EN
   Е-Транс
    Главная        Контакты     Как заказать?   Переводчикам   Новости    
*  Переводы
Письменные профессиональные


Письменные стандартные


Устные


Синхронные


Коррекция текстов


Заверение переводов
*  Специальные
 Сложные переводы


 Медицинские


 Аудио и видео


 Художественные


 Локализация ПО


 Перевод вэб-сайтов


 Технические
*  Контакты
8-(383)-328-30-50

8-(383)-328-30-70

8-(383)-292-92-15



Новосибирск


* Красный проспект, 1 (пл. Свердлова)


* Красный проспект, 200 (пл. Калинина)


* пр. Карла Маркса, 2 (пл. Маркса)
*  Клиентам
Отзывы


Сертификации


Способы оплаты


Постоянным Клиентам


Аккаунт Клиента


Объёмные скидки


Каталог РФ


Дополнительные услуги
*  Разное
О Е-Транс


Заказы по Интернету


Нерезидентам


Политика в отношении обработки персональных данных


В избранное  значок в избранном









Информация о хакасском языке
Хакасский язык

Хакасский язык (хак. Хакас тілі, тадар тілі) — язык хакасов. Распространён, главным образом, на территории Хакасии и частично в Шарыповском районе Красноярского края и Туве. Число говорящих на хакасском языке в России — 42 604 человека (2010). Относится к хакасско-алтайской группе восточной ветви тюркских языков. Диалекты:

• сагайский,

• качинский,

• кызыльский,

• шорский.

Базой литературного языка являются сагайский и качинский диалекты.

Фонетические черты: 17 гласных, в том числе долгие, 24 согласных. Мягкость и твёрдость согласных в коренных хакасских словах зависит от гласного: с гласными заднего ряда согласуются всегда твёрдые, с гласными переднего ряда — мягкие. Мягкость и твёрдость согласных не фонематичны, поэтому на письме они никак не отражаются.

Ударение экспираторное, обычно фиксируется на последнем слоге. В грамматическом строе хакасского языка — все черты тюркских языков. В лексике имеются монголизмы, русизмы и незначительное количество арабских и персидских элементов.

Хакасский язык с 1924 имеет свою письменность на основе кириллицы, с 1929 — на основе латиницы, с 1939 — вновь на кириллице, с добавлением 6 букв: ÿ, ӧ, ң, ғ, і, ӌ [звонкая аффриката дж]. Изучается с XVIII века — первые фиксации лексики языка сагайцев, качинцев и других этнических групп на территории Минусинской котловины (Д. Г. Мессершмидт, Г. Миллер, П. С. Паллас), в XIX веке — труды Г. И. Спасского, М. А. Кастрена, В. В. Радлова, В. И. Вербицкого, Н. Ф. Катанова, значительное развитие теоретических и прикладных исследований по хакасскому языку с подготовкой большого числа кандидатов и докторов наук из лиц хакасской и др. национальностей — в советское и постсоветское время: Н. П. Дыренкова, Ф. Г Исхаков, Н. Г. Доможаков, Д. И. Чанков, А. И. Инкижекова, М. И. Боргояков, Д. Ф. Патачакова, Г. И. Донидзе, В. Г. Карпов, О. П. Анжиганова, О. В. Субракова, Л. И. Чебодаева, И. С. Торокова и др.

Созданы школьные учебники по хакасскому языку.

На хакасском языке издаётся газета «Хабар».

История хакасского языка

По расчетам лингвистов, продолжается не менее 1200 лет, с тех пор как возник — путём контакта тюркской речи с местными нетюркскими языками — раннесредневековый тюркский язык, который дал начало современному хакасскому и близкородственным им диалектам. Раннее состояние этого общегруппового языка не зафиксировано. Основательные фиксации лексического и грамматического материала начинаются лишь в современную эпоху, с середины XIX в., в связи с чем основным методом построения истории хакасского языка являются сравнительно-исторические реконструкции (с опорой на анализ данных диалектов и родственных языков), первичной целью которых является отбор языковых характеристик, возникших в период самостоятельного существования хакасского языка, и распределение их по принципу относительной хронологии «раньше — позже». Так, в области фонетики возникновение вторичных долгих гласных, начального ч и расширение морфонологических типов ассимиляций согласных на стыках морфем за счет назализации (келген-нер), делатерализации (хас-тар 'гуси' — множ.ч. лар) и деназализации (ат-ты 'коня' — винит. п. ны) согласных аффиксов произошло позже выделения в самостоятельную ветвь диалектов-предков современного сарыг-югурского языка, не имеющего этих признаков. В области морфологии хакасского языка развился ряд новых показателей: в падежной системе — направительный падеж на зар/зер; в глагольном словоизменении — видовременные формы на ча, чан, чатхан и др. Отыскание для подобных инноваций оснований для оценок по шкале реальной хронологии у языков, не имеющих непрерывной или, по крайней мере, длительной письменной традиции, требует кропотливых исследований и совершенствования методики.

Общие строевые черты различной хронологии: (1) наиболее древняя черта — согласный з в серии общетюркских слов на месте й, представленном в подавляющем большинстве остальных тюркских языков, прежде всего огузских и кыпчакских (чередование хак. азах // огуз., кыпч. айак «нога»), — объединяет диалекты хакасов не только между собой, но и с ближайшими родственными им языками шорцев, чулымцев, сарыг-югуров и небольшой этнической группы кыргызов уезда Фуюй в Северо-Восточном Китае, позволяя выделять з-языки в отдельную — хакасскую — подгруппу внутри тюркских языков. Другими характерными приметами хакасского языка, затрагивающими также остальные языки хакасской подгруппы, за исключением сарыг-югурского, являются: (2) начальное ч или, в небольшом числе случаев, н на месте общетюркского й (чол // тур., ног. йол «дорога», нан // тур., ног. йан «бок»); (3) вторичные долгие гласные, возникшие из стяжения гласных соседних слогов после выпадения разделявших их сонантов (паар < общетюрк. *bagir «печень»); (4) наличие двух узких неогубленных в системе кратких гласных — i и и (и — не отличимый от рус. и, более долгий и узкий, чем i; i — ы-образный краткий): іт «толкать» (= общетюрк. *it), ит «делать» (< общетюрк. *et). Ещё в средние века многие тюркские языки Сибири испытали сильное влияние кыпчакских диалектов татар.-ногайского типа. Волна кыпчакизации затронула племенные языки — будущие хакасские диалекты неравномерно, усилив их различия, в особенности в подсистемах аффрикат и огубленных гласных.

Литературный хакасский язык, не будучи полностью одинаков ни с одним из своих диалектов, выборочно сочетает фонетические (а также морфологические и лексические) особенности, свойственные разным диалектным группам. Так, в литературной норме закреплены: характерные для речи сагайцев и бельтыров свистящее с на месте общетюркских шипящих ч и ш, сохраняющихся в качинском, — сых 'выходить', хас 'убегать', тас 'камень' // общетюрк. ïq, qa, ta; глухое п вместо общетюркского и качинского б в нач. слов, и, напротив, свойственное качинскому общетюрк. распределение широких — узких огубленных гласных о — 6 — у — е в основах слов — хол «рука», кос «глаз», тур- «стоять», тун «ночь». Сагайский диалект на месте о — 6 имеет сужение (саг. хул «рука», кус «глаз»), некоторые фонетические «сагаизмы» закреплены в литературном произношении: ух 'стрела', ӧгрен- 'учиться' // общетюрк. ох, ӧгрен. В морфологии хакасского языка сохраняет некоторые особенности, связывающие его с другимим языками, преимущественно с древнеуйгурским: вариант морфемы винительного падежа н после притяжательных основ 3-го лица при обычном ны/ни после остальных основ; прошедшие времена различной семантики — на ҷых/ҷік, с оттенками убеждения, на ғалах/гелек все ещё продолжавшегося действия; деепричастие начальной точки отсчета для гл. действия на ғалы/гели, деепричастие предельной точки развития гл. действия на ғанча/генҷе, отрицательное деепричастие на -бин, глагольное окончание 2 л. ед. ч. сар/зар, с конечным р вместо з в большинстве других тюркских языков. Вместе с тем Х.я. развил некоторое число новых морфологических показателей, отсутствовавших в том раннесредневековом тюркском языке, который дал начало современному хакасскому и близкородственным им диалектам.

Литературный язык

Создание хакасского алфавита (1925 г.), издание в 1926 г. первых книг на национальном языке и выход первой хакасской газеты «Хызыл аал» («Красный улус») в 1927 году создали базу для зарождения и развития хакасской литературы[2]. В 1928 г. в Москве издается первый сборник хакасской поэзии А.Топанова «Книга песен». На хакасском языке в XX веке создавали свои произведения ряд писателей и поэтов.

ЯЗЫКОВАЯ СИТУАЦИЯ В РЕСПУБЛИКЕ ХАКАСИЯ

Хакасия сложилась как полиэтническая и многоязычная республика, в кото¬рой проживают представители более чем 90 национальностей. По данным Все¬союзной переписи населения 1998 года, численность коренного тюркоязычного народа - хакасов - составляла более человек (около 11%). Численность остальных наиболее многочисленных народов составляет:

Русские - 79,5%

Украинцы - 2,9%

Немцы - 2,0%

Чуваши - 0,6%

Другие - 4,5%.

В такой ситуации возрождение социального и культурного статусов нацио¬нальных языков становится важнейшим фактором формирования национально¬го самосознания их носителей, создания благоприятного климата межнациональ¬ного общения в республике.

Правовой основой для осуществления целенаправленной языковой политики являются принятые в республике Законы Республики Хакасия «Об образовании» (17-18 фев¬раля 1998 г.), «О языках народов Республики Хакасия» (20 октября 1992 г.), «О нормативах финансового обеспечения образовательной деятельности муниципальных общеобразовательных учреждений» и другие, в которых закреплены права граждан Российской Федерации, проживающих на территории республики, на свободный выбор языка воспитания и обучения.

Хакасский язык, язык коренной национальности Республики, относится к уйгуро-огузской подгруппе тюркских языков, внутри которой он вместе с рядом других языков и диалектов образует особую хакасскую подгруппу. Самым древним источником его исторического изучения является язык енисейских надписей рунической письменности.

Хакасский язык, его памятники и история постоянно привлекали и привлекают внимание крупнейших ученых в области лингвистики, истории, литературы, этнографии, археологии.

Наиболее широкое функционирование хакасского языка новейшего периода приходится на первые десятилетия советской власти.

В 1926 году была воссоздана письменность, что дало возможность организовать обучение на родном языке, создать учебники для школ, заложить основы развития хакасского литературного языка.

В указанный период вся политико-массовая и культурно-просветительская работа велась на хакасском языке. По данным переписи 1926 года, 96% хакасы считали родным язык своей национальности.

В дальнейшем деформация национальной политики, тенденция к нигилистическому отношению к национальному начала искусственно сдерживать и сужать развитие хакасского языка, ограничивать сферу его употребления, что активно вело к одноязычию и исчезновению хакасского языка. Для многих хакасов родной язык становится языком быта. Уменьшается число хакасов, считающих хакасский родным языком. Так, по итогам Всесоюзной переписи населения 1989 года, 76,1% хакасов считает родным язык своего народа, в то время, как в 1979 году - 86,6%, в 1970 г. - 88,8%, а в 1959 году - 90,2%.

Повысился процент не знающих родного языка, в 1989 году он составлял 17% , а среди хакасов, живущих за пределами республики, - 24%. В 1979 году цифры составляли соответственно 13, 4 и 19 процентов.

На объеме социальной базы и коммуникативной сферы хакасского языка сказывается низкая степень однородности коренной национальности - 11 процентов населения республики.

Национальная языковая среда сохраняется сегодня, в основном, в сельской местности среди компактно расселенного населения хакасов. Компактно проживают только в трех районах из восьми, в двух районах есть небольшое количество населенных пунктов, в которых хакасы составляют большинство или примерно равное соотношение с русскоязычным населением. Преобладание сельского типа расселения коренной национальности существенно влияет на социально-профессиональную структуру, образовательный уровень, языковую компетенцию национального населения и объем социальной базы литературного языка. Жители этих мест владеют преимущественно диалектными формами родного языка. Диалекты, особенно периферийные, такие как кызыльский и шорский, значительно отлича¬ются от литературного языка. Это вызывает у некоторых, особенно у молодежи, определенный психологический дискомфорт, появляется комплекс неполноценности, что постепенно приводит к отказу от родного языка.

Хакасский язык включает в себя четыре диалекта: качинский, сагайский, кызыльский и шорский.

Литературный язык сложился на базе данных двух самых крупных диалектов сагайского и качинского. Такое решение было принято научно-практической конференцией, проведенной в 1953 году ХакНИИЯЛИ. С этого момента начался самый благоприятный период развития хакасского литературного языка. Опреде¬ляя этапы его становления, можно выделить следующие периоды:

I период - с конца 20-х годов до начала 40-х гг.,

II период - с начала 40-х до начала 50-х гг.,

III период - с начала 50-х до 80-х гг.

К концу 80-х годов хакасский литературный язык еще больше укрепился, расцвел и превратился в мощное орудие национальной культуры с вполне офор¬мившимися основными стилями - прежде всего языка художественной прозы и поэзии.

С 1985 года, по мнению известного хакасского языковеда, докто¬ра филологических наук Карпова В. Г., начинается IV период в истории формиро¬вания хакасского литературного языка. С этого периода в хакасский литератур¬ный язык вливается много новых слов, отражающих происходящие изменения в жизни народа. Часть интеллигенции, опасаясь растворения родного языка в за¬имствованиях, пытаются обозначать все новые понятия словами своего языка. Такое явление В. Г. Карпов обозначает как вторую волну хакасского пуризма.

Вызывают интерес высказывания других ученых республики, которые аргу¬ментируют происходящие явления как проявление утверждающегося самосоз¬нания народа. Это подтверждается выступлениями в средствах массовой инфор¬мации носителей кызыльского и шорского диалектов о расширении базы литературного языка лексикой их диалектов.

Эта проблема остается на данном этапе открытой и требует решения, так как степень распространения устной формы хакасского литературного языка среди населения пока еще не является достаточной.

Как и в большинстве бывших автономных республик и областей России, в Хакасии преобладает русское население, поэтому уровень свободного владе¬ния русским языком хакасами очень высок: по данным социологического иссле¬дования, проведенного в годах, в сельской местности -81,7%, в го¬роде - 94,3%, а в целом по республике 79,2% хакасов владеют свободно русским языком. Только 2,3% хакасов на производстве разговаривали друг с другом на хакасском языке, с друзьями -3,1 %, читали газеты на родном языке только 2,1 %.

Хакасский язык в системе образования

Расширение функций хакасского языка возможно и целесообразно преж¬де всего в сфере школьного обучения.

Понимая, что основной путь к национальной школе лежит через родной язык, через национальную культуру, Министерство образования прилагает все уси¬лия для соблюдения конституционного права каждого ребенка изучать свой род¬ной язык.

В учебном году в школах Республики Хакасия обучается 8651 ребенок хакасской национальности, из них изучает хакасский язык 5987 человек (69%), в том числе как самостоятельный предмет – 5556 человек (92,8% от числа изучающих), факультативно – 413 человек (6,9% от числа изучающих), через кружковые занятия – 18 человек (0,3% от числа изучающих).

Из 102 образовательных учреждений республики, хакасский язык как самостоятельный предмет изучается в 83, факультативно – в 18, через кружковые занятия – в 1 школе.

Таким образом, основной формой изучения хакасского языка является его изучение как самостоятельного учебного предмета.

Сегодня все учащиеся образовательных учреждений Республики Хакасия с 1 по 11 классы обеспечены бесплатными учебниками на хакасском языке.

Следует отметить, что в учебном году факультативное изучение хакасского языка начали в «Лицее» г. Черногорск, «СОШ №1» г. Сорск, в двух училищах Аскизского и Таштыпского районов и в Бейской коррекционной школе. Увеличили количество детей, изучающих хакасский язык, муниципальные образования Аскизский, Бейский, Алтайский Ширинский районы. Самый низкий охват детей изучением хакасского языка в г. Абакане (22%), в Орджоникидзевском (27%), Усть-Абаканском районах (23%).

В учебном году в 21 образовательном учреждении республики в начальном звене (1-4 классы) обучаются по учебным планам для школ с родным языком обучения 425 учащихся.

Кроме того, изучение хакасского языка организовано в 31 детском саду республики (18% от общего количества детских садов). Изучение родного языка осуществляется по желанию родителей. Созданы условия по изучению хакасского языка в детских садах г. Абакана, Аскизского, Алтайского и Таштыпского районов. Прекратили изучение родного языка в детских садах Орджоникидзевского, Усть-Абаканского районов. Во всех детских садах, где организовано изучение родного языка, установлена доплата воспитателям детских садов в размере до 15% от ставки заработной платы за обучение хакасскому языку. Доплата осуществляется за счет муниципальных бюджетов.

Сегодня в 114 (из 275) школах республики организовано обучение хакасскому языку с охватом более 9000 школьников, что составляет 69,4% из общего числа хакасских детей. В 17 национальных школах с охватом более 600 учащихся обучение в начальном звене ведется на родном языке. 74 школы зани¬маются по учебному плану нерусских школ, но родной язык используется как предмет изучения.

Проблемой для республики на сегодняшний день остается обеспечение 100- процентного охвата изучением языка учащихся коренной национальности. С этой целью предпринимаются меры по созданию условий для изучения языка учащи¬мися разных групп. Проведенное в конце 1990 года специалистами Абаканско¬го пединститута (ныне Хакасский государственный университет им. Н. Ф. Катанова) исследование языковой ситуации в республике позволило выделить три группы учащихся по уровню владения языком: - свободно владеющие родным языком, - слабо владеющие, - не владеющие совсем.

На сегодняшний день обеспечены в полном объеме учебной литературой только те учащиеся, которые свободно владеют родным языком, однако при этом большинство учебников не имеют достаточной коммуникативной направленнос¬ти. Проблема усугубляется неудовлетворительным финансированием издательс¬кой деятельности в республике.

Для категории учащихся, не владеющих или слабо владеющих языком, со¬ставлены программы, разработаны стандарты, ведется подготовка к изданию учебных комплексов. Для школ, ведущих в начальном звене обучение учащихся на родном языке, подготовлены переводные учебники, готовятся оригинальные материалы по истории и культуре родного края. Министерство образования рес¬публики вело усиленную подготовку учебников для обеспечения содержания национально-регионального компонента (сегодня все школы республики пере¬шли на региональный учебный план).

Создаются условия для обучения родному языку в дошкольных учреждениях республики, но следует отметить, что в связи с сокращением сети дошкольных учреждений уменьшается охват детей коренной национальности обучением родному языку.

Проблемой остается также обучение родному языку учащихся в учреждениях профессионального образования. Для организации обучения хакасскому языку в этих учреждениях необходимы учебные пособия со специальной терминологией. К сожалению, малое количество специалистов, научных работников, способных подготовить учебную литературу, не позволяет Министерству образования оперативно решать эту проблему.

Подготовка педагогических кадров для национальных школ осуществляется в Хакасском государственном университете им. Н. Ф. Катанова по специальностям «Филология» (хакасский язык и литература), «Педагогика и методика начального обучения», «Дошкольная педагогика и психология».

Хакасский язык предложен в качестве языка изучения на нескольких факультетах университета.

Функционирование хакасского языка в сфере науки, культуры и средствах массовой информации

В республике научные исследования ведутся в основном по истории, экономике, хакасскому литературоведению, хакасскому фольклору и языковедению. Языком научных исследований является русский язык. Хакасский язык используется преимущественно для научно-популярных статей по хакасской филологии, предназначенных для учителей школ республики.

В настоящее время в республике нет целенаправленных исследований в области социолингвистики, этнопедагогики и этнопсихологии, мало работ по методике преподавания языка. Работа по исследованию проблем хакасского языка затрудняется следующими причинами:

- практически невозможно в последние годы (из-за финансовых трудностей) повышать квалификацию через стажировки при академических институтах, университетах России;

- крайне примитивная материальная база научных учреждений республики затрудняет научно-исследовательскую работу специалистов.

Большую работу по развитию и пропаганде хакасского языка проводят средства массовой информации (газета «Хабар», хакасская редакция телерадиокомпании). Однако эффективность этой работы затрудняется рядом факторов, среди которых, в первую очередь, необходимо назвать проблему формирования и функционирования единого хакасского литературного языка. Не разработана в должной мере научная, социально-политическая лексика, недостаточно определено время для передач на хакасском языке (ежедневно новости -15 минут, кроме того, один час отводится на другие передачи).

Средства массовой информации испытывают крайнюю нужду в пополнении квалифицированными кадрами журналистов, знающих профессионально хакасский язык.

Учреждения культуры республики проводят немалую работу по пропаганде и развитию хакасского языка среди населения.

Хакасский язык активно используется в деятельности Хакасского драмати¬ческого театра, республиканской филармонии «Чон кjглерi», театра-студии «Читiген», фольклорных ансамблей и групп. Ставятся спектакли на хакасском языке, возобновляются музыкальный и поэтический репертуары, впервые постав¬лена на хакасском языке опера. Республиканским научно-методическим цент¬ром проводятся мероприятия по возрождению традиционных праздников (Тун пайрам, Чыл пазы, Чир инезi и др.).

В то же время ряд проблем затрудняют расширение функционирования языка в сфере культуры. Не хватает сценариев спектаклей; районные сельские клубы не имеют ни одного профессионального режиссера, а отделение Абаканского музыкального колледжа, готовившее таковых, закрыто. В республике нет музея прикладных искусств, музыкальных народных инструментов. В республике нет проката художественных и документальных фильмов с дублированием на хакасском языке.

Трудно приходится Хакасской писательской организации. Не осталось маститых писателей, пишущих на хакасском языке, а молодые с трудом вливаются, так как все меньше остается молодежи, в совершенстве владеющей родным языком. Ни один поэт или писатель из респуб¬лики не обучается в Литературном институте. Это положение усугубляется отка¬зом государства оказывать помощь в поддержке издания произведений писате¬лей, пишущих на родном языке, так как в современных экономических условиях это является неприбыльным из-за малочисленности читательской аудитории.

