграцию евреев-ремесленников и евреев-купцов в Стамбул и другие крупные порты. Однако в Европе евреи всюду преследовались христианами. Именно поэтому еврейское население Европы иммигрировало в Османскую империю, где турки нуждались в евреях.

Экономическая мысль Османской империи была тесно связана с основной концепцией государства и общества Ближнего Востока, в основе которой лежала цель укрепления власти и расширения территории государства — всё это осуществлялось так как Османская империя имела большие ежегодные доходы благодаря процветанию производительного класса. Конечной целью являлось увеличение государственных доходов без ущерба развитию регионов, так как ущерб мог вызвать социальные беспорядки, и неизменность традиционной структуры общества.

Структура казначейства и канцелярии была развита в Османской империи лучше, чем в других исламских государствах, и до XVII века Османская империя оставалась ведущей организацией в этих структурах. Эта структура была разработана чиновниками-писцами (также известны как «литературные работники») как особая группа отчасти высококвалифицированных богословов, которая переросла в профессиональную организацию. Действенность этой профессиональной финансовой организации поддерживалась великими государственными деятелями Османской империи.

Структура экономики государства была обусловлена её геополитической структурой. Османская империя, находившись посередине между Западом и Арабским миром, блокировала сухопутные пути на восток, что заставило португальцев и испанцев отправиться на поиски новых путей в страны Востока. Империя контролировала дорогу специй, по которой когда-то проходил Марко Поло. В 1498 году португальцы, обогнув Африку, установили торговые связи с Индией, в 1492 году Христофор Колумб открыл Багамские острова. В это время Османская империя достигла расцвета — власть султана распространялась на 3 континента.

Согласно современным исследованиям ухудшение отношений между Османской империи и Центральной Европой было вызвано открытием новых морских путей. Это прослеживалось в том, что европейцы больше не искали сухопутные пути на Восток, а следовали туда морскими путями. В 1849 году был подписан Балталиманский договор, благодаря которому английские и французские рынки стали наравне с османскими.

Благодаря развитию коммерческих центров, открытию новых путей, увеличению количества обрабатываемых земель и международной торговле, государство осуществляло основные экономические процессы. Но в общей сложности, основными интересами государства были финансы и политика. Но османские чиновники, создавшие социальный и политический строи империи, не могли не видеть преимущества капиталистической и торговой экономики западноевропейских государств.

Демография

Год Население

1520 11,692,480



1566 15,000,000



1683 30,000,000



1831 7,230,660



1856 35,350,000



1881 17,388,604



1906 20,884,000



1914 18,520,000

1919 14,629,000

Первая перепись населения Османской империи произошла в начале XIX века. Официальные результаты переписи 1831 года и последующих годов публиковались правительством, однако, перепись шла не всех слоёв населения, а лишь отдельных. К примеру, в 1831 году шла перепись только мужского населения.

Непонятно из-за чего население страны в XVIII веке было ниже, чем в XVI веке. Тем не менее население империи стало увеличиваться и к 1800 году достигла 25 000 000 — 32 000 000 человек, из которых 10 000 000 проживало в Европе, 11 000 000 — в Азии и 3 000 000 — в Африке. Плотность населения Османской империи в Европе была в два раза выше, чем плотность населения Анатолии, плотность которой, в свою очередь, была в 3 раза выше, чем в Ираке и Сирии и в 5 раз выше, чем в Аравии. В 1914 году численность населения государства составляла 18 500 000 человек. К этому времени территория страны сократилась примерно в 3 раза. А это значило, что плотность населения увеличилась практически в 2 раза.

К концу существования империи средняя продолжительность жизни в ней была 49 лет, несмотря на то, что ещё в XIX веке этот показатель был крайне низким и составлял 20-25 лет. Такая малая продолжительность жизни в XIX веке была обусловлена эпидемическими заболеваниями и голодом, которые, в свою очередь, были вызваны дестабилизацией и демографическими изменениями. В 1785 году около одной шестой населения османского Египта умерло от чумы. В течение всего XVIII века численность населения Алеппо сократилась на 20 %. В 1687—1731 годах населения Египта голодало 6 раз, последний же голод в Османской империи разразился в 1770-х годах в Анатолии. Избежать голод в последующие года удалось благодаря улучшению санитарных условий, здравоохранения и началу транспортировки продуктов питания в города государства.