И все же следует отметить возрастание в последние годы интереса к родной культуре со стороны представителей коренной национальности.

По последним данным, художественную литературу на родном языке чита¬ют 24% взрослого населения, слушают передачи на хакасском языке 79% стар¬шеклассников на селе и 50% в городе. Анкетирование родителей хакасской на¬циональности показало, что 95% родителей считают необходимым изучение их детьми хакасского языка.

Ни в одном районе Республики Хакасия, ни в республиканских учреждени¬ях и организациях делопроизводство не ведется на хакасском языке, хотя следу¬ет заметить, что в соответствии с законом Республики Хакасия «О языках наро¬дов Республики Хакасия» (20.10.1992 г., №11) государственными языками являются русский и хакасский языки. В судебно-правовой системе хакасский язык используется в исключительных случаях (привлекаются переводчики для переводов текстов приговоров на хакасский язык).

Приведем некоторые статистические материалы, которые есть в монографии В. П. Кривоногова «Хакасы в начале ХХI века: современные этнические процессы». – А.: Хак. кн. изд-во, 2011. – С.70-74.

В настоящее время различия между хакасскими субэт¬носами в наибольшей степени заметны в языке и выражаются в существовании ряда диалектов, в значительной степени совпадающих с границами субэтносов.

Хакасский язык включает в себя четыре диалекта: качинский, сагайский, кызыльский и шорский (56). У койбалов нет своего диалекта, особенности их речи проявляются на уровне говора, занимающего промежуточное положение между сагайским и качинским диалектами (57). В прошлом существовал бельтирский диалект, который постепенно слился с сагайским и проявляется сейчас в качестве говора в составе последнего (58). Все хакасские диалекты составляют единый язык, сложившийся, видимо, еще в XIX веке (59). Тогда он был бесписьменным, бытовал в устно-разговорной форме, что тормозило сближение диалектов.

Пожалуй, наиболее массовым и действенным каналом влияния литературного языка на диалекты является школа. Как нам известно, на начало 1980 годов хакасский язык преподавался в качестве предмета практически во всех школах, расположенных в чисто хакасских поселках, а в смешанных селах везде, где численность учащихся позволяла открыть паралелельные классы с русской и хакасской программами. Лишь там, где хакасы в селах составляли меньшинство, их дети учились с русскими в одних классах. В итоге через обучение хакасскому литературному языку в школе проходило 60 % всех детей хакасов, а в сельской местности-до 3/4.

Степень компетенции разных субэтносов в родном языке, даже если иметь в виду не литературный язык, а собственный диалект, значительно различается, что в первую очередь связано с разной степенью смешения в расселении. В итоге назвали хакасский язык родным 62,7 % сагайцев, 64,3 % - койбалов, 4,7 % - шорцев, 47,6 % - кызыльцев и 40,0 % - качинцев. 30 лет назад чаще всего называли хакасский язык родным сагайцы и шорцы, в меньшей степени - койбалы, затем следовали качинцы и в конце - кызыльцы. Сейчас произошла некоторая пере¬группировка, лидерами стали сагайцы и койбалы, ниже показатели у шорцев. За ними шли кызыльцы и в конце - качинцы. По показателям основного разговорного языка разница между субэтносами оказалась такой. Считают основным разговорным хакасский язык (или два языка) 44,0 % сагайцев, 37,4 % - койбалов, 31,5 % - шорцев, 12,1 % - качинцев и 9,2 % - кызыльцев. По этому показателю сагайцы выходят на первое место, а си¬туация у качинцев оказалась несколько лучше, чем у кызыльцев. По третьему языковому показателю - степени владения хакасским языком - субэтносы распределяются так: свободно владеют хакасским языком 54,5 % койбалов, 54,4 % - сагай¬цев, 45,0 % - шорцев, 24,6 % - кызыльцев и 23,4 % - качинцев. У сагайцев и койбалов показатели практически одинаковые, они лидеры. От них отстали шорцы, аутсайдеры - качинцы и кызыльцы. Вроде бы снова показатель у кызыльцев несколько лучше, чем у качинцев. Однако доля непонимающих хакасский язык у качинцев оказалась 26,8 %, а у кызыльцев - 31,5 %, то есть в сумме ситуация у качинцев чуть лучше. Суммируя все три языковые показатели, можно распределить субэтносы та¬ким образом: лидеры - сагайцы и койбалы. Ниже показатели у шорцев, хуже всего ситуация у качинцев и кызыльцев. Чем можно объяснить такие подвижки в языковой компетенции и перемены мест отдельных субэтносов относительно друг дру¬га? По сагайцам вопросов нет, они лидеры, так как расселены наиболее компактно. На их территории десятки однонациональных сел, а в западной части Аскизского района расположены 3 - 4 сельсовета, где вообще ассимиляционные процессы в языке не заметны: Усть-Чульский сельсовет, Кызласовский, Верх-Аскизский и т. д. Но почему поменялись местами шорцы и койбалы? На наш взгляд, дело здесь в изменении характера расселения. Койбалы сейчас в основном живут в двух посел¬ках - Койбалы и Куйбышево, причем Койбалы был и остался чисто хакасским поселком, а в Куйбышево, где хакасов было чуть больше половины, сейчас оказалось три четверти общей численности, то есть этническая территория койбалов стала менее смешанной. А на территории шорцев ситуация как раз обратная, здесь исчезли хакасские поселки Кызылсуг, Тлачек, резко уменьшилась численность хакасов в последнем однона¬циональном селе - Анчул. В то же время большинство хака¬сов перебралось в смешанные поселки Матур и Верх-Таштып, то есть размещение хакасов здесь стало более смешанным. Второй возникший вопрос: почему показатели у качинцев упа¬ли до уровня кызыльцев? Разгадку также необходимо искать в расселении. Хотя кызыльцы живут в смешанных поселках, но они расположены вдали от транспортных магистралей, районных центров, в западной предгорной части Ширинского и Орджоникидзевского районов. Сюда в последнее время нет притока пришлого населения, наоборот, пришлое население здесь сокращается, активно выезжает, поэтому население от¬носительно стабильно. А вот территория качинцев - самый центр республики, здесь проходят железная и шоссейные дороги, велики миграции, здесь расположены основные города и поселки городского типа, здесь сильнее влияние урбанизации, что косвенно повлияло на ухудшение языковых показателей у качинцев и их падение до уровня кызыльцев.

Распространение русского языка среди представителей разных субэтносов имеет обратные показатели: свободно владеют этим языком 100 % кызыльцев, 98,5 % - качинцев, 04,1 % - шорцев, 92,7 % - койбалов и 91,1 % - сагайцев (всех возрастных групп, город и село).

Не все хакасы, знающие хакасский язык, разговаривают на диалекте своей группы. Некоторые представители субэтносов, проживающие вне субэтнической территории своей группы, пе¬реходят на другие диалекты. Чаще всего диалект соответствует субэтническому происхождению: среди сагайцев 77,5 % (старше 7 лет) говорят на сагайском диалекте, 6,1 % - на иных диалектах, 16,4 % - не владеют никаким диалектом. Среди качинцев пока¬затели такие: 54,9 % говорят на качинском диалекте, 11,3 % - на иных диалектах, 33,8 % - не владеют никаким диалектом. Среди кызыльцев 51,3 % говорят на кызыльском диалекте, 11,1 % - на иных диалектах, 37,6 % - не владеют никакими диалектами. Среди шорцев 58,8 % говорят на шорском диалекте, 29,4 % - на иных диалектах, чаще по-сагайски, 11,8 % - не знают никаких диалектов. Среди койбалов 52,3 % говорят на своем наречии, 36,0 % - на иных диалектах, 11,7 % - не владеют диалектами.

Если в общей численности хакасов сагайцы составляют 71,7 %, то среди тех, кто свободно владеет хакасским языком, они составляют уже 76,8 %, так как представители других субэтнических групп, особенно качинцы и кызыльцы, хуже владеют хакасским языком. Среди свободно владеющих этим языком качинцы составили всего 10,4 %, кызыльцы -- только 2,1 % — намного меньше, чем эти субэтносы составляют в об¬щей численности народа.

В общей численности хакасов старше 7 лет носители сагайского диалекта составили 52,6 %, качинского - 13,6 %, смешан¬ного качинско-сагайского - 1,7 %, кызыльского - 2,2 %, шорского - 4,4 %, койбальского говора - 1,9 %, еще 3,0 % владеют более чем одним диалектом, а 20,6 % не владеют никаким диалектом – это те, кто вообще не говорит или очень плохо говорит по-хакасски.

Следует признать, что в последние десятилетия наблюдается процесс убыстрения языковой ассимиляции. В целом этнические процессы протекают неоднозначно и неопределенно – в одних областях национальная специфика сохраняется, в других – даже возрождается, а в третьих – получили развитие ассимиляционные тенденции.

Традиционная культура

Хакасский народ принадлежит к алтайской языковой семье, тюркской группе. «Современные хакасы представлены южно-сибирскими и урало-алтайскими антропологическими типами смешанной монголоидно-европеоидной рассы. В линвистической классификации хакасский язык относится к группе тюркских языков» (Л.А. Никольская.)

Хакасы — древний и в тоже время молодой тюркоязычный народ, проживающий в Хакасии с давних времен. В своем современном составе он сформировался уже после вхождения Хакасии в состав Российского государства в начале XVIII века. История, насчитывает целое тысячелетие, в котором были и невероятные взлеты, когда этому государству подчинялись обширные просторы от Иртыша до Байкала, и горесть утрат и упадка после набегов многочисленных центральноазиатских завоевателей. Героическая, насыщенная событиями и в тоже время трагическая история предков хакасского народа во многом отразилась на их традиционной культуре. Это придало ей особый неповторимый колорит. В культуре хакасов сочетаются степные традиции кочевников с таежным охотничьим укладом, корни которого уходят в дотюркскую эпоху.

Немалую роль в формировании самобытной культуры сыграла благодатная природа Хакасии. Она также разнообразна и многолика, как окружающий ее ландшафт.К настоящему времени многие стороны традиционной культуры Хакасии хорошо изучены. Стараниями многих ученых собран огромный этнографический материал. Исследованием хакасской этнографии занимались Г.Ф. Миллер, П.С. Паллас, В.В. Радлов, Е.К. Яковлев, Н.Ф. Катанов, С.Д. Майнагашев, Л.П. Потапов, П.И. Каралькин , Ю.А. Шибаева, К.М. Патачаков. В последние десятилетия большую работу по изучению хакасской этнографии проводит В.Я. Бутанаев, которому удалось собрать и обобщить богатейший материал практически по всем сторонам жизни традиционного общества хакасов.

Драгоценное наследие:

1. Поклонение природе. Воспитание бережного отношения:

Пищевые травы в жизни хакасов (Чабрец- богородская трава). Сбор даров природы и бережное отношение к лесным жителям (Истинный хакас никогда не соберет всю ягоду, орехи, грибы. Охотник оставит детенышей для потомства Рыбак отпустит мальков.)

2. Уважение к старшим, забота о младших:

«Старшим место уступай, младшим помощь подавай» «Ветки молодыми гнут, а детей воспитывают пока растут» «Какая лошадь будет видно уже жеребенком, какой человек будет видно уже ребенком»

С уважением к старшим прививается трудолюбие и нравственные качества характера ребенка (во время посуду убрать, прекращение работы после заката солнца, закрывать воду, заправлять кровать, не злословить, внешний вид, отношение к скоту). Уважение к родовым традициям (имена) «Старших почитай – годы твои будут долги. Младших почитай – дни твои будут светлы». Наставления старших в детстве человек проносит через всю свою жизнь и передает своим детям. Вот почему нам дороги заповеди воспитания, пришедшие к нам от дальних предков. Уважительное отношение к своему роду, родовому древу, из поколения в поколение из уст в уста передавались легенды и предания о происхождении своего рода, о лучших людях рода. Имя ребенку давали из самых достойных из рода, напоминали что он носит легендарное имя и это вносило воспитательное значение.Сильным воспитательным фактором в семье хакасов всегда считался пример старших: «Чему научатся в гнезде, то и делают в полете». Н.Ф.Катанов говорил: «Начинайте изучать свой край со своего гнезда…».

3. Духовное наследие

Раньше молились небу, горам, воде, священному дереву — березе. Во время моления в жертву приносили нечетное количество белых ягнят с черными головами. Женщины, шаманы и дети к обряду не допускались. Особым почитанием у хакасов пользовались духи-покровители домашних животных — изыхи. Изыху посвящали лошадей, которых не закалывали, а отпускали свободно пастись. Весной и осенью владелец мыл молоком гриву и хвост посвященной лошади и вплетал в гриву цветную ленту. Большинство обрядовых действий совершалось при участии шамана. Обряды совершались под звуки священного бубна, в который шаман бил специальной колотушкой. Кожа шаманского бубна была покрыта священными изображениями. Шаман (по хак. — хам) считается посредником между миром людей и сверхъестественными силами. При этом у каждого народа имеются присущие только ему особенности шаманской практики. Шаманы играли важную роль в жизни общества — они проводили обряды, лечили от болезней, приносили своим соплеменникам души неродившихся детей, провожали душу умершего в иной мир. Главным религиозными атрибутами шамана считаются бубен «тÿÿр» с колотушкой «орба» и шаманский костюм. Шаманы исполняли целый ряд функций — культовую, врачебную, предсказательную, помогали своими советами. Также они выполняли функцию сохранения и передачи народных знаний следующим поколениям. Шаманы совершали обряды, связанные со многими сторонами быта и деятельности людей. При камлании кололи белого барана, ставили в юрте белую березу и готовили молочную водку — араку. На столе на блюде клали свежесваренную баранину, пар от которой поднимался вверх и служил пищей для духов. Шаман приказывал своим духам точно исполнять его решения. Шаманы обладали даром ясновидения. Такие люди (по-хакаски кöрiгчi) могли следить за событиями, которые происходили за многие километры от них, а также за тем, что творилось в ином мире. Как национальная святыня хакасами почитается Борус — пятиглавая вершина на Западных Саянах, место зарождения шаманов.

4. Взаимопомощь. Мне хотелось бы остановиться на взаимопомощи хакасов друг другу даже по стихам Низами видно, что хакасы пережив трудное историческое время смогли выжить из-за того что они сохранили взаимопомощь в любых жизненных ситуациях: в радости, беде, строительстве юрт и др. Горе никогда никто не ждет. В хакасских обычаях при похоронах, поминках оказание помощи во всем: деньгами, продуктами, спиртным сильно помогает семье справиться с обрядами похорон и проведения поминок.

5. Разведение скота – основное историческое занятие хакасов. Из истории мы знаем что тысячные стада коров и лошадей паслись на седых степях нашей земли испокон веков, когда случалось что из-за кормов животные слабели по хакасскому обычаю каждый походивший хакас должен был подать этому животному что-то из корма –«код1рткен мал». В день убоя скота на угощение приглашались все соседи. В первом казане варились самые лучшие куски мяса, называемые «урсун». Большим грехом считалось перерезать горло и убить ударом обуха топора в лоб, лошадей забивали ударом ножа в затылок, под первый шейный позвонок «чулумнеп». Поговорка «У вырастившего скот сыт желудок, у вырастившего детей сыта душа». Уход за скотом осуществлялся всей семьей от мала до стариков. Часто на свадьбах были пожелания «Чтобы в доме было много детей, а в стайке много скота».

Мÿчел — от мыши до кабана (Календарь)

Каждый народ создает свою систему летоисчисления, учета времени, времен года. В основе создания хакасского календаря выделяется три главных компонента: трудовая деятельность, связанная со скотоводством, поклонение окружающей природе и культ предков. По календарю осуществлялись хозяйственные работы, праздники, религиозные обряды. Хакасский календарь называется «мучел» (двенадцатилетний цикл) .

Наибольшую популярность у современных хакасов получили два праздника — Тун Пайрам и Чыл Пазы. Оба были возрождены в недавнее время: Тун Пайрам в 1980-х гг. , Чыл Пазы в 1990-х гг. В настоящее время они проводятся ежегодно и собирают тысячи людей.

Праздник встречи Нового года у многих народов считается одним из наиболее важных и любимых. Это символическое обозначение завершения старого и начала нового цикла Жизни. Чыл пазы переводится как «голова года» . В традиционном мировоззрении хакасов мы можем найти этому следующее объяснение: «Голова года развернулась, голова змеи изогнулась» . Это связано с тем, что змея у народов Саяно-Алтая была символом времени, свернувшегося в кольцом.

Каждый год в конце мая — начале июня, после перекочевки на летник, хакасские скотоводы праздновали праздник «Тун айран» . К празднику «первого айрана» готовились заранее: готовили молочные продукты, в первую очередь, айран, шили новую одежду. Первый айран и первая арака (молочная водка) считались лекарственными напитками. Праздник проводился на вершине горы.

Одежда

Традиционная одежда разделялась на повседневную и праздничную. Праздничный костюм хакасов достаточно красочен, ярок, самобытен. Не в последнюю очередь это связано с материалами, из которых изготавливалась одежда — шелк, парча, плис (черный бархат) , ценные меха. Уникальность ей придают орнамент, покрой и декор, которые находятся между собой в гармоничном сочетании. По одежде можно было судить о социальной принадлежности, семейном положении человека, принадлежности к служителям культов, мастерстве изготовителя одежды.

Материальная культура хакасов

В.Я. Бутанаев, доктор исторических наук, профессор

В ХУШ-ХIХ вв. основным видом поселений хакасов были аалы – полукочевые селения, объединяющие небольшое количество домохозяев. В начале XX в. хакасы проживали, по нашим подсчетам, приблизительно в 520 аалах. Средний размер аала составлял 10-15 хозяйств. Сравнительно редко аалы насчитывали 40 - 60 дворов.

До сих пор в русской литературе хакасское селение именуется улусом. Однако прямой смысл этого слова в хакасском и других тюрко-монгольских языках обозначает «народ», «поколение», «общество». В начале XIX в. в Сибири под улусом понимали административный род, причем название рода часто давали по имени башлыка. Например: Шалошин улус, Мунгатов улус и т.д. В дальнейшем улусом стали называть население аала, а затем и сам аал. Как видим, с течением времени термин «улус» в русском языке в результате эволюции потерял свой первоначальный смысл. Поэтому мы пользуемся хакасским наименованием «аал» в значении «полукочевое селение».

В течение последних лет Х1Х в. нарастал процесс укрупнения аалов. Если в 1897 г. 32,1% аалов насчитывали менее 5 хозяйств в каждом, то в 1909 - 10 гг. их стало 15,3%. В них проживало только 2,6% всех хакасских хозяйств. С другой стороны, в 1897 г. аалы, насчитывавшие более 50 хозяйств, составляли 2,5% всех населенных пунктов. В 1909 -10 гг. их стало 4,9%. Причем в них сосредоточивалось 20,7% всех хозяйств.

Аалы обычно назывались по имени аального старшины. Если он умирал и на его место выбирался другой, то менялось название всего селения. Так, аал Частаджаков в конце XIX в. стал называться Онхаков по имени Онхака Иптышева, который сменил своего отца Частаджака. Также аал Аппахов переименовался в Апчанаев, по имени сына Аппаха - Апчаная Асочакова и т. д. Во второй половине XIX в., в связи с переходом многих аалов к оседлости, начинают появляться их географические наименования. Например, аал Кызланов стал именоваться Ис Харчызы (слияние р. Большой и Малой Есь); Иресов - Аар алты (подножие г. Аар), Кадыров - Кунре (местность Кунре) и т. д.

В XVIII-XIX вв. основным жилищем хакасов служила юрта. Она была максимально приспособлена к кочевому быту. Традиционная юрта была каркасного типа. Она легко переносилась. Стены состояли из раздвижных решеток – «тирме» и дверной рамы, а купол состоял из изогнутых жердей – «ух», укрепленных нижними концами к решеткам, а верхними вставленными в круг дымохода «хараачы». Средний диаметр юрты – 7 – 10 м. (10- 12 аршин) при высоте – 2,5 м.

Одно звено решетки «тирме» делалось из 20-30 сосновых планок, скрепленных между собой сыромятными ремешками из конской кожи. На одно звено решетки уходила кожа одного жеребенка. Средняя юрта составлялась из шести тирме. Летом юрту покрывали берестой, а зимой - войлоком. Полотнища бересты, сшитые кручеными волосяными нитями, прижимались к стенкам юрты двумя изогнутыми вокруг деревянными обручами «хурчаг» или обвязывались волосяной веревкой «чиле». Для того, чтобы поставить каркас юрты, требовалось затратить от полчаса до часа времени.

В первой половине XIX в. войлочная юрта у хакасов стоила от 75 до 150 рублей, а берестяная - 30-35 рублей. По расценкам конца XIX в. войлочная юрта оценивалась в 30 руб., а берестяная в 15 руб. Чтобы связать одну решетку «тирме» (их в обычной юрте бывает шесть штук), требовалось заплатить 3 рубля. Бересту для юрт заготавливали в июне, который по-хакасски называется «тос айы» - месяц заготовки бересты. Свернутую в рулон бересту варили в больших казанах до состояния эластичности, а затем сшивали волосяными нитками в большие полосы. Берестяное покрытие служило не больше одного сезона.

В 1830- 40 гг. по всем четырем хакасским ведомствам насчитывалось 4310 войлочных, 1140 берестяных, 1100 деревянных юрт и 125 деревянных домов. В конце века, в 1890 г., было уже 4047 деревянных юрт и 4939 домов. К середине XIX в. войлочные жилища были вытеснены деревянными многоугольными юртами «агас иб». Они были шести-, восьми-, десятиугольными, а у баев – двенадцати – и даже четырнадцатиугольными. Бревенчатые стены делались из 8-10 венцов. Высота средней юрты доходила до 3,5 м, при диаметре 10 м. Крыша обычно покрывалась лиственничной корой. Чтобы срубить одну деревянную юрту, мастеру платили корову или двух волов.

В связи с переходом на оседлость многие семьи стали жить в домах русского типа (тура), а на лето переходили из дома в стоящую во дворе деревянную юрту. Последнюю стали называть «чайгы иб» - т.е. летний дом.

Народный костюм хакасов представляет собой исторически сложившийся комплекс, впитавший за долгое время своего развития различные моды предшественников. Он не находит своих прямых аналогий с комплексом одежды соседних этносов Южной Сибири (исключая некоторые общие элементы) и отличается национальным своеобразием. Одежда повседневной носки шилась из местных тканей, а также хлопчатобумажных фабричного производства. Последние стоили дешево, и поэтому их могли приобретать даже бедняки. Праздничная одежда шилась из шелковых тканей. Указанные товары привозились в Хакасию купцами из Китая и Бухарии. Ткани с крупными фабричными рисунками (улуг ойыглыг) назывались мужскими и шли на одежду мужчин, а с мелкими - женскими и предназначались для женщин. Предпочтительным цветом для костюма служили красные, синие, зеленые, коричневые, бордовые и черные ткани. Хакасы не любили желтый цвет, ибо он ассоциировался с видом духа-хозяйки малярии (тудан ээзi) и желтухи (сарыг хат).

Основным видом нательного белья служили у мужчин рубаха (ир кöгенег!), а у женщин платья (ипчi кöгенегi). Покрой мужской рубахи напоминал женское платье, но делался намного короче и по середине спинки не вставлялись клинья (чыынчах). Она кроилась с поликами (ээн, инмен) на плечах, с разрезом на груди и отложным воротником, застегивающимся на одну пуговицу (тöс марха). С двух боков стана вшивались по два клина (сабыг). Спереди и сзади ворота делались складки (чыырынды), благодаря чему рубаха была очень широкая в подоле. Объемные рукава с частыми сборками у поликов (ээн пазы) заканчивались узкими обшлагами (моркам), вокруг которых также собирались сборки. Под мышками вставлялись квадратные ластовицы (холтых). Полики, обшлага и подол мужской рубахи делались из одной и той же ткани.

На женское платье шло до 7 м. полотна. Две полосы (ин) материи составляли переднюю часть стана, две шли на спинку и одна на рукава. В отличие от мужской рубахи, посередине спинки женского платья вшивались два узких клина «чыынчах», а с двух боков вставлялись по одному широкому клину «сабыг». Задний подол делался длинее переднего и образовывал небольшой шлейф (хузурух). В женском платье под правой ластовицей находился разрезной карман. К стану сначала пришивали воротник, а затем рукава. Полики, ластовицы, обшлага, кайма «кöбее», идущая вдоль подола, и углы отложного воротника женского платья делались из материи другого цвета. Прямой разрез (паар) застегивался у ворота одной круглой перламутровой пуговицей «тана».

На праздничном женском платье полики, обшлага и кайма (кöбее) украшались национальными узорами. Кроме этого, по краю обшлагов и подола нашивались надставки «одырынчы» из материи другого цвета.

Поясная одежда хакасов состояла из нижних штанов «ыстан» и верхних брюк «чанмар», названия которых были общими для всех тюркских народов. Повседневные мужские брюки шились из темной хлопчатобумажной ткани, а праздничные - из плиса. Для мужской поясной одежды существовало два типа покроя. Наиболее распространенными были брюки «ыстан» с квадратными вставками «тахтай». Штанины делались из двух согнутых вдоль прямоугольных полотнищ, между которыми вставлялось дно (тÿп) из четырех треугольных клиньев, сшитых попарно между собой. Над клиньями спереди и сзади пришивались квадратные вставки «тахтай». Благодаря им брюки получались с очень широким разводом (расстояние между вытянутыми штанинами до сажени). Штанины и вставки «тахтай» вверху подгибались и прошивались, образуя поясной край «чага». Брюки держались на шнурке «пил паг», свитом из белой шерсти и пропущенном внутри подшитого поясного края.

Праздничные мужские брюки обязательно делались с прорезными карманами по бокам. Поверх карманов нашивались шелковые или парчовые лампасы, алеющие из-под подола рубахи в виде раздвоенной вилки.

Женские панталоны «сÿбÿр» обычно шились из синей дабы. По своему крою они не отличались от мужских штанов первого типа, т.е. с обязательной квадратной вставкой «тахтай». Штанины заправлялись в голенище сапог. Концы их не должны видеть мужчины и особенно свекор.

Среди хакасов были популярны мужские халаты – «чимче» (чыпча). Для повседневной носки они шились из сукна, а праздничные - из плиса или шелка. Подклад делался из холста или синей нанки (кöк пöс), а в подтаежной местности из меха горностая и колонка. Полы халата были прямыми.

Длинный шалевый воротник, обшлага рукавов и борта обшивались черным бархатом. Мужской халат, как и любая другая мужская верхняя одежда, обязательно подпоясывался шерстяным кушаком «хур», два конца которого, согласно традиции, завязывались и спускались спереди. С левой стороны кушака прикреплялся нож в деревянных, орнаментированных оловом ножнах, а за спиной на пояснице подвешивалось на цепочке серебряное огниво (отых) с коралловыми инкрустациями.

Замужние женщины поверх праздничного костюма (халатов и шуб прямого покроя) обязательно надевали безрукавку «сегедек». Девушки и вдовы не имели права носить подобный наряд. Сегедек шили распашным, с прямым разрезом. Полы сходились посередине и завязывались у ворота. Широкие проймы, ворот и полы украшались радужной каймой «чеек». Вокруг проймы нашивались две дорожки чеека, а по полам и вороту - одна. Каркас сегедека делали из четырех слоев ткани, склеенных клейстером, благодаря чему он хорошо сохранял свою форму. Подобная основа называется «чаба». Первоначально чаба изготовлялась из тонкой кожи. Такой факт подтверждается данными хакасского языка, где термин «чаба» (чама) сохранился еще в значении «кожа, шкура».

Сегедек был двух типов: отрезной и прямой. Последний шился из шелка. Спинка украшалась растительным орнаментом. Для отрезного сегедека использовался плис. Он состоял из лифа на подкладе и пришитой юбочной . Спинка украшалась тремя, пятью или семью аппликациями «пыраат». Под каждой из них делались сборки и с двух сторон пропускались кисточки (чачах). Присобранная в талии юбочная часть «хондырых» изготовлялась из шелка, парчи, бархата с нашитой по низу бахромой. Хакасскому сегедеку близки женские безрукавки алтайцев (чегедек) и калмыков (цэгдек). По всей видимости, эта форма одежды ойратского происхождения.

Женский праздничный халат «тузалых» кроился прямым со сборками на подоле. На уровне колен подол халата сзади и с боков простегивался сухожильными нитями, образующими перехват «тузалых» (т.е. путы) из мелких сборок. Производилось впечатление, что ноги связаны, и человек может упасть. По своеобразному перехвату ведет свое название и весь халат. Тузалых обычно шился из шелка или плиса на подкладе из хлопчатобумажной ткани. Воротник кительный. Левая пола с прямоугольным выступом «пайир» запахивалась на правую. Борта и манжеты рукавов опушивались мехом выдры (шириной в четыре пальца). С двух сторон под рукавами тузалыха имелись петли, за которые женщины для красоты привязывали шелковые платки или длинные декоративные кисеты.

Женский халат «тузалых» украшался своеобразной радужной вышивкой «чеек», несущей основную декоративную нагрузку. Чеек представлял собой нашитые вплотную, ряд за рядом, швом «через край», узенькие шнурочки, сплетенные на руках из цветного шелка. Сначала три человека ровно ссучивали три нити одного цвета. Затем из трех ссученных нитей сплетали шнурочки, которые нашивали на одежду, обязательно по два одноцветных рядом. В декоре чеек сочетались семь цветов, напоминающих радугу: малиновый, оранжевый, белый, голубой, зеленый и алый. Ширина вышитой дорожки равнялась ширине большого пальца. В более ранние времена вышивали три дорожки чеека, а с начала ХХ в. стали делать только одну.Декором чеек украшался кительный воротник (мойдырых чеег!), прямоугольный выступ «пайир» левой полы (паар чеег!), рукава повыше локтя и подол над сборками (тузалых чеег!). Тузалых обязательно одевался с безрукавкой «сегедек».

По праздничным дням молодые женщины одевали распашной кафтан «сикпен» или «хаптал». Он шился из тонкого черного сукна и был двух типов: отрезной и прямой. Шалевый воротник покрывался красным шелком или парчой. На лацканах нашивались перламутровые пуговицы (тана) или раковины каури, а края окаймлялись жемчужными пуговицами (ÿзÿмчук). Под лацканом, на левом борту сикпена у застежки нашивались три, шесть или девять (по три в три ряда) перламутровых пуговиц «тана». Обшлага рукавов и клапаны карманов шились из черного бархата или плиса и украшались шелковыми узорами. Следует отметить, что концы обшлагов сикпена (как, впрочем, и у другой женской верхней одежды) в долине Абакана делались со скошенным выступом в форме конского копыта. Подобная форма носит название «омах». Скошенные обшлага были удобны для прикрытия лица стыдливых девушек от назойливых взглядов парней. На севере Хакасии, в долине Июсов, концы обшлагов делались прямыми. Форма «омах» характерна для одежды бурят и калмыков, что свидетельствует об этнокультурных связях хакасов с монгольскими народами.

Спинка прямого сикпена украшалась растительным орнаментом, а линии соединения проймы рукавов обшивались декоративным швом "öрбе" – козлик или козлежка наперекрест. Шелковые нитки шва "öрбе" пересекаются и образуют косую сетку. Хакасская вышивка характерна яркими цветами растительного орнамента, причем у качинцев доминируют сочетания стилизованных трехлистников (ÿс азыр), а у кызыльцев и сагайцев - натуральные стебельчатые цветки (от пÿр!). Мастерицы сначала вырезали трафарет (ÿлгÿ) из бересты или бумаги, а затем переводили орнамент на ткань.

Отрезной сикпен украшался аппликациями "пыраат". Шелковый квадрат материи натягивался на картон и пришивался по низу спинки. По виду фигура аппликации напоминала трехрогую корону. В ряду насчитывалось три, пять или семь пыраатов. Каждый из них обшивался тамбурным швом, затем декоративной вышивкой öрбе, которую опять окаймляли тамбурным швом. Над аппликацией вышивался рисунок «пять лепестков» (по-хакасски «пис салаа, пис азыр»), напоминающий лотос. Возможно, этот рисунок был заимствован в поздние времена из орнамента монгольских народов, где почиталось изображение лотоса, приносящего людям счастье.

Под каждым пыраатом спинка собиралась в четыре продольных складки, которые обшивались декоративным швом "öрбе". Кисточки здесь не пришивались. Красивые аппликации "пыраат" являлись предметом тщеславия мастериц, которые любили продемонстрировать перед людьми свое искусство.

Зимой хакасы носили овчиные шубы – «тон». Вероятно, в более ранние времена шуба являлась универсальной одеждой для всех времен года. Об этом свидетельствуют не только общетюркский термин «тон», но и этнографические факты. Например, многие бедняки ходили в шубах летом. Причем, в жару руки вынимали из рукавов, и шуба держалась на кушаке, обнажая голый торс. Форма ношения скинутой с плеч шубы на поясе называется «пилт!рбес».

Мужские шубы всегда кроились отрезными. Задняя часть подола была длиннее передней, чтобы было удобнее сидеть в седле. Воротник делался отложной, борта прямые. В хакасской одежде левая пола (паар) всегда запахивается на правую (!чöр - букв. внутренняя пола) и застегивается наглухо у ворота на одну пуговицу "чага марха". Края бортов мужской шубы и обшлага рукавов обшивались меховой опушкой "хума" (обычно из меха выдры). Отрезная спинка делалась с глубокими проймами (холторым). При ее раскрое обязательно левая лопатка вырезалась шире и длинее, а правая уже и короче на ширину трех пальцев (ÿс !л!г). Узкий выступ на спинке мужской одежды называется "чÿлчÿк". Мужчинам запрещалось одевать шубы без выступа "чÿлчÿк". Ниже спинки вставлялось до шести клиньев (сабыр), расширяющихся к подолу. Под рукавом шубы пришивалась ажурная бляшка "нандых" в виде двух головок лошадей. К ним пристегивались за петельку "!лб!к" полы шубы во время хождения по снегу или при посадке на лошадь и т.д. Вполне возможно, что бляшки «нандых» ведут свои истоки от археологических ПНН (Предметы неизвестного назначения), известных со времен карасукской культуры.

Женщины носили шубы двух типов: с отрезной спинкой и прямые. В качестве повседневной женской одежды служила нагольная шуба "суу тон" с прямой спинкой и небольшим шлейфом. По бортам она обшивалась меховой опушкой "хума". Воротник делался отложным, полы прямые. В старинных шубах воротник делался кительным, а в более поздних - отложным. Для украшения использовалась декоративная вышивка "öрбе", идущая по швам спинки и проймы рукавов. В конце XIX в. "суу тон" стоил от 6 до 25 руб. На одну хакасскую шубу шло девять овчин (три на спину, три на грудь и по одной на рукава и воротник).

Хакасы летом носили кожаные сапоги, а зимой - меховые. В качестве будничной летней обуви употреблялись сагиры (сазан маймах, кöн öд!к). Они шились из продымленной сыромятной кожи (сазан, кöн) крупного скота. Подошву, а порой и полностью сагиры делали из толстой шкуры (по-хакасски «сагыр») с крупа лошади. Отсюда происходит их последнее название, которое вошло и в язык русских старожилов. Они шились без каблуков с кожаными задниками, между которыми вставлялась береста. Подошва прикреплялась двойной сухожильной ниткой. Высокие голенища мужчины подвязывали под коленом кожаным ремешком "поос". На девичьих сагирах для этой цели специально употреблялись медные пряжки "тога поос". Замужние женщины подвязками не пользовались.

Летние сапоги "мачанг маймах" или "нымзах маймах" (букв. мягкая обувь ) изготавливалась из дубленой телячьей кожи. Для дубления использовался отвар сушеной размельченной коры тальника (для желтого цвета) или лиственницы (для красного цвета). Головка и голенище мачангов кроились отдельно. Подошва состояла из одинарного слоя дубленой кожи, подбитой деревянными гвоздями. Длинное голенище мужчинами подвязывалось ремешком. Женские мачанги посередине носка украшались вышивкой.

Зимой хакасы носили меховые сапоги «оландай». Их шили из овчины или из шкур осенних козлов мехом вовнутрь. На пару оландаев требовалось две шкуры. Они кроились целиком с одним швом, преходящем по лицевой стороне от носков до верха голенища. Последний обшивался шелковыми нитками. Оландаи были без каблуков, с подошвой из дубленой кожи. Верх голенища подвязывался ремешком (поос). Мужчины носили их с кожаными галошами "молтырых", которые порой приштыковывались к сапогам. Головки женских оландаев обшивались дублеными резными союзками "каймит". Носки союзок напоминали копытообразный выступ "омах". Между нашивками лицевая сторона до самого подъема, украшалась узорами. С оландаями одевали войлочные стеженые носки "киис ух" или меховые чувяки "пойтах", верхние края которых обшивались цветной материей. В качестве стельки использовали войлок, меховые шкурки или потничную траву "озан от".

По праздникам хакасы одевали нарядные сапоги «саллыг öд!к» или «хатыг öд!к» (букв. твердая обувь). Они шились из выделанной шкуры дикого козла мехом вовнутрь. Сапоги были с квадратными, немного загнутыми кверху носками, на низком каблуке и на толстой многослойной подошве. Подошва толщиной в 2-3 пальца состояла, из пяти или семи слоев сафьяновой кожи - красного, синего, зеленого, белого, желтого и черного цветов. Разноцветные слои подошвы носят название "сал". Женские сапоги "саллыг öд!к", кроме того, на подъеме по швам головки украшались мишурой или бисером. Они производили особый эффект на ногах всадника, сидящего верхом на лошади. Знатные люди носили «саллыг öд!к» как летом, так и зимой.

Среди летних головных уборов у мужчин были популярными черные войлочные шляпы "киис пöр!к", изготовленные из овечьей или коровьей шерсти. Поля (кÿрее) с двух сторон подгибались вверх. К началу XX в. они были полностью вытеснены фабричными шляпами. Зимой мужчины носили круглые шапки «хурусха пöр!к» с околышем из мерлушки и мерлушковым верхом. Тулья сшивалась из четырех клиньев (тала). Шили хакасские шапки на войлочной основе, которая служила для сохранения приданной формы. Шапки на войлочной основе характерны для большинства тюркских народов.

В сильные морозы мужчины одевали рысьи малахаи «ÿс пöр!к». Околыш и клапан, пришитый на затылочной , делались из рысьего или лисьего меха. В 1737 г. русские источники сообщали: «А на головах носят малахаи лисьи, и рысьи, и волчьи, и овчинные з челами шелковыми и бумажными и нитеными, кроме медвежьих». Меховой клапан малахая длиною в четверть опускался на плечи, закрывая уши и шею. Тулья с острым верхом покрывалась сукном, а на маковке пришивалась кисть "чалаа" красного цвета. В начале XX в. малахаи "ÿс пöр!к" полностью вышли из употребления.

По праздникам зажиточные хакасы носили бобровые шапки "камчат пöр!к или собольи "к!с пöр!к". Они были круглыми, с околышем шириной в 15 см из меха бобра иди соболя. Низ околыша обшивался черной матерчатой каймой. Невысокая тулья, поднимающаяся на 5-7 см выше околыша, сшивалась из четырех клиньев (тала) черного плиса, а подклад из белой мерлушки или смушки. Между мерлушковым подкладом и плисовой тульей вставлялась войлочная основа. Одна шапка "камчат пöр!к" стоила лошадь. Среди архивных документов XIX в. попадаются описания подобных головных уборов. Например: "шапка круглая, околыш камчатского бобра, верх зеленого бархату" стоимостью в 100 руб. (1825 г.). "2 шапки круглых камчатского бобра. верх из полос малинового бархата" стоимостью по 90 руб. В 1873г. бобровая шапка стоила 30 руб.

В первой половине XIX в. среди женщин бытовали колпаки «хапчых пёрик», связанные из шерстяных ниток. Их носили летом по праздникам. Колпак вязался в виде сужающегося мешка (ширина -25 см, длина - 65-75 см) с полосками красного и синего цветов. На конце находилась кисточка из красных ниток. Нижний край его, украшенный линиями геометрического орнамента, подвертывался в виде околыша и напоминал подгиб "кÿрее" на хакасском платке. Волосы укладывались в колпак. В 1825 г. "колпак азиатский" стоил 10 руб. В конце XIX в. он вышел из употребления, вытесненный русскими фабричными платками.

Замужние и пожилые женщины зимой одевали праздничные шапки, называемые также как и колпаки "хапчых пöрiк". Они шились с круглым околышем из меха выдры или бобра. Внизу околыш подбивался черной мерлушкой. На севере Хакасии, в долине Чулыма и Июсов широкий выдровый околыш делался с вырезом для лица, закрывая уши и затылок. Высокая плисовая или бархатная тулья сшивалась из четырех длинных пятиугольных клиньев, которые образовывали квадратный верх. Тулья имела вид мешка (хапчых) длиной в 30-40 см. Четыре ее стороны и квадратный верх расшивались разноцветными узорами. На маковке укреплялась перламутровая пуговица "тана" с красной кисточкой или пришивались красные и синие ленты. Подклад шился из мерлушки. Между подкладом и тульей вставлялся войлочный круг по размеру головы, придающий прочность заданной форме. При ношении «хапчых пёрика» высокая тулья свешивалась на бок и, как флюгер, меняла направление в зависимости от сильного ветра. Эта шапка вместе с шубой "хат ээнн!г тон" и сегедеком составляла женский праздничный наряд, который одевали на свадьбу, на поминки, при поездке в гости и по воскресеньям. Девушкам запрещалось одевать этот головной убор.

Девушки, носившие множество косичек (сÿрмес), украшали их различными подвесками. На концах передних косичек, рассыпанных по плечам (их насчитывалось девять и более с каждой стороны), привязывали кисточки "чачах поос" или "нинч! поос", сделанные из коралловых и бисерных снизок. Основную декоративную нагрузку несли косички, носимые на спине (их насчитывалось три или пять), к которым привязывались накосные украшения "тана поос".

Замужние женщины украшали себя коралловыми сережками "хос ызырга". Они изготовлялись из медной проволоки, изогнутой вверху в виде кольца. На нижнюю часть нанизывались три коралловых бусины "суру", между которыми вставлялись маленькие бусинки. На конце подвешивалась серебряная полрублевая монета с шелковой кисточкой.

Во время праздников замужние женщины и свахи, помимо сережек, одевали пару височных подвесок "улур ызырга" (букв. большие серьги) состоявшие из шести больших и шести маленьких кораллов (по три больших и три маленьких на каждую). Они нанизывались на медную проволоку, которая вверху скручивалась в виде дужки (хараачы). Между кораллами вставлялись орнаментированные серебряные пластинки "ÿзÿрöн", облегавшие бусины низу и сверху. Подвески "улур ызырга" заканчивались серебряными монетами (достоинством в рубль с изображением двуглавого орла) и украшались шелковыми кисточками. Каждая пара соединялась на груди фигурной серебряной цепочкой "самзылга". Подвески укреплялись при помощи матерчатых петель "хандырга", которые одним концом привязывались за дужку (хараачы), а другим цеплялись за небольшую косичку "хос сÿрмес", специально сплетенную на висках.

Кораллы покупались хакасами у сибирских татар, которые привозили их из Средней Азии. Одна большая бусина стоила вола или лошадь. Бедняки приобретали дешевый искусственный коралл "хуйга", отличавшийся от настоящего мягкой структурой и ярко-красным цветом. Культура кораллов у хакасов сохранилась со времен средневековья.

Основной пищей хакасов, как и других скотоводческих народов Южной Сибири и Центральной Азии, служили зимой мясные, а летом молочные продукты. На зиму в хозяйстве забивалась лошадь или корова, и около 30 овец. В день убоя скота готовилась свеженина - "тамах", на которую приглашались все соседи. В первом казане варились самые лучшие куски мяса, называемые "ÿpcун". К ним относились следующие правой половины туши (левая половина варилась обычно для покойного на поминках): верхние два ребра, бедренная кость, плечевая кость, грудная кость, первый позвонок, нижняя челюсть овцы (крупного скота не клалась), язык, печень, легкие и сердце с осердием.