Население начало перебираться в портовые города, что было вызвано началом развития пароходства и железных дорог. В 1700—1922 годах в Османской империи шёл процесс активного роста городов. Благодаря улучшению системы здравоохранения и санитарных условий, города Османской империи стали более привлекательными для жизни. Особенно в портовых городах шёл активный рост населения. К примеру, в Салониках численность населения увеличилась с 55 000 в 1800 году до 160 000 в 1912 году, в Измире — со 150 000 в 1800 году до 300 000 в 1914 году. В некоторые регионах шло снижение численности населения. Например, численность населения Белграда снизилась с 25 000 до 8 000, причиной чего была борьба за власть в городе. Таким образом, численность населения в разных регионах была различна.

Экономическая и политическая миграции оказали отрицательное воздействие на империю. Например, аннексия русскими и габсбургами Крыма и Балкан привели к бегству многих мусульман, населявших эти территории, — около 200 000 крымских татар бежало в Добруджу. В 1783—1913 году в Османскую империю иммигрировало 5 000 000 — 7 000 000 человек, 3 800 000 из которых были выходцами из России. Миграция сильно повлияла на политическую напряжённость между различными частями империи вследствие чего больше не существовало различий между разными слоями населения. Уменьшилось число ремесленников, торговцев, промышленников и земледельцев. Начиная с XIX века, в Османскую империю началась массовая эмиграция всех мусульман (так называемое мухаджиры) с Балкан. К концу существования Османской империи, в 1922 году, большая часть мусульман, проживавших в государстве, были эмигрантами из Российской империи.

Языки

Официальным языком Османской империи являлся османский язык. Был подвержен сильному влиянию персидского и арабского языков. Наиболее распространёнными языками в азиатской части страны были: османский (на котором говорило население Анатолии и Балкан, за исключением Албании и Боснии), персидский (на котором говорила знать) и арабский (на котором говорило населения Аравии, Северной Африки, Ирака, Кувейта и Леванта), в азиатской части также были распространены курдский, армянский, новоарамейские языки, понтийский и каппадокийский греческий; в европейской — албанский, греческий, сербский, болгарский и арумынский языки. В последние 2 века существования империи эти языки уже не использовались населением: персидский был языком литературы, арабский использовался для религиозных обрядов.

Из-за низкого уровня грамотности населения для обращений простых людей к правительству использовались специальные люди, которые составляли прошения. Национальные же меньшинства разговаривали на родных языках (Махалля). В мультиязычных городах и деревнях население говорило на разных языках, причём, не все люди, проживавшие в мегаполисах, знали османский язык.

Религии

Ислам

Каллиграфическое письмо на фриттовом фарфоре, изображающее имена Бога, Мухаммеда и первых халифов. Ок. 1727 года, Исламская Ближневосточная Галерея, Музей Виктории и Альберта.

До принятия ислама тюрки были шаманистами. Распространение ислама началось после победы Аббасидов в Таласской битве 751 года. Во второй половине VIII века бо́льшая часть огузов (предков сельджуков и турок) приняла ислам. В XI веке огузы поселились в Анатолии, что способствовало его распространению там.

В 1514 году султан Селим I устроил массовую резню шиитов, живших в Анатолии, которых он считал еретиками, причём было убито 40 000 человек.

Свобода христиан, проживавших в Османской империи, была ограничена, так как турки относили их к «гражданам второго сорта». Права христиан и иудеев считались не равными правам турок: показания христиан против турок не принимались судом. Они не могли носить оружие, ездить на лошадях, их дома не могли быть выше домов мусульман и также имели много других правовых ограничений. На протяжении всего существования Османской империи с немусульманского населения взимался налог — Девширме. Периодически, в Османской империи проходила мобилизация мальчиков-христиан доподросткового возраста, которые после призыва воспитывались как мусульмане. Эти мальчики обучались искусству управления государством или формированием правящего класса и созданием элитных войск (Янычары).