Хакасы так же, как и многие другие скотоводческие народы Южной Сибири и Центральной Азии, соблюдали древний народный этикет распределения кусков мяса во время трапезы. Самой почитаемой частью мяса у хакасов считается задняя часть овцы - "кöч!к". Ее обязательно давали как гостинец (тулуп) самому уважаемому гостю. Когда дарили заднюю часть, то обязательно отрезался кончик курдюка, дабы счастье не покинуло этот двор.

Самому уважаемому гостю давали есть лопатку (чарын). Женщинам запрещалось ее давать. Баранью грудину (хой тоз!) клали только перед самой уважаемой гостьей. На свадьбе обязательно свахе (пас хударай). Мужчинам запрещалось ее есть. Человеку, заколовшему крупный рогатый скот, давали в награду горловину - "мооста", а заколовшему овцу - грудинку "тöс хара кирсен". Ее отрезали вместе со шкурой, подсаливали и зажаривали на огне. Грудинка считалась деликатесом (чеест!г тамах).

Мясо, заготовляемое на весну, называется "ÿÿче". Обычно для этого около половины туши коня засаливается в кадке. Добавляли туда перца, чеснока и замораживали вместе с бурдюком масла.

Весной, примерно в апреле, когда подует теплый ветерок "кÿÿлгек», подтаявшее мясо "ÿÿче" доставали из кадки, вялили и коптили. Мясо немного отваривали в соленой воде, разрезали на длинные узкие полосы и вялили на солнце. Вяленое мясо называли "салыг". Для копчения разрезанное на полосы мясо подвешивали у дымохода (тÿнÿк) или к двум перекладинам "хуртус" над очагом. Копченое мясо называли "ыстаан ит". Его разрезали на куски, смешивали с крупой и сырцами "хурут" и "п!ч!ро" и засыпали в кожаные мешки.

Полуфабрикат из сушеного мяса с крупой и сырцами назывался "порча". Он мог сохраняться в течение круглого года, но в основном, употреблялся до весеннего забоя скота. Из него могли быстро приготовить вкусный суп "порча ÿгре". Для этого в казан с кипящей водой сыпали требуемое количество чашек полуфабриката "порча". Затем для вкуса в суп добавляли кислую творожистую массу "аарчы", ибо обычно супы не солились. Хакасы уверены, что соль отрицательно влияет на зрение. Надо отметить, что хакасы предпочитают употреблять в пищу супы "ÿгре" и различные бульоны "мÿн" с отваренным мясом. Наиболее популярными были: крупяной суп "чарба ÿгре" и ячменный "кöче ÿгре", обычно подаваемые во время обеда.

Ведущее место среди различных видов мяса у хакасов занимала баранина. Из баранины (а также мяса дикой козы) готовили "харбан". Сначала в деревянном корытце "типс!" ножом мелко нарезалась мякоть с внутренним салом. Затем нарезанное мясо варилось в казане вместе с лапшой и добавлением сушеного лука (кöб!рген). Харбан употребляется вместе с бульоном.

Блюдо "хурамыр" готовилось из хорошо промытых тонких кишок овцы, перевитых с внутренним салом в длинные жгуты и замораживали. Хурамыр варили вместе с супом, при подаче разрезали.

Из опаленных над огнем конечностей готовили студень - "хуйга". По вкусу добавляли соль, лук и перец.

Мясо жарили на сметане. Сначала его отваривали в воде, а затем заливали сметаной. Жареное мясо носит название "хаарган ит". Надо сказать, что хакасы почти все блюда - мясо, рыбу, грибы, яйца и т.д. жарят на сметане.

Из мякоти баранины готовили шашлыки -"с!стеен ит". Шашлык из мяса не считался почетным блюдом. Однако шашлык из печени - "сохачы" имел ритуальное значение. Это блюдо готовили на небесном жертвоприношении - "Тиг!р тайии" и на свадьбе. Сохачы готовили следующим образом. Сначала на вертеле немного обжаривают кусочки печени. Затем их снимают, обвертывают внутренним салом и снова нанизывают на вертел. При обжаривании сохачы на углях внутреннее сало полностью пропитывает кусочки печени.

Хакасы умели делать различные колбасы. Самым простым видом колбасы является «чочых». Хорошо промытая прямая кишка овцы выворачивалась салом вовнутрь и отваривалась в супе. Деликатесом считается колбаса "харты", сделанная из прямой кишки лошади. Прямую кишку хорошо промывали и выворачивали наизнанку так, чтобы наружный жир оказался внутри. Затем вовнутрь ее добавляли мясо и варили. Готовая "харты" подавалась в нарезанном кольцами охлажденном виде. Колбаса, сделанная из прямой кишки коровы (а в подтаежных местах и медведя) называется "хосханах". Прямую кишку хорошо промывали и также выворачивали наизнанку. В деревянном корытце крошили сало (особенно ценилось медвежье) и лук. Затем по вкусу добавляли соль и перец и этим фаршем начиняли кишку. Последняя завязывалась с двух сторон и коптилась над очагом юрты. Копченая колбаса "хосханах" служила для угощения очень почетных и дорогих гостей.

Во время забоя крупного скота обязательно делали колбасу "хыйма". Мясной начинкой служила накрошенная сечкой жирная мякоть вместе с "хазы" - внутренним салом лошади. Затем добавляли лук, перец и готовый фарш заправляли в кишки. Колбаса "хыйма" перевязывалась во многих местах, как сардельки, и варилась в казане вместе с супом. Жир лошади не застывает, поэтому колбасу хыйма ели, держа вертикально в руках, отрезая только под завязанными местами, чтобы не проливать бульон. Хыйма является почетным кушаньем (чеест!г тамах).

Одним из самых любимых и праздничных блюд является кровяная колбаса - "хан-сöл". Ее обязательно готовят, когда режется скот (за исключением свиней, которых стали разводить только в конце XIX в.). Кровь собирали в чашу, отжимали руками сгустки (кирспек) и заносили в юрту отстояться. Наверху отстоявшегося продукта собиралась жидкая кровь ("ах хан" - белая кровь), а внизу - густая ("хара хан" - черная кровь). Их разливали в разную посуду. Из жидкой крови делали колбасу "сымай хан". В нее добавляли молока или бульона, немного солили и наполняли ею прямую (чочых), двенадцатиперстную (ачых пööн) и тонкую кишки (суг !чеге). Кишки завязывались и варились в воде.

Колбаса, приготовленная из густой крови, называется "тир!с хан". В нее добавляют молоко, соль, мелко накрошенное внутреннее сало и лук. «Тир!с хан» готовят в слепой кишке (туюх пööн) и в рукаве желудка (хоты). Чтобы начинка колбасы равномерно заполнила внутренность кишки и особенно рукав желудка, используют специальную деревянную спицу "сии". Она же служит прибором для проверки готовности "тир!с хана" путем прокалывания. Кровяная колбаса варится очень быстро. Хакасы говорят: " пока корова промычит, ее кровь уже сварится». Кровяная колбаса является одним из самых любимых блюд скотоводческих народов Южной Сибири.

У хакасов, как и у других скотоводческих народов, была широко распространена молочная кухня. Молочные продукты носили общее название «ах тамах" - белая пища. К ним соблюдалось почтительное отношение. Согласно хакасским поверьям, если молоко вылить на землю или в воду, то молочный скот не будет "держаться". Лакомым блюдом считались пенки вареного молока "öреме". Свежее молоко медленно кипятили в большом казане. В момент закипания туда сыпали размолотые корни сараны (сип) или кандыка (пис), которые способствовали образованию толстого слоя пенок до трех пальцев ширины (ÿс!л!г). Затем их осторожно снимали, смешивали с талканом, молотой черемухой или даже брусникой (нирл!г öреме). Под конец их прессовали под гнетом (сыы) и замораживали. "Ореме" было почетным блюдом. Им угощали уважаемых гостей, разрезая на ломтики.

На сметане готовили популярное блюдо "потхы" (öреме потхы). Сметану варили на медленном огне в казане до тех пор, пока она не закипит. Затем добавляли туда немного пшеничной муки, несколько сырых яиц и подливали айран. Сметанная каша все время помешивается. Когда обильно выделится наверху масло, то она готова. Потхы считается почетным блюдом. По поверью, мужчинам нельзя соскребать и есть подгоревшую к казану корочку этой сметанной каши, иначе у женатых будет нелегкая жизнь, а у молодых во время свадьбы будет ненастная погода. Для женщин подобного запрета не было.

Самым распространенным летним напитком хакасов был айран, приготовленный из кислого коровьего молока. Значение айрана в питании хакасов трудно переоценить. Сами хакасы говорят: Все здоровье народа от айрана. Это универсальный напиток. Им угощают любого зашедшего в юрту, его используют в ритуальных целях, он прекрасно утоляет жажду и голод. Для получения дальнейших продуктов айран перегоняли на молочную водку "айран арагазы". Молочную водку употребляли по праздникам, для угощения гостей и для выполнения религиозных обрядов. Молодым людям пить запрещалось. Женщина могла употреблять хмельные напитки только после рождения второго или третьего ребенка - заботились о здоровом потомстве.

После перегонки айрана в казане оставалась творожистая гуща «поча». Обычно ее процеживали через холщовый мешок "сÿÿмек" и отделяли сыворотку "сарыг суг". Отцеженная творожистая масса называется "аарчы". В дальнейшем из нее делали сушеные сырцы "хурут" и "п!ч!рö". На хозяйство заготавливали до 1-2 мешков хурута. Хурут был не портящимся продуктом. Хакасы употребляли его вместо хлеба, Зимой подавали гостям к чаю, смешанным с кусками сливочного масла. Хурут брали в качестве дневного провианта пастухи. У охотников во время преследования зверя одна лепешечка хурута служила суточной нормой питания. Если хурут размачивали в воде и смешивали со сметаной, то блюдо именовалось «хаймах». Это очень сытное блюдо обязательно заливалось чаем.

Другой вид сырцов, сделанных из аарчы, называется "п!ч!рö". Для изготовления творожистую массу - аарчы выжимали сквозь пальцы рук. Выжатые полоски "п!ч!рö" раскладывались на специальные маты "аатыс" и сушились на солнце. Для их сушки около юрты сооружалась перекладина "архы", установленная на двух столбах. Каждая семья на зиму обязательно заготавливала по мешку п!ч!рö. Их хранили в спецальных кожаных мешках "тулуп", сшитых из цельной шкуры животного.

Дары щедрой природы Хакасии с большим успехом использовались в хакасской кухне. Плоды растений назывались общим именем "чир тамагы" – земляная пища. С ранней весны и до поздней осени выкапывали съедобные коренья, рвали полезные травы, собирали ягоды. В августе собирали плоды черемухи "нымырт". Для дальнейшего хранения их высушивали. Черемуха употреблялась для изготовления блюда "ныморт потхы". Ее сначала мололи на мельнице или растирали на терке "паспах". В казане варили сметану. Затем, когда она закипит, в нее сыпали талкан и молотую черемуху. В ротовую кашу "нымырт потхы" добавляли масла. Обычно это блюдо делалось на поминках.

Деликатесом являлось блюдо "нымырт хаях" (хаях нымырт). Размолотую черемуху смешивали с топленым маслом, талканом и толчеными сырцами "п!ч!рö". Все составные элементы хорошо перемешивались и затем замораживались в слепой кишке "пööн". Блюдо "нымырт хаях" предлагалось почитаемым гостям. Его обязательно привозили родителям невесты после свадьбы. Для этого мероприятия "нымырт хаях" замораживали в девяти казанах.

Итак, самобытный костюм хакасского населения имеет местные корни, что подтверждается историческими источниками и фольклором. В эпоху позднего средневековья хакасский наряд подвергся значительному влиянию со стороны монгольской культуры. После присоединения Хакасии к России начался процесс проникновения элементов одежды русских крестьян. Серебро представляло основной металл, используемый для изготовления украшений, что позволяет характеризовать хакасскую культуру "серебряной".

Система питания хакасов относится к центральноазиатской модели. Основу их кухни составляли мясо-молочное блюда, дополненные продуктами собирательства, земледелия, охоты и рыболовства. Большое развитие получило изготовление молочных блюд. Хакасы широко употребляли различные каши и крупяные супы, умели консервировать мясные, молочные и растительные продукты.

Этикет гостеприимства требовал приготовления специальных яств, а религиозные верования - культовой пищи. Разнообразные блюда хакасской кухни свидетельствуют о наличии самобытной национальной культуры, имеющий древние традиции.

Музыкальная культура Хакасии

Музыкальная культура хакасов к 21 веку сложилась как открытая самоорганизующаяся система, испытывающая влияние внешних и внутренних процессов. Она сама становится серьезным средством формирования социокультурного пространства народа. Все эти процессы требуют научного осмысления. Формирование и развитие будущей музыкальной культуры невозможно без анализа ментальных оснований всей предшествующей культуры.

Национальная музыкальная культура стала объектом исследования как отечественных, так и зарубежных ученных. Исследование культуры хакасов учеными началось с экспедиций в первой половине 18 века, направленных в Сибирь Российской академией наук такими как Д.Г. Мессершмид, Г.Ф. Миллер, И.Э. Фишер и другие.

Целеноправленное исследование музыкальной культуры хакасов началось в 40-е годы 20 века. Ряд экспедиций совершил А.А. Кенель, приехавший в 1942 году в Хакасию.

Само понятие национальная культура означает - национальная память народа, то, что выделяет данный народ в ряду других, хранит человека от обезличивания, позволяет ему ощутить связь времен и поколений, получить духовную поддержку и жизненную опору .

Процессы возрождения языка, культуры в Республике Хакасия повлияли на изучение и сохранение музыкального наследия. В традиции вокального и инструментального исполнительства, как сольного, так и ансамблевого в сопровождении народных музыкальных инструментов, привносятся инновации в области особенностей построения и исполнения эпоса, интонирования, композиторской школы. Инновационные процессы отразились на развитии современной хакасской музыкальной культуры .

Проблема развития музыкальной культуры Хакасии и ее теоретическое осмысление в настоящее время является актуальной в связи с тем, что повсюду очень активно проявляются этнические процессы. Это связано с утверждением тех уникальных культур народов, которые ранее считались "отсталыми" и "неисторическими". Рост этнического самосознания народов вызван также их сопротивлением воздействию современных технологий и моделей образа жизни, их стремлением сохранить свою национальную самобытность и свои культурные традиции.

Формирование музыкальной культуры Хакасии

В основе уникальности этнических культур лежит специфическая для каждой культуры система ценностей - идеалов, к достижению которых стремятся представители данной культуры. Они закрепляются в системе норм и правил поведения, позволяющих воплотить ценности культуры в жизнь. Самобытная и богатейшая художественная культура Хакасии, как и любая другая культура, немыслимая без фольклора, который остается до сих пор основой современной музыкальной культуры Хакасии.

Развитие музыкальной культуры хакасов можно разделить на этапы, связанные и историческими событиями народа.

В XI-XII вв., наряду с народной, существует придворная музыка.

В XII веке культура хакасов значительно ослабла от многочисленных военных столкновений, что привело к исчезновению придворной музыки, многих музыкальных инструментов.

В конце XIX веке фиксируется нарушение традиционного образа жизни хакасов, реже звучат хакасские народные инструменты, реже исполняются героические сказания, сокращается число исполнителей .

До Октябрьской революции 1917 года хакасский народ считали не имеющий своей собственной культуры. Отчасти древняя культура хакасов была забыта, но народ в своем творчестве сохранил наследие предков и сумел донести его до наших дней .

С 1917 - 1941 гг.: это этап трансформации традиций музыкального мировоззрения и менталитета хакасов. Данные процессы отразились и на музыкальной культуре хакасов.

В первой половине ХХ века реже звучат хакасские национальные инструменты . На смену ыыху приходит скрипка, хомысу - балалайка. К 40 - м годам из хакасских инструментов в употреблении остался лишь чатхан. Реже исполняются героические сказания, сокращается количество исполнителей хайджи.

С конца 1950-х до 90-х гг. начался процесс становления композиторской школы . В этот период закладывались основы профессионального музыкального образования, а также формирование и развитие современной музыкальной культуры Хакасии.

Одним из первых профессиональных музыкантов, изучавшим хакасскую музыку, является А.А. Кенель, автор первой хакасской оперы "Чанар Хус и Ах Чибек", чье имя сегодня носит абаканская музыкальная школа №1, а также межреспубликанские конкурсы .

В 1960 г. открывается Абаканское музыкальное училище. На протяжении этого времени создавались и классы хакасских народных инструментов. В 60-е гг. открыты классы чатхана на базе областной национальной школы. Воспитанников игре на чатхане обучали А.А. Кенель и А.В. Янгулов. результатом активной совместной работы явилось концертное звучание оркестра хакасских народных инструментов . С 1977 г. и в Абаканском музыкальном училище коренной национальности обучаются игре на чатхане. однако при этом хакасские народные инструменты звучат редко, национальная музыка остается в тени классической .

В прекрасном букете хакасской национальной культуры появился современный танцевальный ансамбль "Жарки", который активно пропагандировал национальное искусство. Он участник 6 Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве, удостоен серебренной медали и звания лауреата Всесоюзного фестиваля молодежи.

Настоящий прорыв в развитии музыкальной культуры Хакасии произошел с открытием в 1989 году Хакасской республиканской государственной филармонии, в состав которой входили артисты с высшим музыкальным образованием. С этого момента в Хакасии стала стремительно развиваться профессиональная национальная музыка, а также начинается сложный процесс этнического и национального возрождения, что отразилось и на музыкальной жизни Республики Хакасия.

Развитие современной музыкальной культуры Хакасии

С 1990-х годов до настоящего времени - этап возрождения этнической музыки хакасов, что выразилось в создании фольклорных ансамблей с целью пропаганды национальной музыки, совершенствования технологий изготовления хакасских музыкальных инструментов и их звучания, кристаллизация жанров композиторского письма, а также расширения музыкально - стилистических особенностей хакасской музыки.

1990 год создание ведущего хакасского ансамбля песни и танца "Улгер" , художественный руководитель - Вячеслав Кученов. Выступления этого уникального коллектива активно пропагандируют традиционную хакасскую музыкальную культуру через звучные и завораживающие мелодии в оригинальной аранжировке дополненные танцами, живым аккомпанементом народных инструментов, традиционными хакасскими костюмами.

Началась напряженная работа по совершенствованию сценического мастерства, танца, вокала, изготовления хакасских народных инструментов и игры на них. В слитном ансамбле зазвучали чатханы, хомысы, хобрахи, сыыласы, бубны в сочетании с хаем.

С развитием исполнительского искусства в Хакасии в 1990-е годы связано и становление школы изготовления хакасских национальных инструментов. В настоящее время чатхан остался по - прежнему ведущим в народном инструментарии хакасов. Он наделен огромными исполнительскими возможностями.

Внешнее строение чатхана сохранилось и до сегодняшних дней. Выросла техника исполнения, расширился диапазон исполняемых произведений. Современные 9-12-ти струнные чатханы прекрасно звучат как сольно, так и в ансамбле с другими хакасскими народными инструментами: хомысом, тимiр - хомысом, ыыхом, хобырахом, сыыласом, тююром. Также под аккомпанемент чатхана исполняются все героические сказания .

В 1996 году в Хакасии был организован Союз композиторов - событие огромного значения в музыкальной жизни Республики, его председателем была избрана Нина Викторовна Катаева - композитор-песенник, преподаватель Абаканского музыкального колледжа .

Творчество Н. Катаевой, отличающееся своеобразием и свежестью мелодий, тонкой интонацией и особой задушевностью, в Хакасии очень популярно. В 1990 году Хакасским отделением книжного издательства был выпущен сборник "Хакасия - солнечный край", в который вошли многие ее песни, в том числе: "Абаканские волны" на стихи И. Костякова, "Песня об Абакане" на стихи С. Янгуловой, "Моя Хакасия" на стихи М. Кильчичакова,

Современная хакасская музыка представлена творчеством многих композиторов, в сочинениях которых сочетается огромный исторический опыт, накопленный самобытной хакасской культурой, с опытом мировой музыкальной классики, одноголосие, лежащее в основе национальной музыкальной культуры, с достижениями мировой музыки в области гармонии, а также народные лады с принципами темперации.

Ярким явлением в национальной культуре стало творчество хакасского композитора Георгия Ивановича Челборакова, автора первого хакасского балета "Прекрасная Пахта" по мотивам хакасской легенды. 1986 году был принят в союз композиторов России. Георгию Ивановичу в г. Москве Яном Френкелем был вручен членский билет .

Национальная музыкальная культура дала основу, базу для развития творческого дарования талантливых музыкантов, а они, в свою очередь, обогатили ее своими маленькими шедеврами. Речь идет о музыкантах инструментального квартета "Аллегро". Этот известный в Хакасии коллектив был создан выпускниками Абаканского музыкального колледжа: Дмитрием Крупиным, Денисом Сусликом, Вячеславом Инкижековым и Леонидом Танеевым. Нетривиальный состав , мягкая интеллигентная манера исполнения принесли ансамблю известность среди слушателей. Начав с исполнения произведений В.Н. Галочкина, музыканты создали собственные обработки. Сейчас в их репертуаре довольно много мелодий разных народов - русские, болгарские, еврейские, корейские и другие, а также обработки произведений хакасских композиторов. Особенно удачны "Ах хазын" Челборакова и "У подножия Саян" Токмашова .

Развитие получает эстрадная музыка. Для молодых исполнителей создано большое количество песен и романсов композиторов Республики Хакасия.

2000 году - организован симфонический оркестр, дирижер - Вячеслав Инкижеков. В репертуаре филармонии - концертные программы для разного слушателя: классика, фольклор, эстрада, джаз и детские программы. В репертуаре оркестра - сочинения хакасских композиторов и произведения, представляющие золотой фонд мировой классической музыки .

В XXI веке в музыкальных школах г.Абакана и школах искусств значительно возросло количество школьников, обучающихся игре на хакасских народных инструментах. Возросла активность самих представителей коренной национальности. Не только родители, но и учащиеся испытывают высокую потребность в самообразовании, познании национальных традиций, в том числе и музыкальных, так как музыка на протяжении всего времени, включая современность, является важной стороной жизнедеятельности хакасского народа.

Номинация "Хакасские народные инструменты" включена в городские и республиканские конкурсы. Разрабатываются и утверждаются программы, авторские методические разработки, издаются репертуарные сборники хакасских композиторов. Вырос профессиональный уровень преподавателей, выпускников отделения хакасских народных инструментов Абаканского колледжа, кафедры народно - художественного творчества. В настоящее время в музыкальных школах и школах искусств дети имеют возможность получить навыки игры на хакасских народных инструментах .

В Хакасии проводится целый ряд культурных мероприятий: всевозможные конкурсы бальных и современных танцев, эстрадной и национальной эстрадной песни, фольклорные фестивали, фестивали эстрадно-джазовой музыки, многочисленные концерты камерной, симфонической и духовой музыки.

Религия и культура древних хакасов



Древние хакасы были шаманистами, но с X века у них появляются дома для богослужения. Вера в духов, заклинание духов непосредственно через шамана сохранялась у хакасов в течение многих веков. Духам приносили жертву. Например, не прикасались к пище, пока не приносили жертву духу огня. В костер бросали кусочек мяса и плескали напиток. Хакасы почитали небесные планеты Сатурн и Венеру, Марс считали звездой несчастий.



Древнехакасская культура достигла сравнительно высокого уровня. Замечательным достижением хакасов является их собственная письменность. До наших дней дошли надписи, исполненные так называемым орхонским письмом. Надписи встречаются на скалах, надгробных камнях, сосудах, украшениях.

У хакасов был 12-летний календарь, каждый год назывался именем определенного животного (лошади, зайца и т. д.). Музыкальные инструменты, кроме бубна и колоколец, были духовые (флейта, дудка," свирель). У древних хакасов существовал героический эпос, прославлявший воинов-богатырей за ловкость, силу.

Раскопки последних лет свидетельствуют, что у древних хакасов были довольно крупные населенные пункты. В дельте реки Уйбат Л. Р. Кызласов, известный советский археолог, нашел уникальный своеобразный "замок" IX-XII веков. По углам фасада здания находились округлые бастионы. Очевиден оборонительный характер сооружения. Здание сложено из десятков тысяч сырцовых кирпичей и глинобитных блоков. Возможно, что в нем жил правитель древних хакасов Ажо, который в середине IX века объявил себя каганом.



Основной пищей хакасов, как и других скотоводов Южной Сибири и Центральной Азии, служили зимой мясные, а летом молочные блюда. На зиму в среднем хозяйстве забивались лошадь или корова и около 30 овец. С конца XIX в. Под влиянием русских крестьян стали заготавливать свинину и птицу, их мясо обычно шло на пироги.

Овец забивали способом "озеп", т.е. разрыванием аорты, про¬ходящей у станового хребта. Он широко известен среди всех тюрко-монгольских народов Южной Сибири. Указанный способ рас¬пространился с XIII в., когда основатель династии Юань Хубилай хан издал приказ, чтобы все жители Монгольской империи заби¬вали баранов, рассекая, по монгольскому обычаю, грудь. Всякого же, кто ослушается и будет резать горло, "убивать таким же способом." Для забоя крупного рогатого скота и лошадей хакасы ис¬пользовали прием "чулумнеп". Животным связывали ноги и уда¬ряли ножом в затылок, под первый шейный позвонок. Точно та¬ким же способом забивали крупный скот тувинцы и буряты.Считалось за грех резать горло животному или убить его обухом топора в лоб. Однако в XIX в., под влиянием русских крестьян, указанные обычаи уходят в прошлое. Способ "озеп" сохранился только при забое скота на жертвоприношениях, а "чулумнеп" на поминках при умерщвлении ездового коня - "хойлага". Жи¬вотное перед убоем обязательно кормили. Запрещалось его резать на голодный желудок. Голову забиваемого скота разворачивали в сторону захода солнца и произносили: "Сага чазых, писке азых".

- Тебе грех, а нам пища. Когда резали скот, то запрещалось сти¬скивать зубы, иначе думали, что кожу трудно будет снимать. Туша крупного скота разделялась на четыре части - "то'бе", а мелкого

— на две: грудную и заднюю. Баранью голову, пока шкура не сня¬та, не отделяют от туши. Кости расчленяют ножом по суставам. (Ломать их запрещалось). Если кости поломать или разрубить, то у хозяина не будет счатья, и скот переведется. Хакасы верили в возрождение расчлененного скота. При снятии шкуры зверей веки оставляли нетронутыми, чтобы их глаза были закрытыми, и они не замечали бы охотников.

В день убоя готовилась свеженина - "тамах", на которую приглашались все соседи. В первом казане варились самые луч¬шие куски мяса, называемые "урсун". К ним относились следую¬щие части правой половины туши (левая половина варилась обыч¬но для покойного на поминках): верхние два ребра, бедреннаякость, плечевая кость, грудная кость, первый позвонок, нижняя челюсть овцы (крупного скота не клалась), язык, печень, лёгкие и сердце с осердием. Надо обязательно отметить, что эти куски мяса (за исключением бедренной кости) никогда не кладутся на стол для покойного во время поминок. Горячие куски вареного мяса "урсун" складывали на деревянное корытце - "типе!" и прежде, чем приступить к трапезе, совершали обряд "оорпус тударга", т.е. поднять священный пар для кормления духов. Хозяин юрты ста¬новился с почётной стороны (от пазы) на мужской половине и три раза поднимал корытце с мясом над очагом. Челюсть овцы убира¬ли, ибо её нельзя было преподносить духам. К числу запрещенных частей туши для этого обряда относились также бараньи голова, лопатка и голень. Затем совершалось кормление богини огня "От инезi". От грудины (тос пазы), от первого ребра (погана пазы) и от сердца (чурек тозi) или от бедренной кости (чiлiц пазы) отрезали по три кусочка мяса или сала и бросали в горящий очаг правой рукой. Если огонь кормила хозяйка, то она бросала эти кусочки мяса левой рукой.

Хакасы, так же как и многие другие скотоводческие народы Южной Сибири и Центральной Азии, соблюдали древний народ¬ный этикет распределения кусков мяса во время трапезы.

Самой почитаемой частью мяса у хакасов считается задняя часть овцы - "кочiк". Ее обязательно давали как гостинец (тулуп) самому уважаемому гостю. Когда дарили заднюю часть, то обяза¬тельно отрезали кончик курдюка, дабы счастье не покинуло этотдвор.

Баранья голова (хой пазы), в отличие от монгольских народов, у хакасов не является почётным блюдом. Её ел только хозяин. Гостям она никогда не предлагается. Баранья голова как блюдо чести употреблялась только в двух случаях, имеющих символиче¬ское значение: во-первых, её преподносил зять своему тестю при первом посещении родителей невесты, и, во-вторых, ее приносили родственники умершего на кладбище во время поминок, где она вешалась на колышек у изголовья могилы. Несомненно, что в от-далённые времена баранья голова относилась к почётным яствам.

Большим деликатесом считалась голова лося (пулан пазы). Лакомством являлись его варёные губы. Баи почитали за честь угостить уважаемых людей последним блюдом.

Хозяин дома обязательно брал первый шейный позвонок — атлант, первые два ребра и бедренную кость отваренной барани¬ны. При обгладывании атланта (молтырых) им произносилось следующее благословение: "Ты — вожак чёрной головы, ты — самый младший из шейных позвонков, в трудную минуту защи¬щай, а если я упаду — не калечься!" Немного обглоданный атлант насаживали на палочку и втыкали в золу очага со стороны дверей (от соо) или засовывали в его отверстие сухую траву и бросали в огонь. Хозяин в нём видел оберег для своей головы. Детям не да¬вали — шея заболит. Его никогда не кидали собакам или на улицу. Подобный обычай известен и у монголов.

Верхние два ребра (noгананан кигене) никогда не расчленяли и полностью не обгладывали. Хозяин юрты немного их обкусы¬вал, обязательно оставляя верхнюю жирную часть ("пай пазы" — букв, богатый верх) и бросал в огонь со словами: "От улузi" (доля огня). Если нечаянно они были полностью объедены, то вместе с ними бросали кусочки сала, говоря: "Ээзiне олчей ползын!" — Пусть будет хозяину счастье! Атлант и первые два ребра, кроме хозяина, никто не имел права есть. В противном случае в этом до¬ме не будет расти скот. Бедренную кость "тохпах чiлiн" хозяин юрты мог преподнести уважаемому гостю в знак особого почита¬ния. Однако эту кость запрещалось выбрасывать на улицу целой. После гостя хозяин отбивал ножом её узкий конец ("пай пазы" — букв, богатый верх) и при этом произносил: "Отдай своё богатст¬во!"

Самого уважаемого гостя угощали лопаткой (чарын). Женщи¬нам нельзя было её обгладывать. Если за столом находился пле¬мянник (чеенi), то дядя (тайы) сначала надбивал её тремя ударами ножа по гребню лопаточной кости и только затем передавал ему. Без этой процедуры племянник не имел права есть её на глазах дяди. Если за столом находился зять, то хозяин юрты вручал ему лопатку. Зять обгладывал мясо, а затем ножом разрубал гребень лопаточной кости и показывал её тестю. Последний смотрел черезлопатку на солнце и производил гадание. Для гадания употребля¬ли правую баранью лопатку. Если гребень был кровавый, то зять хорошо заживет, если наоборот — то плохо. Когда лопасть лопат¬ки (чарын хазаазы) широко просвечивала, то с удовлетворением отмечали: "Твой двор велик, твой скот увеличится". Сильный вы¬ступ основания лопатки служил приметой умножения скота. Если гребень пологий или загнут назад (тодiр хайгах), то скот пойдёт на убыль. Лопаточную кость после трапезы обязательно бросали в огонь. Её нельзя оставлять в целом виде. Обычай разламывать ба¬ранью лопатку прежде, чем её выкинуть, является"обще монгольской чертой" и свидетельствует о влиянии мон-гольской культуры на хакасов.

Баранья грудина (хой тозi) предназначалась, как и у соседних тюрко-монгольских народов, для замужних женщин. На свадьбе обязательно её давали главной свахе. Мужчинам запрещалось её есть. Человека, заколовшего крупный скот, награждали горлови¬ной — "мостаа", а кто забил овцу — грудинкой "тос хара". Гру¬динка считалась деликатесом. Ее отрезали вместе со шкурой, под¬саливали и зажаривали на огне. Подобные правила существовали у всех народов Южной Сибири.

Тазовые кости женщинам запрещалось давать, иначе считали, что при родах таз не расширится. Их обгладывали мужчины. Зато селезенку "талон" могли есть только женщины (за исключением невесты, у которой она может заболеть). Хакасы предполагали, что у мужчин от нее будет колоть в боку при езде на лошади. Се¬лезенку нашпиговывали салом и луком, насаживали на вертел и обжаривали на углях. Мужчинам не рекомендовалось есть сердце, иначе он станет трусом. Зато он обязательно получал последнее нижнее ребро "субе". Вероятно, это связано с библейским мифом о женщине, сотворенной богом из мужского ребра. Поэтому, как считают хакасы, у мужчины недостает правого нижнего ребра — субе. (Здесь, несомненно, чувствуется результат христианизации.)

Женщинам давали есть спинные жилы (инсиир), чтобы воло¬сы росли длинными. Делить их между собой запрещалось. Широ¬кое сухожилие, покрывающее сочленение ног, называется "хааргыс сиир" — букв, проклинающая жила. Ее необходимо было разделить между всеми присутствующими за столом. Каждому нарезали по три кусочка, а остаток ("адай улузi' — букв, собачья доля) бросали собаке. Глотая кусочки сухожилия "хааргыс сиир", человек произносил: "Проклянешь того, кто проклинал меня!" Это сухожилие служило как бы оберегом. С другой стороны, если "хааргыс сиир" съест один человек, то оно проклянет его.

Некоторые части мяса напротив предназначались только для одного человека. Например, если нижнюю челюсть овцы (кипсее) или глаза одной коровы разделят между собой несколько человек, то они станут врагами. Поэтому в народе враждующих людей на-зывают: "Iнек хараа чiскен чон" — "Люди, съевшие глаза одной коровы". Сестрам или братьям нельзя делить между собой одно куриное яйцо, иначе считали, что сестры выйдут замуж за одного мужчину, братья будут жить с одной женщиной. Если молодая женщина съест яйцо с двумя желтками, то были уверены, что у неё родятся двойняшки. Мальчикам запрещалось есть мозги и обгла¬дывать лучевую кость, ибо из-за этого глаза могут застилаться слезами, и они станут плохими стрелками.

Голень обычно ел сам хозяин или давали мальчикам — хоро¬шо будут бегать. Угощать же гостя ею считалось за бесчестье. Ло¬дыжки (хазых), плюсны ч (толарсых) и надколенные чашечки (томых) после обгладывания бросали под кровать. Они приносили удачу (малныц хуягы — оберег скота). Их нельзя выбрасывать на улицу собакам, иначе скот переведётся. Когда накопится тысяча лодыжек (альчиков), то их хоронили на скотном дворе со словами: "Пусть растут овцы, пусть умножается скот!" Они притягивали души скота. Надколенную чашечку нужно обгладывать очень чис¬то, не задевая поверхности ножом. В противном случае, у этого человека дети будут некрасивые, с рубцами на лице. Плюсна с не¬отделённой лодыжкой правой ноги считалась защитником хозяина (кiзi хадарчызы). Эти косточки зашивали в материю и прикалыва¬ли на косяк дверной юрты. Согласно хакасским поверьям, вор по¬боится проникнуть в такое жилище, ибо эти косточки покажутся ему многочисленной охраной. Подобные представления широко распространены среди скотоводов Евразии.

Мясо, заготовляемое на весну, называется "ууче". На него оставляли около половины туши коня. "Ууче" засаливали в кадке, добавляли туда перец, чеснок и замораживали вместе с бурдюком масла.

Весной, примерно в апреле, когда подует тёплый ветерок "куулгек". подтаявшее мясо "ууче" доставали из кадки, вялили и коптили. В связи с этим у хакасов ходило выражение: "Куулгек инейчi тузlбiстк ууче талал парды". — Спустилась повитуха куулгек (т.е. весенний ветерок), и мясо "ууче" растаяло. Мясо не¬много отваривали в солёной воде, разрезали на длинные узкие по¬лосы и вялили на солнце. Вяленое мясо называли "салыг". Ранней весной мух в Хакасии не бывает, и поэтому вяленое мясо не заси¬живалось. Для копчения разрезанное на полосы мясо подвешивали у дымохода юрты или к двум перекладинам "хуртус" над очагом. Копчёное мясо называли "ыстаан ит". Копчёное и вяленое мясо уже не портилось. Его разрезали на куски, смешивали с крупой, сырцами "хурут" и тiчiро" (см. ниже) и засыпали в кожаные меш¬ки. Полуфабрикат из сушёного мяса с крупой и сырцами называл¬ся "порча". Он мог сохраняться до летнего забоя скота. Из него могли быстро приготовить вкусный суп "порча угре". Для этого в казан с кипящей водой сыпали требуемое количество чашек полу¬фабриката "порча". Затем для вкуса в суп добавляли кислую тво¬рожистую массу "аарчы" (см. ниже), так как обычно супы не соли¬лись. Хакасы считали, что соль влияет на зрение.

Надо отметить, что хакасы, как истинные скотоводы, предпо¬читают употреблять в пищу супы (угре) и различные бульоны (мун) с отварным мясом. Наиболее популярными были: крупяной суп "чарба угре" и ячменный "коче угре", обычно подаваемые во время обеда. Они варились в казане. Согласно поверьям, в кипя¬щем супе никогда нельзя оставлять ковш, иначе мужчина будет бессильным, в пути его будет ждать беда, а "счастье" скота выва¬рится. Запрещалось помешивать черпаком, переливая жидкость сверху вниз.

Осенью, после забоя крупного скота, обязательно готовили мясной набор -— "ысты". Для него отбираются самые лучшие час¬ти мяса: прямая кишка (харта), крестец (уча), средние ребра (газылыг хабырга), спинной позвоночник (арга), горловина (поостаа), лопатка (чарын), сало гривы (чал), сердце с осердием и печень (паар). От каждого из них отрезали по куску и по суставу. Этот набор заворачивали в разрезанную полосу желудка и замо-раживали. Из одной туши лошади получалось девять "ысты". Их хранили в деревянном ларе. Когда приезжал почётный гость, то его угощали этим блюдом. "Ысты" опускали в казан с кипящей водой и получали отменный бульон. После исполнения героиче¬ского сказания для рапсода делалось застолье "нымах тойы", на котором обязательно варили "ысты". Согласно традициям, мясной набор "ысты" отправляли в качестве гостинца своим близким род¬ственникам.

Из внутренностей крупного скота (обычно лошади) готовили блюдо "хырмачы".. Для этого брались желудок, жирные кишки, лёгкие, печень, почки, селезенка и вместе с кровяной колбасой замораживались. В случае праздника для многочисленных гостей в большом казане готовили суп "хырмачылыг угре". В суп добав¬ляли крупу и для вкуса заправляли творожистой массой "аарчы". По всей видимости, хырмачы является одним из древних блюд. Оно известно в героическом эпосе: "Хызыр пиилерш агылып, хырмачылап той сал тур". — "Забив яловых кобылиц, устроили пир из хырмачы".'87

При сватовстве малолетних детей родители мальчика приво¬зили, по обычаю, целую тушу барана, запечённую в собственной шкуре. Это блюдо называлось "чулма". Барана сначала подвеши¬вали в коническом шалаше и опаливали над горячими углями, за¬тем вынимали внутренности и тушу зарывали под костёр. Под действием жара углей баран варился в своём собственном соку. Согласно фольклорным данным, на "свадьбу чести" привозили до девяти чулма.

Баранина у хакасов занимала ведущее место среди различных видов мяса. Из неё (а также из мяса диких коз) готовили "харбан", блюдо типа бефстроганов. Сначала в деревянном корытце "типci" двумя острыми ножами мелко нарезалась мякоть с внутренним салом. Затем нарезанное мясо варилось в казане вместе с лапшой идобавлением сушёного лука (кoбiрген). Харбан употребляется вместе с бульоном.

Для приготовления блюда "тогырамчы" отваривали мякоть с ног и ребер барана, а также его внутренности: желудок, рубец, сы¬чуг тонкие кишки и ливер. Затем отваренные внутренности мелко крошили сечкой в деревянном корытце и подавали с бульоном. Хорошо промытые тонкие кишки овцы перевивали с внутренним салом в длинные жгуты и замораживали. Это блюдо именовалось "орамчых" (саг) или "хурамыр" (кач). Хурамыр варили вместе с супом и при подаче разрезали.

Мясо обычно жарили на сметане. Сначала его заливали водой, а затем, как оно вскипит, сметаной. Жареное мясо носит название "хаарган ит". Надо сказать, что хакасы почти все блюда — мясо, рыбу грибы, яйца — жарят на сметане. Из мякоти баранины дела¬ли шашлыки — "сiстеен ит", которые' не относились к почётным блюдам Другое отношение было к шашлыкам "сохачы", приго¬товленным из печени. Они имели ритуальное значение. Это блюдо употребляли на небесном жертвоприношении и на свадьбах. Со¬хачы готовили следующим образом. Сначала на вертеле немного обжаривают кусочки печени. Затем их снимают, обвёртывают внутренним салом и снова нанизывают на вертел. При обжаривании сохачы на углях, внутреннее сало полностью пропитывает ку¬сочки печени. В тайге делали шашлыки после добычи медведя. Кусочки медвежьего мяса нанизывали на шампуры вперемешку с салом. Всех присутствующих наделяли по шампуру готовогошашлыка.

В подтаёжных районах Хакасии детей баловали охотничьим гостинцем "пызый" из копчёных тушек белки. Охотники для при¬готовления "пызый" сначала отваривали в воде тушки белок. За¬тем нанизывали их на шампуры и коптили мясо у костра. Пызый считался большим деликатесом.

Хакасы умели делать различные колбасы. Самым .простым видом колбасы является "чочых". Хорошо промытая прямая киш¬ка овцы выворачивалась салом вовнутрь и отваривалась в супе Деликатесом считается колбаса "харты", сделанная -из прямо* кишки лошади. Прямую кишку хорошо промывали и выворачивали наизнанку так, чтобы наружный жир оказался внутри. Затем вовнутрь добавляли фарш и варили. Готовая "харты" подавалась нарезанной кольцами, охлажденной. Колбаса, сделанная из пря¬мой кишки коровы (а в подтаёжных местах и медведя), называется "хосханах". Прямую кишку хорошо промывали и также выворачи¬вали наизнанку. В деревянном корытце крошили сало (особенно ценилось медвежье) и лук. Затем по вкусу добавляли соль и перец и этим фаршем начиняли кишку. Последняя завязывалась с двух сторон и коптилась над очагом юрты. Копчёная колбаса "хосханах" служила для угощения очень почётных и дорогих гос¬тей. Во время забоя крупного скота обязательно делали колбасу "хыйма". Мясной начинкой служила накрошенная сечкой жирная мякоть вместе с "хазы" — внутренним салом лошади. Затем до¬бавляли лук, перец и готовый фарш заправляли в кишки. Колбаса "хыйма" перевязывалась во многих местах, как сардельки, и вари¬лась в казане вместе с супом. Жир лошади не застывает, поэтому колбасу хыйма ели, держа вертикально в руках, отрезая только под завязанными местами, чтобы не пролить бульон. Хыйма явля-ется почётным кушаньем (чеестiг тамах). Одним из самых люби¬мых и праздничных блюд является кровяная колбаса — "хан-сол". Её обязательно готовят, когда режется скот (за исключением сви¬ней, которых стали разводить только в конце XIX в.). Кровь соби¬рали в чашу, отжимали руками сгустки (кирспек) и заносили в юр¬ту отстояться. Вместе с кровью овцы в юрту обязательно заносили её правую переднюю ногу. Таков был обычай и его нельзя нару¬шать. Вероятно, это связано со счастьем. Например, у монголов на церемонии призыва благополучия в доме помешали правую пе¬реднюю ногу жертвенного барана.