Согласно системе миллета, немусульмане являлись гражданами империи, но не имели прав, которые имели мусульмане. Система православного миллета была создана ещё при Юстиниане I, и применялась до конца существования Византийской империи. Христиане, как наибольшая немусульманская группа населения в Османской империи, имели ряд особых привилегий в политике и торговле, и поэтому платили более высокие налоги, чем мусульмане.

После падения Константинополя в 1453 году Мехмед II не вырезал христиан города, а наоборот, даже сохранил их институции (к примеру, Константинопольская православная церковь).

В 1461 году Мехмед II основал Армянский патриархат Константинополя. Во времена же Византийской империи армяне считались еретиками и поэтому не могли строить церкви в городе. В 1492 году во время Испанской инквизиции Баязид II направил турецкий флот в Испанию для спасения мусульман и сефардов, которые вскоре осели на территории Османской империи.

Отношения Порты с Константинопольской православной церковью, в основном, носили мирный характер, репрессии же были редки. Структура церкви была сохранена в неприкосновенности, но она находилась под строгим контролем турок. После прихода к власти в XIX веке националистически настроенных новых османов политика Османской империи приобрела черты национализма и османизма. Болгарская православная церковь была распущена и помещена под юрисдикцию Греческой православной церкви. В 1870 году султан Абдул-Азиз основал Болгарский экзархат Греческой православной церкви и восстановил её автономию.

Похожие миллеты сложились из разных религиозных общин, включая миллет из евреев, во главе которого стоял главный раввин, и миллет из армян, во главе которого стоял епископ.

Культура

Территории, которые входили в состав Османской империи, в основном, являлись прибрежными районами Средиземного и Чёрного моря. Соответственно, культура этих территорий была основана на традициях местного населения. После захвата новых территорий в Европе, турки перенимали некоторые культурные традиции завоёванных областей (архитектурные стили, кухня, музыка, отдых, форма правления). Межкультурные браки сыграли большую роль в формировании культуры османской элиты. Многочисленные традиции и культурные особенности, перенятые от покорённых народов, были развиты турками-османами, что в дальнейшем привело к смешению традиций народов, проживавших на территории Османской империи, и культурной идентичности турок-осман.

Литература

Основными направлениями османской литературы являлись поэзия и проза. Однако преобладающим жанром была поэзия. До начала XIX века в Османской империи не писалось фантастических рассказов. Такие жанры, как роман, рассказ отсутствовали даже в фольклоре и поэзии.

Османская поэзия была ритуальным и символическим видом искусства.

Для османского общества и османской культуры в целом характерно преобладание устной речи над письменной, по крайней мере, в том, что касается подавляющего большинства населения, для которого доступ к письменным текстам затруднителен по материальным или культурным причинам. Сама публикация литературных произведений остается ограниченной, поскольку на протяжении длительного времени существует лишь одна форма размножения рукописей — их рукописное воспроизведение: первое изданное в печатном виде турецкое произведение появилось только в 1729 г. Это никак не облегчает распространения литературной и научной литературы, которой пользуется ограниченное количество людей. Однако, вполне справедливо утверждение, что память может заменять книги!

Действительно, владение письмом и мастерство каллиграфии остаются привилегией политической и религиозной элиты и ее непосредственного окружения. Географически письменность распространена в основном в местах с более или менее развитой культурой, которые находятся в главных городах империи.

Но, несмотря на доступность, ограниченную элитой, письменность достаточно представлена в османском обществе. Неисчерпаемое богатство османских архивов ясно показывает до какой степени, например, османская администрация опиралась на практику записывания и труд письмоводителей, или, условно говоря, секретарей (катиб).Для государства это было единственным способом фиксации и сохранения различных сведений и сообщений. Значение письменности хорошо прослеживается в общественной и частной жизни; достаточно обратить внимание на многочисленные надписи, которыми испещрены общественные сооружения: фонтаны, ворота, мечети, медресе и, конечно же, надгробные сооружения. Конечно, невозможно узнать, кто читал и, в особенности, кто мог понять их, тем более, что османский язык изобилует арабскими и персидскими заимствованиями и речевыми оборотами.