Наверху отстоявшегося продукта собиралась жидкая кровь ("ах хан" — белая кровь), а внизу — густая ("хара хан" — чёрная кровь). Их разливали в разную посуду. Из жидкой крови делали колбасу "сымай хан". В неё добавляли молока или бульона, не¬много соли и наполняли ею прямую (чочых), двенадцатиперстную (ачых пббн) и тонкую кишки (суг iчеге). Кишки завязывались и варились в воде. По хакасским поверьям, завязанные места кровяной колбасы нельзя есть, иначе при возражении людям язык будет "связанным". Их отрезали и бросали в очаг богине огня "От инезi". Колбаса, приготовленная из густой крови, называется "тирiс хан". В неё добавляют молоко, соль, мелко накрошенное внутрен¬нее сало и лук. "Тирю хан" готовят в слепой кишке (туюх пбон) и рукаве желудка (хоты). Для того, чтобы начинка колбасы равно¬мерно заполнила внутренность кишки и особенно рукава желудка, используют специальную деревянную спицу "сии". В дальнейшем её не выбрасывают. Спицу привязывают на конце колбасы и варят вместе с ней. Она же служит прибором для проверки готовности' "тирiс хана" путём прокалывания. Кровяная колбаса варится очень быстро. Хакасы говорят: "Пока корова промычит, её кровь уже сварится". Кровяная колбаса является одним из самых любимых блюд скотоводческих народов Южной Сибири. Однако способ её приготовления различный. Монгольские народы, в отличие оттюрков Саяно-Алтая, кровь никогда не смешивают с молоком.

У хакасов, как и у других скотоводов, в питании большое ме¬сто занимает молочная кухня. Молочные продукты носят общее название "ахеых" или "ах тамах" — белая пища, что говорит о почтительном отношении к ним. Согласно хакасским поверьям, если молоко вылить на землю или в молоко налить воды, то мо¬лочный скот не будет "держаться" ("худын чая тастапча" — рас¬сыпается его жизненная сила "хут"). Если молочные продукты случайно прольются, то вытирали рукой и произносили: "Пусть счастье останется у меня и не уйдет в землю!" При мытье посуды из-под молока ополоски могли вылить на землю, но только с за¬говором: "Не я проливаю, а казачка проливает". Если молоко да¬вали в другой дом, от него отливали три ложки обратно и закры¬вали крышкой посуду, чтобы счастье не ушло. Поздно вечером сметану и другую молочную пищу нельзя давать посторонним людям, иначе скот пропадет. Подобные приметы и поверья широ¬ко бытовали у всех народов Южной Сибири и утвердились, веро¬ятно, во времена Монгольской империи, где за грех считалосьпроливать молоко.

Лакомым блюдом считались пенки вареного молока "ореме" (пызыг чокей). Свежее молоко медленно кипятили в большом казане. В момент закипания туда сыпали размолотые корни сараны (сип) или кандыка (пис), что способствовало образованию толсто¬го слоя пенок до трех пальцев в ширину. Затем их осторожно сни¬мали, смешивали с талканом, молотой черемухой или брусникой (нирлiг бреме), после чего их прессовали под гнетом (сыы) и за¬мораживали. Ломтики "бреме" являлись почетным блюдом, кото-рым угощали уважаемых гостей. Клубни сараны для приготовления толстого слоя аппетитных пенок использовали буряты. ~ Одинаковые способы приготовления молочной пищи говорят об общих истоках скотоводческой культуры народов Южной Сибири.

Из свежего коровьего молока готовили коктейль — корчик. Прибором для взбивания молока служила специальная длинная палочка, которая и носила название "корчик". На конце её прикре¬пляли плотный войлочный кружок (Д — 10 см), простеганный нитками. Сначала свежее молоко ставили на медленный огонь. Затем перед самым кипением его снимали, переливали в глиняный горшок и вращали корчик между ладонями до образования тол¬стой пены. Этот пенообразный коктейль .очень любили дети.Корчик считается одним из древних напитков, характерных для тюрко-монгольских народов Саяно - Алтая.

В повседневном рационе питания широко употребляли скис¬шее молоко или простоквашу — "чоорт". Из простокваши гото¬вили творог "эчiгей". Творог употреблялся вместе со сметаной или молоком. Такое блюдо называлось "иримчик" или "чуурацхай". Для большего вкуса в иримчик добавляли бруснику.

Из смеси свежего молока и простокваши готовили пресный сладковатый сыр "пызылах". Парное коровье молоко доводили до кипения в казане. Затем туда наливали простоквашу, айран или творожистую массу "аарчы" (см. ниже). На ведро молока требова¬лось полведра простокваши (т.е. отношение 2:1). После этого ка¬зан снимали с огня, а свернувшееся молоко перемешивалось. По¬лучалась сладковатая творожистая масса "иритпек". Иритпек от¬жимали от сьпюротки — "хыбыран" и клали под пресс. Конечным продуктом был пресный сыр "пызылах". 'ъ

Другой вид сыра — "эчiгей пызылагы" делался из просто¬кваши. Простоквашу нагревали в казане до момента кипения исразу убирали с огня. Затем руками отжимали сыворотку, назы¬ваемую "хыбыран", а полученный творог — "эчiгей" протирали сквозь сито. В мелко протёртый творог добавляли сырые яйца и сливочное масло. Затем его подогревали в казане и хорошо пере¬мешивали. После этого творожистую массу складывали в холщо¬вый мешок и прессовали под досками. Получался кислый сыр "эчiгей пызылагы ".

Сметану получали путем отстаивания молока в деревянных ведёрках и берестяных туесках. Её снимали сверху ложкой в от¬дельную посуду. На сметане готовят самое популярное блюдо "потхы". Сметану доводят на медленном огне в казане до кипения, затем добавляют туда немного муки, несколько сырых яиц и под¬ливают айран. Сметанная каша всё время помешивается. Она го¬това, когда обильно выделится наверху масло. Потхы считается не только почётным, но и ритуальным блюдом. По поверью, его нельзя готовить при сборах в дальний путь, иначе мужчине не по¬везёт. Мужчинам нельзя соскребать и есть подгоревшую к казану корочку (кис) этой сметанной каши, иначе у женатых разрушится семья, а у холостых, когда наступит свадьба, то будет ненастная погода— предвестник несчастной семейной жизни. Такие поверья известны у казахов и бурят.

Сливочное масло (ах хаях) сбивали из сметаны, налитой в большой казан или берестяной сосуд. Маслобойки появились уже под влиянием русской культуры в XIX в. Топлёное масло (сарыг хаях) сливали в высушенные бараньи желудки. В один кутырь входило около пуда. Осенью обязательно оставляли одну баранью брюшину топлёного масла на весну. Форма хранения масла в ку-тырях широко известна среди всех скотоводческих народов.

В XVII-XVI1I в.в. среди населения Хакасии одним из попу¬лярных молочных напитков был кумыс ("хымыс"). Но в XIX в., когда большей частью он вытеснился айраном, кумыс продолжа¬ли делать только табунщики и крупные коневоды. Разводили его в летний период, с мая до августа. Закваску получали из мослов лошадей, которые размельчались и затем кипятились на медлен¬ном огне. Полученный из них навар смешивали с кобыльим мо¬локом, налитым в большую бутыль. Из полученной закваски "хымыс хордии" разводили кумыс. Сначала её вливали в кожа¬ный мешок "когoр" или "пулхунчак", сшитый из коровьей кожи емкостью в 6-10 ведер. Сюда добавляли немного жидкого айрана, ежедневно подливали свежего кобыльего молока и перемешивали мутовкой. Для лучшего брожения мешки "когор" закутывали вой¬локом. Перебродивший кумыс разливали в кожаные фляги "торсых". По мере накопления его перегоняли на молочную водку "хымыс арагазы" (о способах перегонки см. ниже). Однако в целом, кумысу уделяли незначительное внимание по сравнению с другими напитками. Интересно отметить, что незначительный удельный вес кумыса в пищевом рационе характерен и для других народов Саяно-Алтая (в отличие, например, от казахов).

Самым распространённым летним напитком хакасов был "айран", приготовленный из кислого коровьего молока. Закваску "айран хордии", как правило, получали из остатков прошлогодне¬го айрана. Весной ездили по аалам в его поисках. Получив у за¬пасливого хозяина бутылку прошлогоднего айрана, отдавали вза¬мен бутылку свежего молока. Если так не сделать, то у хозяина уйдёт счастье. Подобный обычай характерен для всех скотоводче¬ских народов Южной Сибири и Центральной Азии.

Если прошлогоднего айрана не было, то закваску готовили сами следующим образом» Кислое молоко или пахту (тлемiк) наливали в кожаную флягу "торсых" или слепую кишку коровы "туюх пббн". Затем сюда клали измельченные на ручной мель¬нице сырцы "niMipo" или "хурут" (о них см. ниже). Иногда в ки¬слое молоко опускали коренья сараны (сип). Кожаную флягу с кислым молоком привязывали к седлу лошади и ездили с ним до тех пор, пока не сбивалась закваска. Для лучшего брожения её укутывали шубой. Из закваски разводили айран. Для этого каждый день, вечером и утром, подливали обрат, кипячёную воду, пахту или сыворотку "хыбыран", полученную от приготовления творога или пресного сыра. Сыворотку "хыбыран" добавляли обязательно, иначе напиток быстро перекисал. Айран держали в больших кад¬ках — "сабан". Ежедневно его перемешивали по нескольку раз мутовкой. Запрещалось стучать ею по верхнему краю кадки, иначе семья рассорится. На поверхности айрана собирался маслянистыйналёт (айранное масло) — "oнер". По нему определяли крепость будущей араки. Если "онер" был жёлтого цвета, то айранная водка получится крепкая, если белого — то слабая. Его употребляли как лекарство для лечения парши скота.

Во время неожиданного приезда гостей и при отсутствии го¬тового айрана срочно готовили "санмал" — искусственно дове¬дённый айран Его готовили двумя способами. Согласно первому способу, недошедший айран переливали в чугунную чашу, подог-ревали на огне и затем помещали обратно в кадку. Подогретый-айран начинал быстро бродить. Кроме того, его постоянно пере¬мешивали мутовкой. По второму способу, "санмал" получали в результате слияния айрана и доведённой до кипения творожистой массы "аарчы", смешанной с водой. Для усиления брожения сан¬мал постоянно перемешивали мутовкой. За ночь он доходил. За¬тем его перегоняли на молочную водку "санмал арагазы".

Значение айрана в питании хакасов трудно переоценить. Об этом имеется прекрасная работа А.В. Адрианова. Сами хакасы говорят: всё здоровье народа — от айрана. Это универсальный на¬питок. Им угощают любого зашедшего в юрту, его используют в ритуальных целях, он прекрасно утоляет жажду и голод. Для по¬лучения дальнейших продуктов айран перегоняли на молочную водку "айран арагазы".

У хакасов существовали два вида самогонных аппаратов. Древнейшим считался "хазан-хахпах". Это был самогонный аппа¬рат западно-монгольского (ойратского) типа. Он состоял из большого казана, установленного на треножнике (очых). В него наливали айран, а сверху закрывали деревянной сферической крышкой "хахпах". В крышке имелись два отверстия, куда встав¬лялись изогнутые деревянные трубы "copra". Другим концом они упирались в два чугунных кувшина "ырагы", стоявших в корыте "колбе" с холодной водой. Прежде, чем вода в корыте нагреется, один казан айрана полностью успевали перегнать. Чугунные кув¬шины "ырагы" производили на Абаканском железоделательном заводе (ныне г. Абаза), который учитывал спрос местного рынка. Наполненность кувшинов и крепость араки проверяли специаль¬ным прибором "амзор". Он представлял из себя длинную палочку с прикрепленными волокнами конопли на конце. Амзор опускали в кувшин и по отметкам на стержне определяли наличие араки. Для дегустации конопляные волокна обсасывались. Крепость ара¬ки была не больше 5-10 градусов. Любители выпить, чтобы полу¬чить хмельной напиток покрепче, делали повторную перегонку (арачан). В редких случаях перегоняли в третий раз. Такая арака называлась "хорачын". Крепость ее была выше 40 градусов.Для герметичности аппарата места соприкосновения крышки с казаном и деревянными трубами замазывали свежим коровьим навозом, смешанным с золой и глиной. Интересно отметить, что выражение "хазан сыбирга" (букв, замазать котел) в современном хакасском языке обозначает перегнать айран на молочную водку.

Во второй половине XIX в. среди хакасов распространился са¬могонный аппарат восточно-монгольского (халхасского) типа — "улгер" или "шян-хахпах". Он был заимствован хакасами из Ту¬вы. Об этом факте свидетельствуют и его название "соян хахпах" — тувинский аппарат и монгольское слово "булгэр". Самогонный аппарат "улгер" состоял из большого казана, вмазан¬ного в печь "кимеге". На нём устанавливали коническую кадку без дна. Внутри её делался наклонный лопато образный жёлоб "чайолдырых" с выходящим наружу носиком (copra). Сверху кад¬ка закрывалась небольшим охладительным котлом "тахтай" или "чылапчы". наполненным холодной водой. При кипении пары ай¬рана поднимались вверх до соприкосновения с охладительным котлом, превращались в капли араки и по жёлобу "чайолдырых" стекали в кувшин.

Молочную водку употребляли по праздникам для угощения гостей и для выполнения религиозных обрядов. Пить вино моло¬дым людям разрешали с 25-30 лет, а женщинам — после второго или третьего ребёнка. В более ранние времена спиртное не упот¬ребляли до 40 лет. Заботились о здоровом потомстве.

Во время -.астолья всё вино из бутылок сливали в одну посуду (казан), установленную в центре стола или круга людей. Араку пили или из лакированных чашечек "хыдат чiрче", или из одной застольной чаши — "чочыц аях", которая передавалась по кругу. Сначала "чочын аях" пригублял хозяин, а затем по часовой стрелке каждый из гостей. Пословица в данном случае гласила: "Пока хозяин не отведает чашу с вином, то даже хан её не возьмёт". Этот обычай возник во времена средневековья, когда среди народов Южной Сибири и Центральной Азии были развиты междоусобные войны, и родовая знать использовала отравленное вино для унич¬тожения опасных противников.

При распитии вина соблюдали своеобразный этикет. Араку называли иносказательно: "улуг ас" — великая пища. Употребля¬ли её умеренно. По этому поводу говорили: "Великую пищу не переборешь". Красную лакированную чашечку "хыдат чiрче" пол-ностью не осушали, т.к. если останется пустое дно, то будет пус¬тое жилище. Не говорили "спасибо" за поданную чашечку с ара-кой, ибо считали, что у вина нет стыда. Держать в одной руке бо¬кал с вином, а в другой трубку с. куревом запрещалось. Первую чашку непочатой араки "iдiс ахсы" из бочонка наливал себе хозя¬ин. Сначала из нее совершали возлияние духам — "нааныг". Брыз¬гали аракой по три раза в очаг, потом к дверям и дымоходу юрты. Затем в эту чашку символически доливалось вино, и сам хозяин его выпивал. Последний остаток араки "iдiс тубi" считался за сча¬стье. Человек, которому досталось выпить "iдiс тубi", обязан был пригласить гостей к себе домой. В наше время обычай упростился, и такой человек просто обязан сходить в магазин за вином. Прода-вать араку, как и другие молочные продукты, по хакасским по¬верьям, запрещалось. Всевышний дал это все даром, поэтому при их продаже счастье может уйти.

После перегонки айрана в казане оставалась творожистая гу¬ща "поча". Обычно её процеживали через холщовый мешок "суумек" и отделяли "сыворотку. Отцеженная творожистая масса называется "аарчы". В дальнейшем из нее делали сушёные сырцы "хурут" и "niчipo". Хурут готовили из смеси аарчы с топлёным маслом, слепленных в виде небольших колобков или круглых ле¬пёшечек. Их нанизывали на шнуры и высушивали на солнце или над очагом. Хурут, смешанный с черёмухой, называли "хара ху¬рут" — чёрный хурут. Для его приготовления свежую черёмуху разминали на тёрке и обжаривали в казане до появления сока. За¬тем туда налипали аарчы, добавляли сметану и слепленные колобки сушили на солнце. Копчёный хурут также назывался "хара хурут" — чёрный хурут. Связки с ним сушились подвешенными у дымохода или на жердях "хуртус" над очагом. При копчении он чернел от дыма и становился очень твёрдым. Осенью хурут суши¬ли на солнце. Таким способом приготовленный продукт назывался "ах хурут" — белый хурут. Он имел белый цвет, был мягким и рыхлым. На хозяйство заготавливали до 1-2 мешков хурута.

Хурут был не портящимся продуктом. Хакасы употребляли его вместо хлеба. Зимой подавали гостям к чаю, смешанным с кусками сливочного масла. Замороженная смесь из хурута и масла называется "тиспек". Это было почётное блюдо. Хурут брали в качестве дневного провианта пастухи. У охотников во время пре¬следования зверя одна лепёшечка хурута служила суточным ра¬ционом питания. Если хурут размачивали в воде и смешивали со сметаной, то блюдо именовалось "хаймах". Это очень сытное блюдо обязательно запивалось чаем.

Другой вид сырцов, сделанный из аарчы, называется "пiчiро". Для его изготовления творожистую массу — аарчы — выжимали сквозь пальцы рук (в настоящее время пропускают через мясоруб¬ку). Выжатые полоски "шчiро" раскладывались на специальные маты "аатыс" и сушились на солнце. Для их сушки около юрты сооружалась перекладина “ архы", установленная на двух столбах. Каждая семья на зиму обязательно заготавливала по мешку тчiрo. Их хранили в специальных кожаных мешках "тулуп", сшитых из цельной шкуры животного.

В подтаёжной зоне Хакасии население сочетало скотоводство с земледелием, поэтому в пищу широко употреблялись и мучные изделия. Самым популярным видом злаковых на Саяно-Алтае яв¬ляется ячмень. Из него делали знаменитый талкан (талган), упот-реблявшийся широко в пище хакасов. В каждом хозяйстве держа¬ли специальный инвентарь для его приготовления. Сюда относи¬лись: железная чаша "хооргыс", деревянная ступа "согах", ручная веялка "сарго" и ручная мельница "теербен". Сначала ячмень об¬жаривали в железной чаше "хооргыс". Жареный ячмень получал название "чiмчi" или "арба". Затем его рушат в ступе до тех пор, пока не отделится мякина. Работа тяжёлая, поэтому всякий, зашедший в юрту, обязан был немного помочь хозяйке, хотя бы один-два раза ударить пестом в ступе. Рушеный ячмень провеива¬ли на ручной веялке и затем мололи на ручной мельнице. Под мельницу подстилали подстилку, сделанную из шкуры или бере¬сты, куда сыпался готовый талкан. Его хранили в кожаном мешке "адына". Талкан в нем не сыреет и не мякнет. Такие мешки "адьща" обычно брали с собой охотники в тайгу.

Из талкана готовили популярную кашу "талган потхы". В ка¬зан с кипящей водой насыпали талкан и, перемешивая, доводили кашу до готовности, солили по вкусу. Перед употреблением за¬правляли маслом. Ее любили готовить охотники в тайге. Второй вид каши из талкана — "сатырма" — готовился на масле. В чашу с кипящим маслом насыпали талкан (или пшеничную муку), добав¬ляли крупу и кедровый орех. Сатырма считалась детской пищей. По-русски эти виды указанной каши называются саламатом. Тал¬кан, смешанный с жиром или маслом, называется "наспах". Его готовили следующим образом. Сырое внутреннее сало лошади, медвежье сало или курдюк овцы крошили и толкли в ступе вместе с талканом. Вкусный наспах готовили из талкана, пропитанного конопляным маслом. Для этого семена конопли толкли в ступе вместе с талканом. Проще всего наспах получали из талкана, сме¬шанного с растопленным маслом. Подобное блюдо — "чашпак" — знали и соседние тувинцы.

Хакасы пекли белые булки и черный хлеб, умели жарить пи¬рожки и научились делать блины. В сковороде на масле пекли ле¬пешки "чалбах". Готовили их из кислого теста "ачытхы", заква¬шенного на айране. В специальной сковороде с ячейками "кундейек" жарили на жиру своеобразное печенье "поорсах". Для него замешивалось пресное крутое тесто на молоке, сметане, мас¬ле и яйцах. Хакасы делали большие пироги "курмек" из кислого теста. Между двумя слоями раскатанного теста клали рубленое мясо с салом и луком или очищенную рыбу с картофелем. Пирог "курмек" укладывали в сковороду и пекли в печи "кимеге". Этот вид пирога был распространен только среди подтаежного населе¬ния Кузнецкого Алатау и, вероятно, (как курник) был заимствован от русских. Кызыльцы выпекали пышные булочки "том халаш" изпшеничной муки. Пресное тесто сначала варили в воде, а затем жарили в печи. Этот вид хлеба имеет древние корни. В древне-тюркском языке имеется термин "топ" - кушанье, приготовленное из пшеницы.20 '

Перед тем, как отрезать первый кусок хлеба (iнек ахсы), чер¬тили по нему ножом крест, чтобы отпугнуть дьявола. Обычай, не¬сомненно, заимствованный от русских крестьян. Согласно хакас¬скому правилу, нельзя держать хлеб отрезанной стороной к две¬рям, иначе уйдет счастье. Отрезать надо полный ломоть, а не по¬ловинку, в противном случае жизнь проживешь частично. Нельзя оставлять надкушенный кусок - оставишь счастье. Нельзя крошить хлеб на пол, а тем более наступать на крошки. Если зерно рассы¬пается на землю, оно радуется тому, что вырастает. Но если пада¬ют на землю крошки хлеба, то они проклинают человека.

В подтаежной зоне Хакасии было распространено блюдо "мун т теертпегi". Пресное тесто раскатывают на кружки " теертпегi". Их опускают в казан и варят в мясном бульоне. После того, как тесто сварилось, его выкладывают в отдельную тарелку, наре¬зают в виде лапши и смешивают с маслом. В пиалах подается бульон, которым запивают лапшу. Блюдо "мун тесртнеп" напо¬минает киргизский бешбармак.

Хакасы долины Абакана умели готовить "мирек" — блюдо типа больших пельменей. Для начинки брали накрошенное в ко¬рытце сечкой мясо с внутренним салом и луком. По виду пельме¬ни "мирек" напоминали небольшие пирожки. Они варились вместе с супом. При подаче на стол их заправляли маслом или сметаной или макали в растопленный жир. Пельмени "мирек" заготавлива¬лись в большом количестве на зиму.

Со второй половины XIX в. среди хакасов получил распро¬странение картофель — "яблах", который поначалу отождествлял¬ся с пищей Эрлик-хана (Ирлш хан тамагы). Хакасское название происходит от русского "земляные яблоки". В кызыльском диа¬лекте имеется другое название "перенп", которое можно отожде¬ствить с общетюркским словом "фаранг" — француз, европеец. В таком случае картофель хакасы относили к европейским плодам. Вероятно, надо понимать, что картофель, как одно из основныхрастений, вывезенных из Америки, попал в Российскую империю из Европы.

Мучные продукты использовались хакасами для изготовления различных зимних напитков. Самым популярным является "абыртхы" — хакасский квас, сделанный из талкана. Для его за¬кваски готовили солод "уут". Проращивали зерна ржи, пшеницы или ярицы. При появлении зеленых ростков зерна сушились и за¬тем мололись на ручной мельнице. Солод клали в остуженную, массу из талкана, рамешанного в теплой кипяченой воде. В наше время вместо талкана стали использовать отварной картофель. Его разминают, добавляют туда солода, теплой воды и немного муки. Соль не кладется. Готовый абыртхы процеживают. Его употреб¬ляют зимой и держали в берестяной посуде "синек".

Хмельной напиток "поза" получали из ярицы (арыс). В рус¬ском языке он имеет соответствующее название "буза", заимствованное из тюркских языков. Сначала готовят месиво из ржаной муки на теплой воде. Затем охлаждают, через 2-3 дня кладут солод и закваску. После этого его мешают и заливают кипяченой водой. Получается сладкое сусло — "сокпек". Через день-два оно пре¬вращается в хмельной напиток "поза"." Для быстрого брожения сусла "сокпек" его подогревали, опуская в него накаленные кам¬ни. За ночь оно доходило. Поза, полученная в результате ускорен¬ного брожения, называется "санмал".

Первый раз в году хмельной напиток "поза" готовится осенью на праздник урожая — "уртун тойны". Заквашивается он из хлеба нового урожая и называется "тун поза" - первая буза. Конечным продуктом, полученным из позы, является хлебная водка "ас арагазы". Ее перегоняли таким же образом, как айран. Барду "поча", оставшуюся после перегонки, сливали скоту. Поза отно¬сится к одному из напитков, которые употреблялись еще во вре-мена Кыргызского государства. Согласно китайским летописям, хягасы "варят кашицу, чтобы делать напиток, также чтобы пере¬бродить (на) водку".

В степных районах Хакасии рыба не употреблялась в пищу. Ее презрительно называли "суг хурты" — речной червь. Согласно легендам, древние кыргызы провели в долине Среднего Енисея каналы для питья воды только из-за брезгливого отношения к пла-вающей рыбе. Кроме того, некоторые виды рыб, например, щука, относились к запретной пище, ибо ею кормили тёсей. Из всех ви¬дов рыб хакасы употребляли в пищу только хариус (хоора). Неда¬ром в хакасском языке выработан ряд возрастных названий для нее: "сахчых" — двухлетний хариус, "сарга" — трехлетний хари¬ус, "ах хоора" — четырехлетний хариус, "хара хоора" — пятилет¬ний хариус и т.д. Хариус жарили на сметане, из него варили уху. Сагайцы долины Аскиза из жирных внутренностей хариуса гото¬вили поджарку — "хоортпах". Вымытые внутренности (сало, пе¬чень, икра и т.д.) жарились в казане до тех пор, пока не превраща¬лись в сплошную жирную массу. Затем ее смешивали с талканом. Хоортпах ели в горячем виде. Подобное блюдо известно и шорцам долины Томь.

В подтаежной зоне Хакасии рыба считается традиционной едой. Ее умели консервивароть. Сушеная рыба у бирюсинцев на¬зывалась "убрах", а у кызыльцев — "пуурах". Это одно слово, имеющее разное фонетическое звучание. Готовился убрах (пуурах) следующим образом. Сначала вычищенную рыбу (у би¬рюсинцев — усачи и мальки, а у кызыльцев — ельцы) отваривали в соленой воде или вымачивали в соленом растворе. Затем бирю-синцы сушили рыбу на солнце, а кызыльцы коптили ее на рожне у костра. Готовый полуфабрикат "убрах" (пуурах) засыпали в за¬крома амбара. Для того, чтобы сварить зимой уху "палых мунi", доставали из закромов нужное количество сушеной рыбы "убрах" и опускали ее в казан с кипящей водой. Готовую рыбу расклады-вали в тарелки и заливали сметаной. Блюдо "убрах" (пуурах) было характерным для таежной культуры населения Кузнецкого Алатау (мелетцы, кызыльцы, бирюсинцы, шорцы, челканцы).

Дары щедрой природы Хакасии с большим успехом использо¬вались в хакасской кухне. Плоды растений назывались общим именем "чир тамагы" — дары земли. С ранней весны и до позд¬ней осени выкапывали съедобные коренья, собирали ягоды, по¬лезные травы.

В мае существовал промысел кандыка "хандых". Наибольший вкус корень получал после опадения и образования семян. Во время цветения его копать нельзя. Добывать его отправлялись жен¬щины и дети, вооруженные изогнутым заступом "озоп" для копа¬ния кореньев. На одно хозяйство заготавливали до трех мешков свежего кандыка. Выкопанные корни обламывали От стеблей, мы¬ли, нанизывали в связки и сушили. Из трех мешков свежего кан¬дыка получали мешок сушеного. Его применяли для приготов-ления вкусного блюда "хандых потхы". Свежие клубни кандыка варили до полного выкипания воды. Затем заливали молоком или сметаной и кипятили до готовности. Заправляли маслом. Зимой сушеный кандык мололи на ручной мельнице или толкли в ступе. Полученную муку засыпали в кипящую на огне сметану и мешали до готовности. Блюдо напоминало по вкусу манную кашу. "Хандых потхы" готовили по праздникам. Дома, в которых угоща¬ли "хандых потхы", пользовались хорошей репутацией, а хозяйки слыли за расторопных женщин.

В июне хакасы добывали сарану — "сип" или "саргай". Наи¬более вкусен корень в пору цветения. Питательные корни этого растения выкапывали так же, как и кандык, "озоп'ом". За день старательная женщина могла накопать до четырех ведер сараны. Его корни мыли и сушили, разложив на матах "аатыс". Сарану ис¬пользовали для приготовления блюда "сип потхы". Сушеные кор¬ни разминали на каменной терке. Затем, как только в казане заки¬пала сметана или масло, туда насыпали сарану. Получалась вкус-ная каша "сип потхы". Из ее муки пекли даже блины.

Из сушеного кандыка и сараны делали комбинированный продукт "угба". Сначала корни крупно мололи на ручной мельни¬це. Полученную крупу смешивали с ячменной крупой и сырцами "тчiрб". Полуфабрикат "угба" засыпали в закрома амбара или хранили в специальных кожаных сундуках "cipxan" или в кожа¬ных мешках "тонерчж". Обычно "угба" служила для приготовле¬ния супов "укба угре". Но иногда из нее варили кашу на молоке "угба потхы".

Промысел кандыка и сараны уходит в глубокую древность. Например, еще в 1660 г, русский посланник к Алтын-хану С.Грек сообщал о пропитании в Хакасии: "и живучи многое время в Кир¬гизах, и в Тубе, и в Кереитах, и в Алтырах покупали себе на еду скот и бараны, и молоко, и крупы, и кырлышную муку, и сарану, и кандык, и всякой коренья ездя по улусам дорогой большой ценою и тем питалися многое время".

Летом добывали основания диких пионов — "синне". Заго¬товленные коренья мыли и сушили. Из них получали кислую при¬праву для супов. Сушеные коренья дикого пиона крупно мололи на ручной мельнице. Их добавляли в крупяные и ячменные супы вместо творожистой массы "аарчы". Суп от приправы получал красный цвет и становился терпким на вкус. Из муки диких пио¬нов пекли оладьи "чалбах". Для того, чтобы убрать горечь, коре¬нья сначала несколько дней вымачивали в воде. Затем их сушили и мололи. Муку замешивали на пахте. Съедобные корни различ¬ных растений широко употреблялись в пище тюрков Саяно-Алтая вместо витаминов, салатов, приправ.

В июне ездили в тайгу за черемшой — "халба". Ее солили и хранили в течение года в жбанах. Из свежей делали салат со сме¬таной. Черемшу возили в степные аалы Хакасии продавать или обменивать на продукты скотоводства (овчины, шерсть, волос и т.д.).

В августе собирали плоды черемухи "нымырт". Для дальней¬шего хранения их высушивали. Черемуха употреблялась для изго¬товления блюда "нымырт потхы". Ее сначала мололи на мельнице или растирали на терке "паспах". В казане варили сметану. Затем, когда она закипит, в нее сыпали талкан и молотую черемуху. В готовую кашу "нымырт потхы" добавляли масло. Обычно это блюдо готовилось на поминки.

Деликатесом являлось блюдо "нымырт хаях". Размолотую че¬ремуху смешивали с топленым маслом, талканом и толчеными сырцами "m'hip6". Все составные элементы хорошо перемешива¬лись и затем замораживались в слепой кишке "пббн". Блюдо "нымырт хаях" предлагалось почетным гостям. Его обязательно привозили родителям невесты после свадьбы.

Осенью женщины и дети отправлялись добывать из нор гры¬зунов макаршино коренье — "мокезiн". Оно растет по краям бо¬лотистых мест. Грызуны очищали " мокезiн ", приносили и скла¬дывали его в свои подземные кладовые "кулум". Женщины стучали озоп'ом по земле и по глухому звуку определяли его местона¬хождение. В одной кладовой находилось до полмешка кореньев " мокезiн ". Согласно человеческой морали, все запасы не забира¬ли. Грызунам оставляли несколько чашек кореньев на зиму. Су¬шеный мбкезш мололи на ручной мельнице или толкли в ступе. Из его муки готовили блюдо " мокезiн потхы". В кипящее молоко насыпали молотый " мокезiн " и добавляли талкан. Готовую кашу " мокезiн потхы" заправляли маслом или сметаной. Макаршино коренье — " мокезiн " — использовали для начинки пирогов — " мокезiн пуккен халас", из них варили постный суп " мокезiн угре".

В сентябре хакасы отправлялись на промысел кедрового ореха (хузух). На хозяйство добывали по нескольку мешков. Из кедрово¬го ореха делали сытную кашу "изiре потхы". Каленые орехи рас¬калывали частыми ударами зернотерки или лущили их на мельни¬це с приподнятым верхним жерновом. Затем их провеивали на ручной веялке. Очищенные ядрышки (изiре) сначала толкли в ступе, а затем эту массу жарили в казане. Когда выделялось масло "хузух хаяры", туда добавляли талкан. Кашу "изiре потхы" гото¬вили для отощавших людей. От употребления этого блюда замо¬ренные охотники поправлялись в течение двух недель. В подтаеж¬ной зоне Хакасии делали пельмени "нохчах мирек" с начинкой из кедровых орехов. Очищенные вышеуказанным способом ядрышки толкли в ступе и смешивали с талканом. Затем начинку "нохчах" заворачивали в пельмени, которые варились в бульоне. Постный суп, приготовленный из кедровых орехов, называется "ымыс". Очищенные ядрышки сначала толкли в ступе, а затем эту массу варили в казане с водой. В суп "ымыс" добавляли крупу, карто¬фель.

Более двадцати видов растений использовались хакасами для заварки чая. Заготавливали чагу (хазыц чайы"), листья брусники (нир), бадан (хая чайы), шиповник (itпурун), белоголовник (чай оды) и многие другие растенпия. Хакасы пьют чай обязательно со сметаной. Калмыцкий соленый чай ("соян чайы" — букв, тувин¬ский чай) здесь не получил распространения. Плиточный чай завозили в Хакасию из Китая. Поэтому он носил название "хыдат чайы", т.е. китайский. Если гость напился чаю, то он переворачи-вал чашечку вверх дном и клал на блюдечко. Если он пользовался ложкой, то также должен был положить ее в перевернутом виде.

Муравьиную кислоту использовали для приготовления спирта "кузер арагазы". Содержимое муравейника вместе с муравьями нагребали в мешок из дубленой кожи. Затем приносили его в юр¬ту, засыпали муравьев в большой казан с водой. Полученную мас¬су перегоняли в самогонном аппарате. Спирт "кузер арагазы" был очень крепким напитком.

В начале XIX в., не без влияния декабристов, в Хакасско-Минусинском крае стали выращивать табак (тамкы, таахпы). По хакасской мифологии, табак вырос на месте захоронения сожжен¬ного праха дракона (сыр чылан), и поэтому курение его считается за грех. Табак, как и арака, — любимая пища горных духов. До сих пор на горных перевалах, при отсутствии вина, кропят таба¬ком и даже накрошенным из трубки осадком никотина (патха). Когда в юрту заходил гость', то ему сначала подавали айран, а за¬тем угощали табаком. Приемы курения хакасов неплохо описаны декабристом А.П. Беляевым. "Сидя у костра, всегда флегматиче¬ский татарин-курильщик прежде всего берет березовое полено, нарочно приготовленное и высушенное, наскабливает ножом из-вестное ему по крепости табака количество тонких стружек (на один фунт табака полфунта стружек — Б.В.), вынимает из кармана узенький, продолговатый кожаный кисет, в котором с табаком за¬тянута медная китайская трубочка, называемая гамзой, насыпает на ладонь в стружки, тщательно и долго мешает, затем набивает трубку, берет и кладет уголь на устье трубки, закуривает, щелчком скидывает уголь, и в две-три затяжки втягивает в себя, как виднопо физиономии, с величайшим наслаждением весь дым трубки"...

Хакасы принимали пищу четыре раза в день. Рано утром гото¬вили завтрак — "иртенп азырал". К нему подавали обычно сме¬танную капп ''гютхы", пили чай с сыром. Около 12 часов дня де¬лали обед— "кунортю азырал". Обязательно варили мясной суп. Во второй половине дня, около 16-17 часов, был вечерний чай или

паужин "иир азыралы". Поздно вечером садились за ужин "чадын азыралы", основательно ели мясо, супы, пили чай.

За столом соблюдался строгий этикет. Во главе его сидел хо¬зяин юрты. По правую руку его, со стороны переднего угла "тор", сидели почетные гости. Женщины, особенно невестки, размеща¬лись за отдельным столом на женской половине. За хакасскими столиками сидели, согнув ноги по-турецки. Запрещалось сидеть на корточках или вытянув ноги вперед. Во второй половине XIX в. мужчины стали принимать пищу за высокими европейскими сто¬лами, а женщины продолжали пользоваться еще традиционными маленькими столиками.

На столе ставили корытце "типеi" с отваренным мясом, а внутренние сердце, печень, сычуг — клали отдельно в боль¬шую тарелку "табах". К мясу подавали бульон или наливали суп. Мясо и супы никогда не солились. Соль стояла на столе в солонке. Куски пищи нельзя макать в солонку, иначе где-нибудь поймаешься на обмане. Никогда не подавали гостям вчерашних мослов. Согласно хакасским поверьям, если обглодать вчерашний мосол, то человек станет забывчивым и замкнутым. Баи такое мясо бро¬сали собакам, а бедняки отдавали его старикам. На ночь остав¬шуюся на столе пищу обязательно закрывали. Иначе, верили, что злые духи ее обнюхают и причинят несчастье. Если вечером, во время ужина, со стола на землю упадет кусок пищи, то его обяза¬тельно надо было поднять и съесть. В крайнем случае, когда в темноте этот кусок не находили, то, чтобы прикрыть его, бросали на это место черпак или кожаную подстилку "талбах". Если же кусок пищи падал на землю со стола утром или днем, то есть его запрещали и выбрасывали собакам. Подобный обычай встречается у монголов, которые объясняют, что в первом случае упасть куску помогал бурхан, во втором — злой дух."

Итак, система питания хакасов относится к центрально-азиатской модели, сложившейся в монгольское время, основу их кухни составляли характерные для культуры скотоводов блюда из варе¬ного мяса и искусственного скисшего молока, дополненные про¬дуктами собирательства, земледелия, охоты и рыболовства. Хака¬сы широко употребляли различные каши и крупяные супы, умели консервировать (замораживать, сушить, коптить, солить) мясные, молочные и растительные продукты. Этикет гостеприимства требовал приготовления специальных яств и их символическое распределения, а религиозные верования – культовой пищи. Разнообразные блюда хакасской кухни свидетельствуют о наличии самобытной национальной культуры, имеющей глубокие традиции. В некоторых случаях прослеживается древняя коллективная формула приготовления и распределения пищи (талкан, арака, медвежье мясо и др.). Сохранилось представление об охранительной карающей функций различных частей мяса. В XIXв. Возрастёт влияние русской кухни с её разнообразной растительной пищей.

Традиционная свадебная обрядность хакасов не получила должного освещения в этнографической литературе. Отдельные фрагменты брачных ритуалов нашли отражение в трудах ряда дореволюционных исследователей 1. Специальных работ, посвященных этой теме, до сих пор нет. Семейные отношения рассматривались в книге советского этнографа К. М. Патачакова 2. Он кратко охарактеризовал и различные формы брака. Современное состояние свадебной обрядности показано в статье М. С. Усмановой 3. В нашей работе впервые делается попытка последовательно изложить весь комплекс свадебных ритуалов 4. Основным источником для ее выполнения послужили полевые материалы, собранные автором во время экспедиций кызыльцев, качинцев и сагайцев.

У хакасов не принято было заключать браки между представителями одного сеока (nip соок алыспас) или, в рассматриваемое время - одной фамилии. Однако разрешалось бракосочетание в близкой степени родства по женской линии. Братья не могли жениться на родных сестрах. Два брата не женились в один год, также и две сестры в один год не выходили замуж. До тех пор пока старший брат не женился, младший не мог обзавестись семьей - считалось, что в противном случае старший брат будет несчастным (сурнiн пасча). Девушка не могла выйти замуж в том году, когда женился ее брат. Но если сначала сестра вышла замуж, то брат мог обзавестись семьей в этом же году.

Приняв решение женить сына, родители присматривали девушку из многодетной семьи из рода, имевшего хорошую репутацию. Жених и невеста могли и не видеть друг друга до свадьбы. Собственно, слова "жених" в хакасском языке нет, хакасы говорят оол (парень) или кiзо (зять). Невесту называли наа пала - букв. "новый ребенок". Это связано с тем, что невеста входила в семью жениха на правах нового члена, ибо выделение новой супружеской пары происходило только через несколько лет после свадьбы.

Сватовство малолетних детей носило название чахсыдат алысханы - брак по чести или саблыF той - свадьба по чести. Близкие друзья, хорошие соседи или дальние родственники, когда у одного был мальчик, а у другого девочка, договаривались их сосватать. Иногда сговаривались родители еще не родившихся детей. Это было туюх худа - глухое сватовство. Сговор закреплялся словами: "Соединим детей, если у одного родится дочь, а у другого сын! Обменяем ездовых лошадей, если у обоих будут мальчики или девочки!" В этом случае матери детей называли друг друга пил худаFай - поясничная сватья, так как считалось, что у обеих дети еще "на пояснице", Когда дети достигали трех- или пятилетнего возраста, то родители мальчика приезжали с подарками к родителям девочки. Первый приезд сватов обычно бывал летом и назывался cypaF араFазы - вино спроса. Привозили семь торсуков вина и семь туш баранов. Зайдя в юрту, отец мальчика, кланяясь в ноги хозяину, произносил традиционную фразу: "Мы пришли для того, чтобы раскрыть череп и обменяться мозгами. Мы пришли для того, чтобы вспороть грудь и обменяться сердцами". Если родители девочки не изменили своего решения, сваты обнимали и целовали друг друга и, обменявшись чашами, выпивали вино. Второй, осенний приезд сватов носил название ызырFалыF apaFa - вино с сережками. Родители мальчика дарили девочке коралловые сережки, которые тут же вдевались ей в уши. С этого времени девочка считалась засватанной. На следующий год весной родители мальчика устраивали кiчiг apaFa - малый пир или кiчiг уча - малое застолье. Они приезжали с небольшими подарками и бочонками вина. С каждым визитом количество подарков, вина и мяса должно было увеличиваться. Следующий приезд бывал осенью и назывался туктiг уча - волосатое застолье, родители мальчика кроме вина и мяса привозили в подарок будущим родственникам одну овцу живьем "в волосах". Приезд сватов весной, полгода спустя, назывался чалаас уча - голое застолье, вместе с вином и подарками привозили "голую" тушу барана. В знак уважения к сватам родители мальчика на застолье подносили отцу девочки отваренную голову барана. С этого времени и до взросления детей родители мальчика каждый год весной и осенью привозили угощение сватам, которое называли часхы apaFa - весеннее вино и куску apaFa - осеннее вино.