Османская литература не смогла избежать этого феномена. Ее жанры и формы, унаследованные, главным образом, от предыдущих веков, отмечены сильным арабо-персидским влиянием. Можно даже сказать, что это — типично исламская литература вплоть до самых светских произведений. Доминирующий замысел в ней, пожалуй, не столь религиозен, но выразительность все время возвращается к исламу. Эротическая поэзия переходит в поэзию мистическую; человеческая любовь предстает как приобщение к божественному лону; даже опьянение вакхическая поэзия уподобляет религиозному экстазу. Здесь мы находим характерные для персидской поэзии черты, которые продолжают вдохновлять османских поэтов.

С XVI по XVIII в. Стамбул являет собой крупнейший интеллектуальный и художественный центр империи и мусульманского мира в целом: поэты, писатели, художники приезжают со всех концов османского мира и, заручившись протекцией каких-нибудь высокопоставленных сановников, могут комфортно вести жизнь, собираясь компаниями в домах своих покровителей или в городских садах, в текке — «монастырях» дервишей и, после введения кофеен, в кахвехат, которые становятся основными литературными салонами столицы. И именно в османской столице учреждаются крупнейшие библиотеки мусульманского мира, в которых — специально для султанов — собираются самые редкие и красивые рукописи.

При дворе культивируется в высшей степени рафинированная поэзия. Почти все султаны предаются ей, иногда, проявляя талант. Она в чести у дам из султанского гарема и среди аристократов, многие из которых более или менее успешно ей пользуются. Предназначенные для чтения вслух, многие стихи очень музыкальны.

Зато в сельской местности преобладает народная поэзия в устной форме. Часто мистическая, она и по сей день живет в Турции у ашик, странствующих народных поэтов. Эти турецкие «барды» аккомпанируют себе на саз (струнный щипковый инструмент) и целыми днями поют сказания на разговорном турецком языке. Таким образом, османская литература сложна; сложна в своих жанрах, но также в своих формах и в своем восприятии.

После такого введения мы проследим эволюцию языка, литературы, определим основные литературные жанры, приведем основные сведения о жизни и трудах наиболее известных писателей. В рубрике о книгах рассказывается о применявшихся для письма веществах и о важности письменности.

Единый язык на территории империи отсутствует, в ходу около ста языков и диалектов разных языковых семей (индоевропейской, алтайской, семитекой, кавказской и т.д.); к несчастью, большинство из них к настоящему моменту или исчезло, или находится на грани исчезновения. Тюркским языком пользовалось большое количество людей, но он не был общим для всех этнических групп ни как устный, ни как письменный. Вообще, языков, имевших письменность, на территории империи было немного. Помимо турецко-османского языка, называемого ос-маиаи, грамотные люди из различных этнических групп владели чаще всего арабским, персидским, греческим языками, а также армянским и еврейско-ис-панским (ладино; сефардский. — Прим. пер.). Отметим также, что, за исключением тюркско-османско-го, арабского и персидского, использующих одни и те же буквы, другие языки имели свой алфавит, отличный и не доступный для непосвященных.

Помимо арабо-язычного населения, большинство жителей империи — особенно в балканских регионах и, в Анатолии — вне зависимости от принадлежности к исламу, владело турецко-османским языком, который был языком господствовавшего класса. Это язык правящей элиты, и потому самый распространенный язык общения, используемый, например, при заключении рыночных сделок, в лавочной торговле; кроме того, это язык оскорблений и шуток! До наших дней в языках народов, когда-то живших под османским владычеством, сохраняются тюрские слова и некоторые турецкие обычаи. Даже беглый анализ словаря, унаследованного албанцами, болгарами, греками, македонцами, боснийцами, сербами и румынами, позволяет увидеть, насколько османская цивилизация въелась в образ жизни балканских народов и повлияла на него. Около двухсот слов османского происхождения широко используются в лексике, относящейся к домоводству, одежде, мебели, питанию или городской среде.

Несколько примеров. Жилое помещение — ода (комната), спят на йатак (кровать), смотрят в окно через джам (оконное стекло), вставленный в чершеве (раму). В комнате есть дошеме (пол) и тавап (потолок). Деловые бумаги хранятся в долаб (шкаф), пищу принимают в столовой, где находится софра (обеденный стол). На кроватях есть чаршаф (покрывало), на окнах висят перде (занавески). Покупки совершают у баккала (бакалейщика). Любой турист, пожелавший ознакомиться с меню в ресторанах Юго-Восточной Европы, найдет там определенное число блюд и выпечки, носящих османо-турецкие названия.