По достижении просватанными детьми 15-17-летнего возраста родители юноши приезжали весной договариваться о свадьбе. Этот приезд носил название молджаF араFазы - помолвка и бывал за три года до свадьбы. Следующий приезд поздней осенью именовался тазынныF уча - застолье с быком. Тушу быка без трех конечностей (оставляли только правую переднюю ногу) расчленяли по суставам (кости не дробили) и привозили на санях в подарок родителям девушки. Здесь родственники невесты, назначенные ее родителями, считали все кости у привезенного быка. (Если не досчитывались костей из особо значимых (первые два ребра, первые позвонки и др.), то считали это за оскорбление. Мог произойти и разрыв.) Потом весной делали угощение тамкылыF apaFa - вино с табаком. Помимо нескольких бочонков вина родители жениха привозили в подарок свату орнаментированную хакасскую трубку и вышитый кисет с табаком.

Очередное, осеннее угощение носило название хаяхтыF уча - масляное застолье. К родителям девушки привозили до девяти котлов топленого масла, столько же кожаных мешков с сырцами (niчipo)и столько же мешков сыра (пызылах). Следующий, весенний приезд был известен как талFанныF apaFa - вино с талканом или талFанныF уча - застолье с талканом. Родители жениха готовили девять котлов ячменного и черемухового талкана. Сверху талкан заливали топленым маслом толщиной в три-четыре пальца и замораживали. Мать девушки разрубала замороженный талкан пополам, и все смотрели толщину масла. Если его было меньше толщины двух пальцев, то родители жениха могли прослыть скупыми. (К началу XX в. вместо девяти котлов привозили уже один котел и восемь маленьких казанков. Большой котел талкана отец девушки оставлял у себя, остальные посылались в гостинец родственникам, в первую очередь дяде невесты по матери (тайы). Следующее, осеннее угощение называлось пас аттыF apaFa - пир в честь получения лошади за невесту. Жених приводил коня без седла, но в серебряной уздечке и вручал отцу девушки. Последний дарил парню шелковый кушак. Заключительное угощение делалось весной в год свадьбы и называлось улуF apaFa - великий пир или улуF уча - великое застолье. Сваты приезжали с большим количеством вина и договаривались о дне свадьбы. Согласно хакасским традициям, свадьбы устраивались летом перед сенокосом, когда трава подрастала на длину мухура (расстояние между вытянутым большим и согнутым указательным пальцами), и обязательно на третий или пятый день новолуния.

При сватовстве по чести последним обрядом был своего рода девичник (теенджек). За неделю до свадьбы невеста собирала своих подруг (обычно семь). Приглашалось такое же количество парней, которые обеспечивали уход за лошадьми девушек. В очень богатых семьях на теенджек собиралось до 30-50 девушек и парней, одетых в лучшие наряды. Невеста и ее подруги обязательно надевали шелковые платья с парчовыми наплечниками, девичьи халаты (сикпен), а на голову - свадебные шапочки (рис. 1). У качинпев такая шапочка называлась сахпа, а у сагайцев - таFаях. В течение недели вся компания верхом на лошадях объезжала родственников невесты, которые угощали молодежь и делали свадебные подарки. Во время теенджека молодежь пела и веселилась. Затем эта кавалькада возвращалась к дому невесты, где вечером устраивали девичий праздник - хыс тойы. Утром от жениха приезжали свахи верхом на украшенных конях вместе с обозом вина. Все они были в красивых костюмах, состоявших из свадебной шубы (идектiг тон) с безрукавкой (сегедек) (рис.2). На грудь вешали вышитый бисером и перламутром нагрудник (noFo), на голову поверх платка надевали свадебную шапку (тулгу порiк), а к косам прикрепляли большие коралловые серьги (ызырFа). На эти серьги шло 12 кораллов, в том числе четыре крупных. Хакасская женщина должна была иметь свой костюм. Ношение одежды с чужого плеча осуждалось.

Среди свах выбиралась главная (пас худаFай), которая обычно являлась старшей невесткой (ниге) жениха. Свахи увозили невесту от родителей на собственно свадьбу (улуF той). Вместе с ней ехали ее родственники и молодежь, бывшая на теенджеке. Родители невесты на свадьбе не присутствовали и в течение года не имели права навещать свою дочь.

Невеста ехала на свадьбу верхом на своем коне, держась за чембур, а ее старшая сестра или старшая невестка (ниге) вела лошадь на поводу. Лицо у девушки до конца свадьбы закрывалось платком. За ней тянулся обоз, нагруженный приданым (ис), включавшим в себя до девяти сундуков с утварью, одежками, постельными принадлежностями. Все это готовила для новой семьи мать невесты. Род жениха ничего не выделял.

При браке по чести калым не платили - считалось, что он окупался подарками и угощениями за многие годы. Заключение брака в такой форме практиковалось только в байских семьях. Основной же формой заключения брака было похищение девушки с последующей уплатой калыма. Обычно влюбленные сами договаривались о дне и времени похищения. В залог верности (киртic) парень получал какой-нибудь предмет ее туалета - колечко, перстень или платок. Если невесту для парня выбирали его родители, они посылали сваху (арFычаг kiзi), которая переговаривала с девушкой втайне от ее отца и матери. Иногда к помощи подобной свахи обращались сами парни, не осмелившиеся подойти к предмету своей любви. За свои услуги сваха получала вознаграждение (тiл чобаа - за муки языка)- овцу или даже лошадь. Иногда совершали насильственный увоз девушки (тухтам), положив ее поперек седла, грудью на переднюю луку. При таком увозе ее вынуждали дать согласие на брак.

Наутро после похищения посылали родителям девушки нарочного, который, не слезая с лошади, объявлял, где находилась "потеря". Отец похищенной девушки собирал отряд в 20-30 чел. и отправлялся за нею. Родители жениха выходили к погоне с вином в руках и, кланяясь, говорили: "Мы виноваты, так как совершили кражу. Теперь дитя наше, а голова ваша". Отец девушки требовал привести к нему дочь. Группа женщин вводила ее в женскую половину торты и, заслонив собой, учила, как отвечать. Если девушка отказывалась от этого брака, то участники погони увозили ее домой, получив "за бесчестье" 25 руб. Если девушка сообщала, что согласна выйти замуж, то приехавшие садились за стол и начинали разговор о калыме. Его обычно назначал отец девушки. Калым платили сразу. Отец жениха клал требуемые деньги на блюдо, застеленное белым платком. Отец невесты заворачивал деньги в этот платок и отдавал кому-нибудь из сопровождавших его лиц для подсчета. Если предложенная сумма расценивалась как недостаточная, то по уговору остальные деньги отдавали во время "мировой". У кызыльцев калым платился скотом - по три - девять голов.

Полученный калым отец невесты обычно распределял между своими сыновьями и братьями. При этом все, кто получал долю из калыма, обязан был участвовать в наделении невесты приданым (uнчi), состоявшим из скота, который выделяли ей осенью, года через два-три после свадьбы. Приданое, по обычаю, должно было стоить немного меньше калыма. Как говорили: "Хыстыn улузi хысха"- "Доля дочери короткая". Помимо калыма отец жениха обязан был подарить отцу девушки хорошего коня, который назывался пас am. Баи выставляли двух или трех пас am ("за голову невесты"). Приезжие могли покуражиться и потребовать лошадь определенной масти. Полученный пас am отец невесты мог подарить своему брату, зятю или крестному отцу дочери. В свою очередь, когда невеста приезжала за приданым, она от них получала изер am - лошадь во всем убранстве. Когда, наконец, дело считалось улаженым, то участники погони требовали от жениха "штраф" (am чобаа) за пот лошадей в размере 25 руб. Эти деньги делились между всеми участниками сургуна. В некоторых случаях отец невесты требовал халых парызы - отработки жениха за невесту летом в страду. Только после того, как все необходимые по обычаю дела были решены, участники погони, угостившись, возвращались домой. Таким образом, на этом этапе свадебной обрядности происходила своеобразная покупка жены. По этому поводу хакасская пословица гласила: "Саап алза - сут полар, садып алза - хат полар"- "Если надоишь - будет молоко, если купишь - будет жена".

Сагайцы и кызыльцы на следующий день после привоза молодой в дом мужа устраивали кiчiг той - малый праздник по случаю заплетания волос. Косички невесты расплетали и заплетали волосы в две косы. У качинцев этот обряд выполнялся на собственно свадьбе (улуF той).

Прическа хакасской женщины имела определенное значение. Согласно обычаям, девушки носили косички (сурмес), заплетенные по часовой стрелке (onap). Замужняя женщина носила две косы (тулуг). Старая дева заплетала три косички сурмес. В том случае, когда девушка рожала внебрачного ребенка, она обязана была носить одну косу (киджеге), что считалось большим позором. На празднике сас тойы обряд расплетения косичек возглавляла жена старшего брата (ниге) жениха, или его старшая сестра (пидже), или жена дяди по матери (койi). Расплетавшая косички называлась пазыртхан идже - посаженая мать (букв.: мать, поклоняющая невесту) и отвечала за все основные ритуалы, связанные с невестой. Она надевала такой же костюм, как и сваха (рис. 3).

С северной стороны юрты родители из трех березовых жердей, крытых корой, устанавливали свадебный шалаш (алачых) с дверью на восток. У сагайцев он носил название харанды. Невеста во время всего праздника сас тойы обязана была находиться в этом свадебном шалаше. Здесь же ей распускали волосы и заплетали две косы. Пазыртхан идже находилась у правого плеча, а ее свояченица (абызын)- у левого. Согласно обычаю, концы своих волос замужняя женщина никогда не завязывала, а вплетала в них накладные косы (cyFынды). Обычно женщина носила три суFынды, две в правой и одну в левой. Некоторые вплетали до девяти накладных кос. К заплетенным волосам невесты посаженая мать сразу же прикрепляла одну суFынды, сделанную из своих волос, а другую - из волос жениха. Последняя называлась хоных хуяFы - броня жизни.

До XIX в. хакасские мужчины носили косичку (киджеге), от которой отрезали прядь для накладной косы невесты. Еще в начале XX в. с головы жениха выстригали три клока волос, которые соединялись с правой косой жены и служили ей оберегом. Если женщина, находясь при смерти, долго мучилась, то считали, что суFынды мужа не давали ей расстаться с ним. Тогда ей расплетали волосы и освобождали от "брони жизни". Вдова по смерти мужа расплетала косы и навсегда убирала суFынды.

Начиная со свадьбы, замужние женщины заплетали свои волосы против часовой стрелки (тискер). После смерти мужа хакаски, оставляя концы волос распущенными, заплетали свои косы по часовой стрелке (onap), т. е. так же, как и девушки. Если женщина имела родных братьев, то со стороны затылка ей приплетали по маленькой косичке (тулуn сурмезi или тулуn палазы - т. е. "дитя косы"). Носили их до тех пор, пока были живы братья. Этой прической показывали свою связь с родом отца.

Хакасия – земля большого числа историко-культурных достопримечательностей и природных красот. Тут находится более 30 тысяч различных памятников с древней и современной историей, общемировой культурной ценностью. Приезжайте в Хакасию, чтобы пройти Тропой предков, побывать в таинственных коридорах Тарпига, узнать секреты Туимского провала.

В регионе сохранились руины древних сооружений, масштабных цитаделей, курганные захоронения, могильники. Огромный интерес ученых и туристов вызывают наскальные рисунки, различные археологические находки, каменные скульптуры. Край на протяжении своей истории знал страницы опустошений и эпохи стремительного развития. Памятники исторических событий по всей территории Хакасии.

Достопримечательности Хакасии: что посетить туристом

Гостеприимная Хакасия – это сказочно прекрасные горы, у подножия которых лежат степи с живописными степными и горными озерами. Водоемы тут с целебной водой (пресной и соленой), реки стремительны. В регионе природные объекты с неповторимым колоритом, привлекающие путешественников — искателей свежих впечатлений.

Смотреть на отдыхе в Хакасии вы будете уникальные музеи под открытым небом и скрытые под толщей почвы. В них историей и природой созданные экспонаты: объекты культурного наследия, археологии, неповторимые ландшафты, подземелья. «Археологическая Мекка» в Сибири – это и есть Хакасия. Край славится тысячами каменных скульптур, курганов.

Интересные природные объекты: пещеры. Их немало в Хакасии. Обязательно рекомендуется туристам посетить Ящик Пандоры. Протяженность подземных коридоров здесь более 35 км. Больше только пещера Орешная. Взорам ступившим в скрытое от солнца царство открываются галереи и великолепно украшенные самой природой залы, каскады и гроты, колодцы, озера с чистейшей водой. Подсчитано, что водоемов в пещере около четырехсот.

Мистическое, культовое место – пещера Кашкулакская или, иначе — «Пещера черного дьявола». Здесь у входа гигантский сталагмит, которому раньше поклонялись как символу продолжения рода, плодородия. Неподалеку от застывшего «стража» кострище. Считается, что пламя здесь полыхало несколько тысячелетий назад. В пещере молились богам, совершали обряды, жертвоприношения.

Озеро Шира – курорт не только местного значения. Оздоровительный эффект здешних вод обеспечивает особый состав с магнезией сернокислой и глауберовой солью. В мире есть еще три аналога озеру Шира. Справедливо водоем, природокомплекс вокруг озера называют жемчужиной Южной Сибири. Всего в Хакасии насчитывается более двух десятков минерализованных водоемов. Здесь с пользой для здоровья принимают ванны, воду употребляют в качестве питья и т.д.

Помимо естественно образовавшихся природных достопримечательностей в Хакасии немало рукотворных объектов, ставших памятниками природы. Туимский провал – потрясающее образование, возникшее в результате добычи полезных ископаемых. Из-под земли тоннами, тысячами вагонеток поднимались руды вольфрама, меди, молибдена. В середине 20-го века рудник стал опасным для работающих тут людей. Законсервированная шахта (кровля) проседала, воронка достигла нескольких метров в диаметре.

В настоящее время Туимский провал шириной 200 метров, на дне его красивейшее ярко-голубое озеро. Цвет водоема не имеет мистического объяснения, хотя в округе бытует немало легенд. Большое содержание меди в почве так влияет на окраску воды. Необычное место привлекает множество поклонников активного отдыха. Здесь снимают ТВ-передачи. Устроители популярного шоу «Фактор страха» организовали в Туимском провале одно из испытаний.

Древние крепости Хакасии

В древней Хакасии люди возводили крепости. Самые известные из них: Чебаки и Хара-таг, Сохатин, Тарпиг. У каждой цитадели своя история. В разное время проводились исследования оборонительных сооружений.

На правобережье реки Черный Июс вершину горы Све-тах украшает крепость Чебаки. Укрепление исследовал первым археолог Клеменц еще в 1888 году. Стены высотой до 1,8 метров сделаны из массивных песчаных плит, большей частью полуразрушены, местами кладка прекрасно сохранилась. Раскопки спустя более ста лет открыли новые секреты крепости. Это уникальный памятник архитектуры и фортификационное сооружение возраста 2 тысячелетия до н.э. (эпоха бронзы).

Крепость Сохатин возвышается на горе Сохатин, что на левобережье речки Белый Июс. Максимальная высота стен – 1,6 метров, а толщина достигает 2 метров. Кладка сохранилась достаточно хорошо. Работали над созданием цитадели грамотные и аккуратные мастера древности. Вход в сооружение с восточной стороны.

Крепость Хара-таг украшает одноименную гору, что в нескольких километрах юго-восточнее улуса Подкамень (Орджоникидзевский район). Крепостные сооружения с внутренними отделениями-секциями, между которыми мощные каменные стены высотой до 2 метров. Плиты песчаника, составляющие стены, сложены плашмя сухой кладкой. В крепости участки изолированы друг от друга, являются абсолютно самостоятельными, что объясняется разными периодами их строительства.

Гряда Сундуки

Уникальный памятник природы Хакасии – горная гряда Сундуки относится к объектам федерального значения. К северу от Абакана высятся поразительной формы горные образования, с которыми связано немало легенд. Протяженность Сундуков более четырех километров. Уфологии и эзотерики сравнивают горную гряду с европейским Стоунхенджем.

Местные шаманы убеждены, что Сундуки – обитель силы и связи с миром духов. В то же время ученые-геологи очень просто объясняют форму возвышенностей и уверяют, что в Хакасско-Минусинской котловине вовсе не редкость, когда у гор и холмов западная сторона пологая, а с востока обрыв.

Каждый из пяти Сундуков пронумерован и так и называется: Первый, Второй и т.д. Также у возвышенностей свои названия по-хакасски. Они не менее самобытны, чем внешний вид гор: Крест-Хая, Орто-Хая. Один из холмов на вершине имеет останцы древней крепостной стены. Есть фрагмент, действительно по форме идентичный сундуку. Говорят, что здесь спрятаны сокровища богатыря Хохо-Бабая. Сундукам посвящена целая экспозиция краеведческого музея в селе Ширы.

Рассказывать о достопримечательностях Хакасии можно долго. Курганы – отдельная история. Упомянем самый крупный археологический памятник Хакасии – Большой Салбыкский курган или Салбыкскую котловину. Пирамида из земли и камня высится на 30 метров и является местом погребения динлинского правителя и его семьи. Впервые памятник был описан в первой половине 18-го века.

За одну поездку по Хакасии невозможно увидеть и половины здешних интересных объектов. Это и самая крупная в России Саяно-Шушенская ГЭС, еще одна жемчужина региона. Грандиозное сооружение с 30-летней историей и сейчас поражает своими масштабами. Об истории ГЭС можно узнать, посетив специальный музей.

Приезжайте в Хакасию! Лето – прекрасное время для активного и познавательного туризма. Но и в другие сезоны Респулика Хакасия подтверждает сравнение с «Сибирской Швейцарией». Вас ждут самобытные праздники, всенародные гуляния – этнический туризм с его незабываемой атмосферой. А знакомство с местными достопримечательностями принесет множество ярких впечатлений.

Компания Е-Транс оказывает услуги по переводу и заверению любых личных документов, например, как:

  • перевести аттестат с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением; перевод аттестата с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением;
  • перевести приложение к аттестату с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением; перевод приложения к аттестату с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением;
  • перевести диплом с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением; перевод диплома с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением;
  • перевести приложение к диплому с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением; перевод приложения к диплому с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением;
  • перевести доверенность с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением; перевод доверенности с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением;
  • перевести паспорт с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением; перевод паспорта с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением;
  • перевести заграничный паспорт с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением; перевод заграничного паспорта с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением;
  • перевести права с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением; перевод прав с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением;
  • перевести водительское удостоверение с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением; перевод водительского удостоверения с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением;
  • перевести экзаменационную карту водителя с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением; перевод экзаменационной карты водителя с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением;
  • перевести приглашение на выезд за рубеж с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением; перевод приглашения на выезд за рубеж с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением;
  • перевести согласие с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением; перевод согласия с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о рождении с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о рождении с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением;
  • перевести вкладыш к свидетельству о рождении с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением; перевод вкладыша к свидетельству о рождении с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о браке с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о браке с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о перемене имени с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о перемене имени с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о разводе с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о разводе с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о смерти с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о смерти с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство ИНН с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства ИНН с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство ОГРН с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства ОГРН с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением;
  • перевести выписку ЕГРЮЛ с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением; перевод выписки ЕГРЮЛ с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением;
  • нотариальный перевод устава, заявления в ИФНС с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением; перевод устава, заявлений в ИФНС с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением;
  • перевести налоговую декларацию с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением; перевод налоговой декларации с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о госрегистрации с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о госрегистрации с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о праве собственности с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о праве собственности с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением;
  • перевести протокол собрания с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением; перевод протокола собрания с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением;
  • перевести билеты с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением; перевод билетов с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением;
  • перевести справку с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением; перевод справки с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением;
  • перевести справку о несудимости с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением; перевод справки о несудимости с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением;
  • перевести военный билет с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением; перевод военного билета с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением;
  • перевести трудовую книжку с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением; перевод трудовой книжки с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением;
  • перевести листок убытия с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением; перевод листка убытия с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением;
  • перевести листок выбытия с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением; перевод листка выбытия с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением;
  • перевести командировочные документы с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением; перевод командировочных документов с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением;
  • и нотариальный перевод, перевод с нотариальным заверением с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением других личных и деловых документов.

    Оказываем услуги по заверению переводов у нотариуса, нотариальный перевод документов с иностранных языков. Если Вам нужен нотариальный перевод с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением паспорта, загранпаспорта, нотариальный с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением перевод справки, справки о несудимости, нотариальный перевод с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением диплома, приложения к нему, нотариальный перевод с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением свидетельства о рождении, о браке, о перемене имени, о разводе, о смерти, нотариальный перевод с хакасского языка на русский язык или с русского языка на хакасский язык с нотариальным заверением удостоверения, мы готовы выполнить такой заказ.

    Нотариальное заверение состоит из перевода, нотариального заверения с учётом госпошлины нотариуса.

    Возможны срочные переводы документов с нотариальным заверением. В этом случае нужно как можно скорее принести его в любой из наших офисов.

    Все переводы выполняются квалифицированными переводчиками, знания языка которых подтверждены дипломами. Переводчики зарегистрированы у нотариусов. Документы, переведённые у нас с нотариальным заверением, являются официальными и действительны во всех государственных учреждениях.

    Нашими клиентами в переводах с хакасского языка на русский язык и с русского языка на хакасский язык уже стали организации и частные лица из Москвы, Санкт-Петербурга, Новосибирска, Екатеринбурга, Казани и других городов.

    Е-Транс также может предложить Вам специальные виды переводов:

    *  Перевод аудио- и видеоматериалов с хакасского языка на русский язык и с русского языка на хакасский язык. Подробнее.

    *  Художественные переводы с хакасского языка на русский язык и с русского языка на хакасский язык. Подробнее.

    *  Технические переводы с хакасского языка на русский язык и с русского языка на хакасский язык. Подробнее.

    *  Локализация программного обеспечения с хакасского языка на русский язык и с русского языка на хакасский язык. Подробнее.

    *  Переводы вэб-сайтов с хакасского языка на русский язык и с русского языка на хакасский язык. Подробнее.

    *  Сложные переводы с хакасского языка на русский язык и с русского языка на хакасский язык. Подробнее.

    Контакты

    Как заказать?

  •  Сделано в «Академтранс™» в 2004 Copyright © ООО «Е-Транс» 2002—2018