Применение термина «тюркско-османский» вызывает вопросы, поскольку его обозначают и как «турецкий», «турецкий из Турции», и как «турецко-османский» или осмагиьы. Для упрощения напомним, что турецкий язык принадлежит к группе так называемых агглютинативных языков алтайской языковой семьи, то есть он возник в районе, расположенном у подножия Алтайских гор, в районе озера Байкал и севера Монголии. Он не имеет ничего общего, за исключением заимствований, в частности словарных, с языками индоевропейской группы (в том числе персидским) и с семитскими языками (в частности, с арабским). Как и все агглютинативные языки, турецкий основан на прибавлении к неизменяемому корню суффиксов, выражающих различные грамматические формы. Например, «дом» по-турецки эв, «дома» — эвлер, «мои дома» — эвлерим, «в моих домах» — эвлеримде и т.д. Как справедливо заметил Мольер в «Мещанине во дворянстве»: «Какой изумительный язык, этот турецкий (...) всего несколько слов, а сказано много».

Со временем этот язык эволюционировал. Основное изменение произошло благодаря правящим классам, которые пустили в него огромное количество арабо-персидских слов и конструкций. Это дало рождение «османскому языку», с рафинированными, но педантичными и неясными фразами, далекими от устной народной речи, которая, сохранив традиции, вновь вышла на поверхность, когда Османская империя прекратила свое существование. Кстати, именно народная речь лежит в основе того турецкого языка, на котором говорят и пишут сегодня.

Что касается алфавита, то до распространения ислама, вместе с которым пришло арабское письмо, было множество вариантов написания букв в тюркских языках. Арабский алфавит имел большой успех, несмотря на то, что он довольно плохо отвечает турецкой фонетике: он беден на гласные, тогда как в турецком их насчитывается восемь; он кладет на бумагу семитские звуки, не существующие в тюркском, и ему не хватает букв для обозначения характерных тюркских звуков.

В заключение можно сказать, что османский — это прежде всего язык, в котором турецкие слова передаются арабскими буквами, язык с огромным количеством заимствований из арабского и персидского языков (лексика, понятия, основы). Арабский — это в основном язык религии, права, науки; персидский же — язык финансовой администрации, двора, а главным образом— литературы, в особенности поэзии.

В Османской империи читали, изучали, переводили арабских и персидских классиков и подражали им. Знание таких произведений считалось необходимым для эрудитов и литераторов. Между тем это вовсе не означает, что османская литература была чисто подражательной и не обладала самобытностью. Большие турецкие писатели сумели воспринять арабо-персидские традиции и, привнеся много своего, создать новую высокого художественного содержания литературу.

Мы ограничимся лишь тем, что дадим непретен-дующий на полноту и излагающий лишь основные факты обзор истории османской литературы в ее классический период. К тому же мы примем во внимание лишь тюркское и исламское сообщество.

Два литературных жанра пользовались особым уважением турок: поэзия и история. Представители обоих жанров пользовались искусственным и запутанным языком, что позволяет отметить виртуозность лучших из авторов.

Поэзия интеллектуалов

Количество поэтов в интеллектуальной среде не прекращает расти по мере расширения Империи. С обоснованием в Стамбуле, после его завоевания, султана со своим двором культурная жизнь в Империи обрела новый размах. Отныне поэты пользуются поддержкой — порой даже находятся на содержании — со стороны султанов и высокопоставленных сановников, которые надеются на повышение своего авторитета за счет интеллектуалов. Последние, на основе богатой арабской и персидской лексики и в духе классической персидской поэзии, начинают развивать поэтический язык, все более искусный и замысловатый, в котором в основном сохраняются структура и грамматика турецкого языка, но заметно сокращается употребление тюркских слов. Они ищут вдохновения в персидских традициях, создавая свои сюжеты и образы, но для них характерно большое воображение в новом прочтении символов, в игре слов и придании музыкальности стихам.

Именно в «век Сулеймана», XVI в., золотой век Империи, появляются самые большие поэты: наиболее блистательными из них были Физули (1494— 1555) иБакы (1526—1600), каждого из которых еще при жизни именовали «султан среди поэтов». В последующем классические жанры и сюжеты продолжают развиваться, однако без большого количества оригинальных идей. И все-таки, в XVI в. выделяются такие поэты, какРевани (ум. в 1524 г.), Зати (ум. в 1546 г.) и Хайали (ум. в 1556 г.), который соперничал с Бакы и которого некоторые ставят даже выше; в XVII в. — Нефи (ум. в 1635 г.) и Юсуф Наби (ум. в 1712 г.).

В начале XVIII в. произошло глубокое обновление османской поэзии благодаря поэту Ахмеду Не-диму (1681—1730), чувственная поэзия которого воспевает радость, удовольствие и любовь, обманчивое великолепие Стамбула с гармоничной меланхолией или фривольной распущенностью. Но у него не было прямых последователей, и придворная поэзия пришла в упадок. Последние десятилетия XVIII в. были, однако, отмечены творчеством другого талантливого поэта Галиб Деде (Шейх Галиб) (1757—1799), который считается последним истинным поэтом Османской империи. В любовной поэзии особое место принадлежит Фазиль-бею (1757—1811).

Имела в Империи место и женская поэзия, но она ограничена пределами гарема и почти не была известна вне его, среди литературной публики, которая была в основном мужского пола. Редкие тексты классической эпохи, дошедшие до нас, относятся к лирической поэзии. Назовем в качестве примера сборник стихов, посвященных любовной тематике, автором которых была Михри Хатун (ум. в 1512 г.), чей поэтический талант был оценен при дворе сына Баязида II, и в XVIII в., поэмы Зюбейде Фитнат Ха-нум (ум. в 1780 г.).

Народная поэзия

При всей аристократической престижности интеллектуальной поэзии, занятие которой было прерогативой образованных людей, не следует забывать, что в тюркских провинциях Империи было немало народных и полународных поэтов. Они используют живой турецкий язык, а не трехязыковую идиому поэтов-классиков; они создают свои поэмы в силлабическом, а не метрическом стихе. Самым знаменитым из них был Юнус Эмре (к 1240—1320), который писал на турецком, доступном для народной аудитории языке.

К народной поэзии, чаще всего безымянной, принадлежат также длинные поэмы-легенды и эпические сказания, герои которых иногда рассматриваются как авторы. Так и с Кероглу, «сыном слепого»: этот благородный разбойник, храбрый воин, поборник справедливости, а изначально солдат в конце XVI в., становится предводителем бунтовщиков во время крупных восстаний против османов. Легенда об этом герое продолжала дополняться до последних дней Империи.

В османской литературе присутствует и проза. Устные предания хранят многочисленные свидетельства: сказки, легенды, романтические рассказы (в известных случаях сочиненные и рассказанные профессионалами, меддах) или текстовые отрывки из сборников в стихах и прозе. Что касается письменной прозы, то она также широко представлена в турецкой литературе Османской империи. Ранние прозаические произведения, первые из которых восходят к XIV в., довольно скромны. Они состояли главным образом из переводов и обработок арабо-персидских оригиналов — поучительных рассказов и легенд о сотворении мира, о жизни пророков и героев священной войны, а также занимательных сказок. Язык этих произведений сравнительно прост и близок к разговорному турецкому языку.

Историография

Литературный язык породил не только поэтические произведения. Прозе при дворе также уделялось внимание, особенно историческому жанру, главным образом хронике. Авторы обычно довольствовались тем, что излагали события прошлого, подчеркивая заслуги и величие монархов османской династии: таким образом, хроники представляют собой скорее источник официозной историографии, чем объективный исторический материал. Такими источниками следует пользоваться с осторожностью, поскольку они далеки от правдивого отражения действительности, в особенности в том, что касается описания хода событий при первых османских правителях. Между тем в этих текстах есть и некоторая доля достоверности, которую можно проверить по греческим и арабским источникам того времени, хотя и они, по большей части, тоже откуда-то переписаны и оригинальность отнюдь не их сильная сторона.

К основным представителям этого жанра в XV— XVI вв. можно отнести Ашик паша-заде (1392—1484), Энвери, Оруджа, Нешри (ум. около 1520), Кемаль паша-заде (ум. около 1534), Саади, Джелал-заде Мус-тафа Челеби (1490-1567), Лютфи (ум. в 1569), Саа-деддин Ходжа эфенди (1536—1599) и Селаники Мус-тафа эфенди (ум. около 1600). В ту же эпоху стало возрастать персидское влияние, поскольку литературный персидский язык при дворе главенствовал. Большой успех имела написанная на фарси Шах-наме («Книга о царях». — Прим. пер.), сборник текстов, прославляющих султанов; составителями были Шук-рулла (ум. в 1488), Идрис Бидлиси (ум. в 1520); а на турецком, с большим влиянием персидского, — Тур-сун-бей (ум. после 1500). В XVII в. известны такие имена, как Мустафа Али (1541—1600), Кочибей Ге-мюрджинский (ум. около 1650) и Найма (1655—1716). Некоторые османские историки — Ибрагим Печеви (1574-1650) и Хусейн Хезарфен (ум. в 1671-1691) -использовали европейские источники.

♦ Научная литература

Помимо поэзии и истории, получили расцвет, благодаря некоторым выдающимся людям, и научная литература. В XVI в. и XVII в. большой интерес вызывают география и астрономия.

Всплеску интереса к географическим исследованиям способствовала османская экспансия в Европу, Северную Африку и на Восток. Турки пишут географические труды и составляют уточненные карты с помощью документов, оставленных первыми итальянскими и португальскими навигаторами (морские карты, описания портов и побережья). Наиболее известными среди них были Пири Рейс (ум. 1498), Сейиди Али Рейс (1498-1562), Маджар Али Рейс и Сейфи (ум. после 1590). Самым великим османским ученым XVII в., несомненно, является Хаджи Халифа (или Катиб Челеби, 1609—1657) — энциклопедических знаний ученый, пользовавшийся как исламскими, так и европейскими источниками; его труды, написанные на турецком языке, охватывают вопросы истории, географии, точных наук.

Что касается астрономии, эту науку представлял Мехмед Таджуддин (1520—1585), ученый который в 1578 г. построил обсерваторию в Стамбуле и опубликовал ряд интересных работ о своих астрономических наблюдениях. К области литературно-научных познаний можно отнести переводы, а точнее обработку арабских философских трудов, касающихся теорий Аристотеля; следует упомянуть и о нескольких исследованиях по химии. Блестящих успехов достигла медицина, в особенности благодаря трудам Ахи Ахмеда Челеби (1436—1523).

Среди литературных жанров следует также упомянуть «Книгу путешествий» (Сейяхат поме) Эвлия Челеби (1611—1684). Этот неутомимый путешественник побывал в самых различных районах Империи; он не просто описал эти места, он сделал экскурс в их историю, институты, общественную и экономическую жизнь, традиции и нравы, и все это отраизл самым живым образом. В XVIII в. наблюдается активность в дипломатических отношениях Турции с иностранными государствами. Самыми известными трудами в этой области являются мемуары Иирмисекиз Мехмеда Челеби (ум. в 1732), работавшего во Франции в 1720— 1721 г., и Ахмеда Ресми (1700-1783), посла в Вене в 1757-м и в Берлине в 1763 г. Их свидетельства, пробудившие любопытство высшего общества, станут причиной все возрастающего интереса к различным аспектам европейской культуры.

И, наконец, не будем забывать о похождениях народного героя Ходжи Насреддина; его забавные анекдоты, словечки и афоризмы, веселящие турок и в наши дни, были собраны Махмудом Челеби, прозванным Лами (ум. в 1531). Множащиеся век от века благодаря устной традиции истории Насреддина облетели весь исламский мир, от Африки до Центральной Азии.

Компания Е-Транс оказывает услуги по переводу и заверению любых личных документов, например, как:

  • перевести аттестат с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением; перевод аттестата с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением;
  • перевести приложение к аттестату с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением; перевод приложения к аттестату с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением;
  • перевести диплом с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением; перевод диплома с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением;
  • перевести приложение к диплому с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением; перевод приложения к диплому с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением;
  • перевести доверенность с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением; перевод доверенности с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением;
  • перевести паспорт с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением; перевод паспорта с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением;
  • перевести заграничный паспорт с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением; перевод заграничного паспорта с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением;
  • перевести права с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением; перевод прав с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением;
  • перевести водительское удостоверение с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением; перевод водительского удостоверения с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением;
  • перевести экзаменационную карту водителя с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением; перевод экзаменационной карты водителя с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением;
  • перевести приглашение на выезд за рубеж с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением; перевод приглашения на выезд за рубеж с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением;
  • перевести согласие с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением; перевод согласия с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о рождении с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о рождении с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением;
  • перевести вкладыш к свидетельству о рождении с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением; перевод вкладыша к свидетельству о рождении с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о браке с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о браке с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о перемене имени с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о перемене имени с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о разводе с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о разводе с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о смерти с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о смерти с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство ИНН с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства ИНН с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство ОГРН с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства ОГРН с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением;
  • перевести выписку ЕГРЮЛ с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением; перевод выписки ЕГРЮЛ с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением;
  • нотариальный перевод устава, заявления в ИФНС с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением; перевод устава, заявлений в ИФНС с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением;
  • перевести налоговую декларацию с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением; перевод налоговой декларации с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о госрегистрации с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о госрегистрации с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о праве собственности с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о праве собственности с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением;
  • перевести протокол собрания с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением; перевод протокола собрания с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением;
  • перевести билеты с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением; перевод билетов с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением;
  • перевести справку с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением; перевод справки с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением;
  • перевести справку о несудимости с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением; перевод справки о несудимости с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением;
  • перевести военный билет с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением; перевод военного билета с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением;
  • перевести трудовую книжку с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением; перевод трудовой книжки с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением;
  • перевести листок убытия с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением; перевод листка убытия с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением;
  • перевести листок выбытия с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением; перевод листка выбытия с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением;
  • перевести командировочные документы с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением; перевод командировочных документов с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением;
  • и нотариальный перевод, перевод с нотариальным заверением с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением других личных и деловых документов.

    Оказываем услуги по заверению переводов у нотариуса, нотариальный перевод документов с иностранных языков. Если Вам нужен нотариальный перевод с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением паспорта, загранпаспорта, нотариальный с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением перевод справки, справки о несудимости, нотариальный перевод с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением диплома, приложения к нему, нотариальный перевод с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением свидетельства о рождении, о браке, о перемене имени, о разводе, о смерти, нотариальный перевод с османского языка на русский язык или с русского языка на османский язык с нотариальным заверением удостоверения, мы готовы выполнить такой заказ.

    Нотариальное заверение состоит из перевода, нотариального заверения с учётом госпошлины нотариуса.

    Возможны срочные переводы документов с нотариальным заверением. В этом случае нужно как можно скорее принести его в любой из наших офисов.

    Все переводы выполняются квалифицированными переводчиками, знания языка которых подтверждены дипломами. Переводчики зарегистрированы у нотариусов. Документы, переведённые у нас с нотариальным заверением, являются официальными и действительны во всех государственных учреждениях.

    Нашими клиентами в переводах с османского языка на русский язык и с русского языка на османский язык уже стали организации и частные лица из Москвы, Санкт-Петербурга, Новосибирска, Екатеринбурга, Казани и других городов.

    Е-Транс также может предложить Вам специальные виды переводов:

    *  Перевод аудио- и видеоматериалов с османского языка на русский язык и с русского языка на османский язык. Подробнее.

    *  Художественные переводы с османского языка на русский язык и с русского языка на османский язык. Подробнее.

    *  Технические переводы с османского языка на русский язык и с русского языка на османский язык. Подробнее.

    *  Локализация программного обеспечения с османского языка на русский язык и с русского языка на османский язык. Подробнее.

    *  Переводы вэб-сайтов с османского языка на русский язык и с русского языка на османский язык. Подробнее.

    *  Сложные переводы с османского языка на русский язык и с русского языка на османский язык. Подробнее.

    Контакты

    Как заказать?

  •  Сделано в «Академтранс™» в 2004 Copyright © ООО «Е-Транс» 2002—2017